«В чем вера крепкая моя…»

7 августа в 06:46
19 просмотров

Если спросить заслуженного ветеринарного врача КЧР Абук-Алия Джамашуевича ЧОТЧАЕВА (на снимке), недавно отметившего свой 80-летний юбилей, какие воспоминания для него как бальзам на сердце, он ответит:
– Воспоминания о родителях. Я появился на свет, как говорят в Америке, «на солнечной стороне общества», не в последнюю очередь потому, что мой дедушка Чотча Коналиевич Чотчаев в начале двадцатого века руководил работой общенародного Тере карачаевцев и был одним из самых честных, неподкупных, бескомпромиссных защитников интересов родного народа, собственно, за это и за большой авторитет среди простых людей он и был избран на этот пост, несмотря на то, что его семья еще до Октябрьской революции арендовала в течение 25 лет земли у кабардинских князей Атажукиных, на которых содержались более трех с половиной тысяч овец и табун в 150 лошадей. Достаточно сказать, что именно события, связанные с именем моего мудрого, благородного деда Чотчи Коналиевича, легли в основу поэмы классика карачаевской литературы Иссы Каракотова «Богач и бедняк»…

Если спросить заслуженного ветеринарного врача КЧР Абук-Алия Джамашуевича ЧОТЧАЕВА (на снимке), недавно отметившего свой 80-летний юбилей, какие воспоминания для него как бальзам на сердце, он ответит:
– Воспоминания о родителях. Я появился на свет, как говорят в Америке, «на солнечной стороне общества», не в последнюю очередь потому, что мой дедушка Чотча Коналиевич Чотчаев в начале двадцатого века руководил работой общенародного Тере карачаевцев и был одним из самых честных, неподкупных, бескомпромиссных защитников интересов родного народа, собственно, за это и за большой авторитет среди простых людей он и был избран на этот пост, несмотря на то, что его семья еще до Октябрьской революции арендовала в течение 25 лет земли у кабардинских князей Атажукиных, на которых содержались более трех с половиной тысяч овец и табун в 150 лошадей. Достаточно сказать, что именно события, связанные с именем моего мудрого, благородного деда Чотчи Коналиевича, легли в основу поэмы классика карачаевской литературы Иссы Каракотова «Богач и бедняк»…
В свое время крупным животноводом был и его старший сын Джамашу – мой отец. Он в совершенстве владел русским, кабардинским языками, все это вкупе с красивой, мужественной внешностью настолько подкупило князя Атажукина, что он захотел породниться с семьей Чотчи, но, прознав об этом, дед тотчас вызвал сына в Большой Карачай и засватал ему семнадцатилетнюю Мекку – девушку из знатного рода Боташевых. Иными словами, мою маму.
Детей у Джамашу и Мекки народилось много – Абук-Али, Азрет-Али, Асият, Марьям, Фатима, Ойсул-Кара, Сулемен, Зарият, вот только трое последних умерли в раннем детстве, в Средней Азии, куда был депортирован карачаевский народ.
Мне было пять лет, когда нас выселяли, и потому я мало что помню, но рассказы отца о родине, о своих достославных предках я запомнил навсегда, потому что рано повзрослел. Будучи подростком, я уже был арбакешем – возил на арбе все необходимое отцу для работы в колхозе в селе Мамаевка Арысского района Южно-Казахстанской области.
В этом селе Абук-Али окончил школу, а тут и 1957 год подоспел. Пришло время возвращаться на родину, но, увы, без родителей, которые остались лежать в песках Средней Азии…
– Помню, отец как-то спросил меня: «На кого бы ты хотел выучиться, сынок?» – вспоминает Абук-Али Джамашуевич. – Я тогда и слова «ветеринар» не знал, но тут же ответил: «Буду лечить кошек, собак, лошадей, коров, в общем, всех животных». «Молодец», – только и сказал отец. Памятуя об этом, как только мы вернулись на родину, я поступил в Ставропольский сельскохозяйственный институт.
В вузе он активно занимался научной и комсомольской работой, не оставлял без внимания и спорт, регулярно становясь призером Ставропольского края по вольной борьбе.
После окончания института Абук-Алия назначили старшим ветврачом-эпизоологом Карачаевской ветстанции. Умение вникать с ходу в суть дела, находить ошибки, раздавать идеи сразу бросилось всем в глаза, и вскоре Чотчаева назначили главным ветеринарным врачом Карачаевского района, в котором находилось самое большое поголовье скота в тогдашней Карачаево-Черкесской автономной области.
Муж моей тети Ширдан Боташев, один из самых известных, авторитетных ветеринаров КЧР, говорил: «Я всегда поражался тому, как быстро Абук-Али умел входить в курс любого дела. Достаточно сказать, что он первым в Карачаево-Черкесии организовал лечебно-кормовые пункты, благодаря его профессионализму на территории Карачаевского района не получили распространения такие заразные болезни, как ящур, бруцеллез, сибирская язва и так далее. Именно он заложил основу искусственного осеменения коров в районе. Его методу лечения «беломышечной болезни» молодняка приезжали учиться молодые ветеринары со всех районов. А сколько семинаров для зооветспециалистов он провел на базе совхозов района, на которых осваивались пути улучшения сохранности скота, его породности, своевременной диагностики болезней животных!»
Это общеизвестный факт. Благодаря кропотливой лечебно-профилактической работе Абук-Али Джамашуевича акклиматизировались, сохранились и стали размножаться в Учкуланском и Даутском ущельях яки и козы, завезенные в Карачаево-Черкесию с далекого Памира, горного Алтая и Узбекистана, а карачаевская порода овец была не только сохранена от полного исчезновения, но и стала бесценным брендом республики. А все потому, что он никогда не был кабинетным «червем». Помните у Сологуба: «Скажу простейшими словами, в чем вера крепкая моя, кто ходит голыми стопами, тот ближе к правде бытия»?
Работа требовала от Абук-Али много физических сил, но взамен давала силы душевные, встречи с такими коллегами, о которых ходили легенды и у которых многому можно было поучиться. Это Ширдан Боташев из аула Каменномост, Дадык Магомедов и Евгения Голополосова, русская женщина, посвятившая всю свою жизнь ветеринарии и Карачаю, из аула Новый Карачай и другие. Более того, он успешно отучился в аспирантуре при Ставропольском сельхозинституте. Содержание кандидатской продиктовала жизнь: «Ликвидация чесоточных заболеваний у коз в условиях Карачаево-Черкесии».
Чотчаев рассказывает мне в деталях о том, как он работал над кандидатской, сколько времени проводил в горах, изучая повадки, особенности коз, страдающих чесоткой, а мне интересно другое: «Ну, понятное дело, чесотка – это сильный зуд, который сразу же бросается в глаза. Но как удается ветеринарам определить другие болезни четвероногих, если они полостные, к примеру, животные ведь не скажут, что болит, не пожалуются?»
– А как педиатр ставит диагноз грудным малышам? Ведь груднички тоже не могут ничего объяснить, лишь заходятся в истошном плаче, – отвечает Абук-Али Джамашуевич мне вопросом на вопрос. – Я возглавлял ветлечебницу, можно сказать, как в чеховские времена. На всех участках, да и в самой ветлечебнице были сплошь допотопные дощатые столы, инструментарий, шовные материалы. Естественно, если какой-то тяжелый, неординарный случай (а в моей практике их было немало), я ставил диагноз «на ощупь», по клинике, опираясь лишь на свой опыт и интуицию.
И опыт и интуиция его никогда не подводили. А еще его отличали ответственность и принципиальность. Неслучайно сегодня он не без гордости говорит:
– В бытность мою главврачом, а я проработал в этой должности восемнадцать лет, не было в городе и в районе зарегистрировано ни одного случая отравления продуктами питания, я имею в виду мясо.
Стоит ли удивляться, что наград за добросовестный труд у Чотчаева немерено? Но есть среди них одна, которой Абук-Али дорожит больше всего. Это почетный диплом, подписанный председателем народного контроля СССР Я. Пельше за активную и плодотворную работу в органах народного контроля.
Обладая большими организаторскими способностями, Абук-Али Чотчаев создал сплоченный коллектив опытных специалистов.
– Каждый был под стать другому – это Казбич Биджиев, Сапар Кубеков, Назбий Болуров, Чермен Нартиков, Иван Бут, Азраиль Ешеров и другие, – подчеркивает Абук-Али Джамашуевич, – и в каждом счастливо сочетались способности, упорство, старание для людей.
В 1980 году Абук-Али Чотчаев становится директором Карачаевской межрайонной ветеринарной лаборатории, где и проработал до выхода на пенсию. Казалось бы, теперь можно и отдохнуть со своей любимой женой, которая подарила ему четверых детей. Кстати, избранницей Абук-Али стала младшая сестра легендарного человека Джаппара Сеитовича Салпагарова, который внес неоценимый вклад в развитие сельского хозяйства республики и проявил бесценное, трепетное отношение к Тебердинскому заповеднику, директором которого он проработал до самой смерти.
Целомудренная, интеллигентная, образованная, очень внимательная к пациентам, такой запомнили заслуженного врача КЧР, заведующую физиотерапевтическим отделением поликлиники ЦРБ в г. Карачаевске Зухру Сеитовну Салпагарову, наверное, все жители Карачаевского городского округа и Карачаевского района.
– Абук-Али Джамашуевич, а какой профессиональный выбор сделали ваши дети?
– По стопам матери пошла лишь Сусанна, она не только окончила Волгоградскую медицинскую академию и ординатуру при ней же, но и возглавила поликлинику, в которой Зухра работала до ухода на пенсию. Остальные трое сделали, как говорится, три шага в разные стороны. Старшая дочь Фатима – кандидат педагогических наук, доцент КЧГУ; Рашид окончил Ростовскую экономическую академию и Ростовскую академию управления, работает заместителем председателя городской Думы КГО; Осман окончил также Ростовскую экономическую академию и юридический факультет в Ставрополе, является генеральным директором фирмы «Инвест» и депутатом Карачаевского городского округа.
– Абук-Али Джамашуевич, я знаю, вы избраны президентом рода Чотчаевых, но не просто отбываете почетную «повинность», а делаете все для того, чтобы помочь сородичам, в частности, советуетесь с людьми, попутно расспрашивая об их проблемах, а потом помогаете по мере возможности нуждающимся; регулярно мобилизуете на то или иное благое дело успешных бизнесменов; благодаря вам и в соавторстве с журналистом Балуа Джазаевым увидели свет книги «Достоин чести», посвященная известному общественному деятелю Магомеду Чотчаеву, в разные времена бывшему председателем Карачаевского облисполкома, депутатом Верховного Совета СССР разных созывов, и «Чотчаевы на службе России». Сейчас собираете материал для третьей книги с условным названием «О подпольно-антифашистском и партизанском движении в 1942 – 1943 гг. КАО». Очень много работаете, желая увековечить еще один поистине большой подвиг карачаевского народа, а именно то, как женщины, старики в годы войны спасали евреев от неминуемой смерти, хотя, на мой взгляд, эта тема была достаточно освещена в печати, в том числе и в нашей газете.
– В том-то и дело, что недостаточно. Да, растиражирован на всю страну, если не сказать – на весь мир, беспримерный подвиг семьи Халамлиевых, еще двух-трех семей, прятавших у себя в годы оккупации еврейских детей, но это, поверьте мне, лишь верхушка громадного айсберга. Наша инициативная группа, в которую вошли педагог из Хасаут-Греческого Абидат Джанибекова, художник Вениамин Хубиев, журналистка Зульфия Кечерукова, художница Джамиля Абаева, учитель русского языка и литературы СОШ № 5 г. Карачаевска Лилия Казиева, объездила практически все населенные пункты республики и собрала такой уникальный, подтвержденный документально материал, что его на две-три книги хватит. Предстоит огромная работа, очень трудоемкая, требующая не только материальных затрат, но и душевных усилий от этих подвижников, которые будут претворять все это в жизнь. Но останавливаться мы не намерены…
– А что-то может вас вообще остановить?
– Разве только мое собственное нежелание что-либо делать, но моя душа все еще легка на подъем. Да и как по-иному, если у меня семь внуков и три внучки. Старший внук Руслан Рашидович окончил военную академию с переводческим уклоном, он в совершенстве знает испанский и английский языки, в данное время находится в Венесуэле. Самому младшему внуку Джамашу Османовичу всего два года, но он может похвастаться тем, что носит имя своего прадеда. Два внука – Джаппар и Даут – близнецы и так радуют душу деда своим успехами в спорте, что меня пугает размер, которого может достигнуть моя любовь к внукам, разумеется, ко всем без исключения.
– Джаппар, Даут, Джамашу, понятное дело, что дети названы в честь именитых дедов и прадедов, но не слишком ли это старомодно?
– На мой взгляд, упразднить старое имя – это то же, что сжечь старинную уникальную книгу.
– А что самое главное в жизни человека, на ваш взгляд?
– Да сама жизнь!
– Так пусть она у вас, Абук-Али Джамашуевич, будет долгой, счастливой, а также шумной и веселой в окружении внуков и внучек!

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях