Грозовое искусство Зульфии Батчаевой

20 ноября в 08:47
10 просмотров

Эта художница стремительно ворвалась не только в мир искусства – в сознание тысяч зрителей Кавказа своей картиной «Фермопилы Кавказа».
Картина вызвала бурное обсуждение – ведь художница коснулась не только избегаемой темы, но и подала сюжет в самой необычной по цветовому и сюжетному решению форме. Сильные, резкие, широкие мазки, тревожные багровые краски, почти кубические фигуры изображали горы… нет, всадников, олицетворяющих горы, защищающие маленькие селения громадой своих хребтов и силой своего дыхания, растворившегося в светлом небе, в первозданной белизне, в вечности… В картине много агрессивных, воинственных багровых оттенков, а пейзаж пропитан мощью стихий и овеществлен энергией человека.
«В картине, – писала пресса, – отражено одно из наиболее значимых событий в истории карач. народа – Хасаукинское сражение, ставшее образом для создания шедевров устного народного творчества карачаевцев, историко-героических песен «Хасаука», «Умар» и других».

Эта художница стремительно ворвалась не только в мир искусства – в сознание тысяч зрителей Кавказа своей картиной «Фермопилы Кавказа».
Картина вызвала бурное обсуждение – ведь художница коснулась не только избегаемой темы, но и подала сюжет в самой необычной по цветовому и сюжетному решению форме. Сильные, резкие, широкие мазки, тревожные багровые краски, почти кубические фигуры изображали горы… нет, всадников, олицетворяющих горы, защищающие маленькие селения громадой своих хребтов и силой своего дыхания, растворившегося в светлом небе, в первозданной белизне, в вечности… В картине много агрессивных, воинственных багровых оттенков, а пейзаж пропитан мощью стихий и овеществлен энергией человека.
«В картине, – писала пресса, – отражено одно из наиболее значимых событий в истории карачаевского народа – Хасаукинское сражение, ставшее образом для создания шедевров устного народного творчества карачаевцев, историко-героических песен «Хасаука», «Умар» и других».
Автору тогда было всего 22 года. Это была дипломная работа студентки худграфа КЧГУ Зульфии Батчаевой – ныне члена Союза художников России и члена правления Творческого объединения художников КЧР «Крокус», участницы ряда региональных, всероссийских и международных выставок, где она отмечалась грамотами и наградами.
Так получилось, что с творчеством Зульфии я познакомилась раньше, чем с ней самой, а ее картины показывала людям во многих странах мира. И уже после, узнав ее ближе, столкнулась с многогранностью ее таланта и широтой мировоззрения…
Зульфия Батчаева выросла в ауле Кумыш. Окончила художественно-графический факультет в Карачаевске. Еще студенткой начала выставляться на различных художественных выставках. Но апофеозом ее студенческой биографии стала та мощная картина – «Фермопилы Кавказа».
Сильные резкие мазки, мозаичность, которая приобретает монументальную скульптурную форму, читаемая трагичность сюжета, абсолютно неженский почерк, нехарактерная для Кавказа палитра… И ни одной второстепенной детали: живоговоряще все – поворот головы, бьющий копытом конь, вершины горы и папахи горцев, уходящие в дымчатое марево… Каждый штрих, каждый удар кистью работает на создаваемый образ.
Впрочем, впечатление от любой из картин Зульфии Батчаевой – ошеломляющее. Поражает и сюжет, и его исполнение. Храня верность классике, художница бесстрашно предается экспериментам.
– Воспитанная школой академического реализма, я до определённого времени боялась сделать шаг в сторону, – рассказывает Зульфия. – Но в один прекрасный день дала себе отмашку – и позволила себе быть собой. Наверное, мне не хватало этой свободы, поэтому стала играть красками, выходить за рамки классицизма.
Зульфия не просто играла красками – она переливалась ими, не просто вышла за рамки – устремилась вперед семимильными шагами. И повторить или обыграть ее палитру с точным попаданием в каждом оттенке и переходе сможет не каждый: эти цвета художница буквально проживает в момент написания картины.
Позволив себе быть свободной, Зульфия писала без отдыха. Один за другим на свет появлялись ее «Мирный договор», «Возрождение», «Станет погибший не горстью земли, а стражем в небесном саду», «Скачки», «Танец с кинжалами», «Фамильные тамги», «Земля алан», «Охота во владениях Апсаты» – словом, более трех десятков картин. Часть этих картин находится в частных коллекциях и музеях России, Турции.
Ее первые работы представляют собой многофигурные композиции на исторические темы, а сюжеты этих картин сложны и многоплановы. Используемые Зульфией приемы живописи работают на осуществление замысла и содержания, на равновесие и гармонию всех деталей картины.
– В пейзажном жанре и композиционных работах я работаю в основном в реалистическом направлении с элементами экспрессионизма, – рассказывает художница. – Строго выраженной концепции творчества у меня нет, но неизменной темой остается исторический путь моего народа.
Творческое и жизненное кредо Зульфии Хасановны базируется на трех «не» – непритворность, неповторимость, независимость.
Любимые цвета художницы – те, которыми она работает на холсте в данный момент. Но дело в другом – в ее точном попадании в цвет, в нюанс, в настроение, в драму! Какое чутье или качество художника позволяет выбрать эту самую нужную краску, оттенок, ту невесомую полутень, придающую взгляду или выражению лица скорбь, отрешенность, спокойствие, гордость? Или этот горестный излом брови горянки на картине «Станет погибший не горстью земли, а стражем в небесном саду»? Долго ли этот излом вырисовывался или был написан одним движением кисти, при этом передав боль, экспрессию и неизменный психологизм, характеризующий каждую ее работу?
Или вот еще одна картина – «Аланка», на которой изображена молодая девушка с невероятным взглядом, устремленным в свою многовековую прапамять, в неожиданные, незабытые воспоминания, в непрожитые ею столетия. Невозможно написать такой взгляд, если сам не являешься носителем и хранителем праистории…
Нетривиальный, тревожащий, будоражащий, трепетный мир картин Зульфии Батчаевой не оставляет равнодушным никого. Зритель пристально вглядывался не в её полотна – в своё родо-племенное прошлое. Несмотря на абсолютно карачаевскую подоплеку, творчество Зульфии общенационально, поэтому в ее картинах балкарец, вайнах или адыг видят историю своего народа.
Еще одна работа в жанре сюжетной картины «Охота во владениях Апсаты» написана по мотивам предания об азартном охотнике Бийнегере. Увлекшись погоней за белой ланью, он попадает в мрачные владения покровителя диких животных и охоты Апсаты и, целясь в него, не просто проявляет свою дерзость и бесстрашие – он нарушает хрупкий баланс человека и природы. И за это будет наказан, как и любой человек, кто нарушит великое равновесие мироздания.
И хотя историческая и эпическая темы являются главными в творчестве Зульфии Батчаевой, художница пробует себя одновременно в разных направлениях. Например, сейчас ее интересует абстрактное искусство, к которому она пришла, потому что хочется чего-то нового, отличного…
Искусство – это закон сообщающихся сосудов, и часто художник черпает подпитку, к примеру, из музыки, поэзии и т.д. Зульфия признается, что в тяжелые моменты своей жизни читала Блока. И когда я увидела ее абстрактную картину «Ущелье», то поразилась, насколько эта картина соответствует романтическому, сумеречному Блоку:
     Как океан меняет цвет,
     Когда в нагроможденной туче
     Вдруг полыхнет мигнувший свет, –
     Так сердце под грозой певучей
     Меняет строй, боясь вздохнуть…

И просто невероятно, что такие одинаковые стихии бушуют в этих двух разных во всем художниках, как совпадают в словах и красках их грозовое, стихийное начало…
Зульфия Батчаева, как и все талантливые люди, не замыкается в рамках одного вида искусства. Она много работает над современным женским костюмом в этностиле, оформленным национальным узором в виде рога и трилистника. Впрочем, в этот узор Зульфия внесла и нехарактерный для карачаевцев цветочный рисунок и растительный орнамент.
Она также занимается компьютерным дизайном, оформлением книг и иллюстрациями к ним. Так, Зульфия Батчаева выступила иллюстратором книги Т. Каппушевой «Легенды о нартах». А в 2011 году художница оформила и выполнила верстку книги Исмаила Семенова «Зикирле».
Зульфия выступала в печати и как автор публикаций о художниках, искусстве, этике, традициях и истории национального костюма. Одна за другой выходили в журнале «Карачаево-Черкесия» ее статьи «Горянками не становятся – ими рождаются», «Национальные традиции в современном дизайне одежды», «Традиции и современность. Руслан Маршанкулов», «Запад – Кавказ – Восток. Национальная мода – этнический стиль», «Огонь и сталь. Здесь куют металл. Бачиев Хамзат», «Жить, как все, нам скучно» и др.
И все-таки главным в ее жизни остается живопись. Потому что это, без громких слов, ее призвание…

Шахриза БОГАТЫРЕВА
Поделиться
в соцсетях