Дороги Магомета Салпагарова

25 февраля в 07:34
2 просмотра

Сегодня, когда так много говорят и пишут о войне, особенно в преддверии 75-летия Великой Победы, каждый вспоминает что-то свое, личное, связанное с этим событием. Вспоминают своего отца и деда, конечно же, и в семье Магомета Юсуфовича Салпагарова.
Он родился в 1918 году в Учкулане в крестьянской семье – большой, дружной, трудолюбивой, в которой все дети всегда ощущали крепкое плечо отца и любовь матери.
Никаких гимназий, университетов Магомет по тем временам не кончал, более того, не сумел получить полного среднего образования, ибо Карачай в те годы хорошо лихорадило от репрессий 30-40-х, но люди, близко знающие юношу, всегда отмечали в нем неординарный интеллект. Не зря, когда 18-летний Магомет пришел устраиваться на работу в Учкуланский районный дорожный отдел, его сразу же назначили дорожным мастером. В 1938 году Салпагарова призвали в армию.

Сегодня, когда так много говорят и пишут о войне, особенно в преддверии 75-летия Великой Победы, каждый вспоминает что-то свое, личное, связанное с этим событием. Вспоминают своего отца и деда, конечно же, и в семье Магомета Юсуфовича Салпагарова.
Он родился в 1918 году в Учкулане в крестьянской семье – большой, дружной, трудолюбивой, в которой все дети всегда ощущали крепкое плечо отца и любовь матери.
Никаких гимназий, университетов Магомет по тем временам не кончал, более того, не сумел получить полного среднего образования, ибо Карачай в те годы хорошо лихорадило от репрессий 30-40-х, но люди, близко знающие юношу, всегда отмечали в нем неординарный интеллект. Не зря, когда 18-летний Магомет пришел устраиваться на работу в Учкуланский районный дорожный отдел, его сразу же назначили дорожным мастером. В 1938 году Салпагарова призвали в армию.
Когда началась война, Магомета, никогда не видевшего море, направили на службу на Северный флот.
Положение на фронтах было тяжелым, и уже в 1942 году Салпагаров в звании старшего сержанта воюет в 125-м стрелковом полку на 3-м Украинском фронте.
1943 год будет самым памятным и самым радостным для него, потому что почти пять месяцев продолжалось летне-осеннее наступление войск Украинского фронта, которое увенчалось выдающимися победами наших войск, которые продвинулись на запад на 300-600 километров. Он шлет домой радостные письма, а в ответ тишина. Откуда Магомету было знать, что именно осенью 43-го весь карачаевский народ был депортирован в Среднюю Азию.
В 1944 году командиру взвода 31-го гвардейского корпуса М. Салпагарову за отличные боевые действия при прорыве обороны противника на Днестре приказом Верховного Главнокомандующего т. Сталина будет объявлена благодарность.
Много позже на вопрос детей: «Как же все-таки удалось переправиться через Днестр?» отец скупо ответит: «Днестр мы форсировали в 1944 году, а за предыдущие три года накопили хороший опыт. По дороге на запад встречались реки, протоки, болота, которые приходилось преодолевать с ходу, без предварительной разведки этих препятствий и какой-либо подготовки».
Особо запомнилась Магомету Салпагарову другая река Европы. В приказе Верховного Главнокомандующего И. Сталина, которым была объявлена благодарность Салпагарову за отличные боевые действия при форсировании реки Дунай и прорыве обороны противника, об этом говорится скупо: «Войска 3-го Украинского фронта в течение двух дней овладели окружными и районными центрами Венгрии – городами Сексард, Капошвар, Пакш, Беньхад, Домбовар – крупными узлами коммуникаций и важными опорными пунктами обороны противника, а также с боями заняли более 300 других населенных пунктов».
А это был декабрь 1944 года… Мороз такой, что к чему железному прикоснись – оставишь кожу. Ветер, сила которого упорно не желает идти на убыль, рвет на тебе в клочья полы полушубка. Первыми вызвались преодолеть водный рубеж десять человек, среди которых был и Салпагаров. Бойцы не только перебрались на противоположный берег без потерь, но и, быстро заняв передовую траншею, организовали круговую оборону, которая позволила, точнее, обеспечила более-менее безопасное форсирование Дуная для остальных.
Для освобождения народов Европы советская армия в 1944-45 годах провела несколько крупнейших стратегических акций, в результате которых освободила полностью или частично территорию десяти стран Центральной и Юго-Восточной Европы. У меня на руках вкладыш красноармейской книжки Магомета Салпагарова, куда занесены благодарности от т. Сталина освобождение городов Галац, Будапешт, Чорна, Капувар, Сомбатель, Кёсег, Шопрон, взятие городов Нойштадт, Эйзенштадт, Нойнкирхен и других…
О боевых подвигах командира взвода 31-го гвардейского корпуса 3-го Украинского фронта Магомета Салпагарова писала не одна фронтовая газета, было дело, две газеты он даже послал родным, потом долго переживал, еще подумают, что хвастается… Но связь с родными была прервана. Магомет ничего не знал о депортации народа, но зато искренне недоумевал, когда узнавал, что того или иного карачаевца сняли с фронта и отправили в Сибирь на лесоповал. Об отправке в Сибирь Салпагарова и речи быть не могло, потому что за него стояло горой все начальство корпуса, только об этом он узнает лично при взятии Вены от начальника штаба Украинского фронта генерал-лейтенанта Семена Павловича Иванова, который скажет: «На войне как на войне. Спасти твой народ от опалы не в наших силах, а вот отстоять тебя было делом нашей чести. Возьмем Вену, а там и до Победы рукой подать. Вернешься домой, а там все встанет на свои места. Помяни мое слово, Салпагаров».
Но красавицу Вену, прикрывающую пути к южным районам Германии, было не так-то легко взять. С запада ее прикрывали горы, с севера и востока – многоводный Дунай, по всему обводу города фашистами были вырыты рвы, установлены противотанковые и противопехотные заграждения. Это был апрель 1945 года. Магомет Юсуфович запомнил этот день отчетливо, потому что перед солдатами и офицерами в тот день выступил командующий 3-м Украинским фронтом Ф. Толбухин и не приказал, а попросил: «Действуйте хитрее, внимательнее, а главное, бережнее, дабы предотвратить разрушение одного из красивейших городов мира».
Наверное, мало кто сегодня помнит или знает, но в ходе боев за подступы к Вене и за город Вену с 16 марта по 13 апреля войска 3-го Украинского фронта разгромили одиннадцать танковых дивизий немцев, в том числе 6-ю танковую армию СС, взяли в плен более 130 тысяч солдат и офицеров, уничтожили и захватили 1345 танков и самоходных орудий, 2250 полевых орудий и много другого военного имущества. В одном из этих боев впереди Магомета встал огненный столб, и, не успев еще понять, он потеряет сознание… Салпагаров был ранен в плечо, левую руку и правую ногу, тем не менее, отлежавшись в походной «больничке» всего неделю, вновь вернулся в строй. Из Вены путь лежал в Прагу, где он и встретил Победу!
Демобилизовался Магомет Салпагаров в 1946 году. Семью нашел в Киргизии, только встречу с ней назвать радостной язык не повернется. Его встретили три родные безутешные сестры, три сестры-сироты… Отец Юсуф умер в 1945 году, не сводя глаз с центральной улицы киргизского аила, по которой должен был вернуться с фронта его сын. Мама же Магомета умерла, когда ему было девять лет…
Кавалер ордена Красной Звезды, обладатель медалей «За отвагу», «За взятие Вены», «За взятие Будапешта», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» Магомет Салпагаров начинает работать в Киргизии дорожным мастером, там же повышает квалификацию при Главном дорожном управлении при Совете Министров Киргизской ССР и становится дорожным техником. Потому, когда возвращается на родину в 1957 году, вопрос, куда идти работать, перед ним не стоит. Естественно, в дорожный отдел Карачаевского района, который он возглавит ровно через месяц и проработает в этой должности до выхода на пенсию.
Уделяя каждому сотруднику внимание – добрым словом, поступком, участием в его судьбе, Магомет Юсуфович не уставал повторять: «Это не только почетное дело – строить дороги. Это ответственное дело – дороги должны быть безопасными».
Дороги, проложенные заново, восстановленные проселочные улицы, знаменитый красный мост, ведущий в высокогорный Дуут, очень быстро вдохнули жизнь в ущелья Карачаевского района. Салпагаров не строил городских магистралей, все больше старался для простых селян, и они платили ему сторицей. Вот что, к примеру, говорили о нем недавно ушедший из жизни заслуженный учитель РФ Сосланбек Джанибеков и ныне здравствующий старейшина аула Хурзук Юсуф Борлаков: «Всегда были, есть и будут люди, которые являются для тебя мерилом человеческих достоинств и жизненным примером, – таким для нас был Магомет Салпагаров».

Фото из семейного архива.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях