«Положим же души свои вместе с нашей паствой…»

24 апреля в 12:38
168 просмотров

Великая Отечественная война стала страшным испытанием для нашего народа. Гибель и неимоверные страдания миллионов людей стали платой за свободу и независимость нашей Родины. В горниле войны наше общество преобразилось. Сражаясь плечом к плечу с общим врагом, отдавая свои жизни за общую Родину, представители разных народов, говорящие на разных языках, исповедующие разные религии, почувствовали себя единым целым. Многое изменилось в нашем обществе. Серьезная трансформация произошла и в такой сложной социальной сфере, как государственно-конфессиональные отношения.

В довоенный период советской властью на территории Карачаевской и Черкесской автономных областей, как и во всей стране, проводилась активная политика вытеснения религии из общественной жизни. Провозгласив и закрепив в Конституции принцип свободы совести, Советское правительство, тем не менее, осуществляло жесткую репрессивную политику против религиозных объединений, которая оправдывалась «настойчивыми требованиями» и «интересами» народных масс. Десятки церквей, мечетей, молельных домов в КАО и ЧАО были закрыты, превращены в клубы или зернохранилища, а духовенство подвергалось репрессиям. Вторгаясь в нашу страну, фашистские стратеги рассчитывали, что после перенесенных страданий люди отвернутся от большевистского руководства и станут на путь сотрудничества с захватчиками.

Однако, несмотря на перенесенные страдания, верующие приняли самое активное участие в освободительной борьбе народов СССР против фашизма. Чувство патриотизма оказалось сильнее обид. О поддержке справедливой освободительной войны против фашизма заявили руководители всех религиозных организаций. Обращаясь к верующим с патриотическими посланиями, они призывали их достойно выполнить свой религиозный и гражданский долг, оказать всю возможную помощь нуждам фронта и тыла.

Уже в первый день войны 22 июня 1941 года патриарший местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) написал свое первое обращение-воззвание к пастве: «Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину… Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью Родины, кровными заветами любви к своему Отечеству. Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божиею помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге пред Родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы – православные, родные им и по плоти, и по вере». Особые задачи митрополит Сергий поставил перед православным духовенством: ободрять малодушных и колеблющихся, утешать огорченных. «Положим же души свои вместе с нашей паствой» – этот призыв патриаршего местоблюстителя нашел действенное воплощение в делах многих сотен священнослужителей. В заключение владыка Сергий заверил, что Православная церковь, всегда разделявшая судьбу народа, не оставит его и теперь: «Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг. Господь нам дарует победу».

Воззвание рассылалось по епархиям, церквам и приходам, вызывая ответные патриотические чувства у миллионов верующих. В своих письмах в Патриархию они сообщали о повсеместно начавшихся добровольных сборах пожертвований на нужды фронта и обороны страны. Верующие охотно сдавали не только деньги, облигации государственных займов, но и вещи, обувь, драгоценные предметы. И в последующем послания митрополита Сергия, а их было более двадцати, с призывом к верующим жертвовать на нужды Отечества встречали самую горячую поддержку.

Активное участие в борьбе с фашизмом приняли и советские мусульмане. В мае 1942 года в Уфе собрался съезд представителей мусульманского духовенства и верующих. Выступивший на нем председатель Центрального Духовного управления мусульман муфтий Абдурахман Расулев, призывая выполнять заветы великого пророка Мухаммеда, подчеркивал, что любовь к Родине и ее защита являются одним из условий веры; что помощь воину, идущему на фронт, вооружением равносильна участию в сражении, а мирный труд мужчин и женщин, занявших рабочие места ушедших на фронт воинов равносилен участию в бою. Он призвал мусульман, не жалея сил, «сражаться на поле брани за освобождение великой Родины, всего человечества и мусульманского мира от ига фашистских злодеев». А оставшихся в тылу мужчин и женщин призвал приложить «все силы для изготовления всех необходимых предметов для успешного ведения Отечественной войны и обеспечения жизни населения». Вслед за муфтием мусульманское духовенство в проповедях, обращениях, на страницах газет и в радиопередачах, при встречах с верующими призывало паству достойно выполнять свой гражданский и религиозный долг. Мусульманские организации поддерживали семьи воинов, ушедших на фронт. Мечети стали местом сбора материальной помощи для нуждающихся граждан. В каждом населенном пункте выделялся служитель культа, который организовывал эту работу.

На Северном Кавказе православные и мусульманские общины активно проводили сборы средств. В дело победы над фашистской Германией внесли свою лепту и православные верующие Черкесской автономной области. Помимо сбора денежных средств, прихожане собирали теплые вещи и продукты. Покровская церковь г. Черкесска взяла шефство над Кисловодским госпиталем, куда в течение 1944-45 годов направлялись посылки с продуктами для раненых. Кроме этого Покровская церковь провела сбор значительных денежных средств для авиаэскадрильи «Красная Черкесия». Молитвенные дома станиц Сторожевой и Исправной за март-апрель 1943 года внесли на постройку танковой колонны «Ставропольский колхозник» свыше 16000 рублей. Одна только Петропавловская церковь ст. Зеленчукской в июне 1943 года на строительство танковой колонны «Ставропольский колхозник» собрала около 20000 рублей. Активно собирали средства церковные советы ст. Кардоникской, с. Маруха. На танковую колонну «Дмитрий Донской» сбор средств проводили верующие станиц Усть-Джегутинской и Красногорской. За один лишь март им удалось собрать свыше 5000 рублей. Следует подчеркнуть, что, собирая деньги, вещи и продукты в церкви, прихожане одновременно участвовали в аналогичных акциях, которые проводили колхозы и предприятия, на которых работали верующие.

Вклад православных ЧАО в оборону получил самую высокую оценку. 28 февраля 1945 года газета «Красная Черкесия» опубликовала письмо, в котором И. В. Сталин просил Благочинного Православных церквей ЧАО, настоятеля Покровской церкви г. Черкесска протоиерея Георгия Захаровича Кубанского и церковного старосту Прокофия Павловича Бондаренко передать духовенству и верующим г. Черкесска и Черкесского благочиния, собравшим 171354 рубля в фонд обороны Союза ССР, свой привет и благодарность Красной Армии.

Важно отметить тесное сотрудничество православных и мусульманских общин во время проведения акций по сбору помощи армии. В сентябре 1943 года 600 православных верующих ст. Усть-Джегутинской вместе с настоятелем церкви протоиереем Львом Тарановым обратились к верующим Карачая со словами: «Мы, верующие, прихожане церкви станицы Усть-Джегутинской, собравшись сегодня на молитву в храм, единодушно просим Вас, братья и сестры, не медля ни одного дня собрать для наших дорогих воинов побольше теплых вещей».

Ровно через месяц газета «Красный Карачай» писала, что «отвечая на обращение верующих ст. Усть-Джегутинской, верующие а. Терезе Малокарачаевского района принимают самое энергичное участие в восстановлении хозяйства аула, разрушенного немцами, и в оказании помощи Красной Армии путем сбора средств, продуктов и теплых вещей. Мы уже собрали и внесли в фонд Красной Армии 27 овчин, 53 кг шерсти, 700 шт. яиц, 5000 рублей деньгами, и кроме этого 1500 рублей в фонд оказания помощи семьям военнослужащих».

В апреле 1943 года верующие а. Псыж обратились ко всем верующим мусульманам Черкесской автономной области «объединить все свои усилия для полного разгрома ненавистного врага» и поддержать «благородное и святое дело помощи Красной Армии». Верующие старики а. Псыж: Исмаил Хатков, Даут Чикатуев, Ибрагим Куджев, Мухаммед Пшенатлев, Адам Хачуков, Сахат-Гирей Шавтиков, Шугаиб Кармов внесли на строительство танковой колонны «Ставропольский колхозник» по 1000 рублей.

К началу 1943 года общая политическая обстановка в стране и положение на фронтах, широкая патриотическая деятельность религиозных организаций, а также причины внешние: стремление сузить возможности немецкой пропаганды по использованию религиозных проблем, желание снять в общественных кругах стран-союзниц предубеждение в отношении церковного курса советского правительства и, наконец, намерение сплотить все антифашистские силы, включая и религиозные организации, предопределили шаги Верховного Главнокомандующего и председателя Совнаркома СССР И.В. Сталина по дальнейшей нормализации государственно-церковных отношений. Религия, в недавнем прошлом институт-изгой, подлежащий уничтожению, вновь вернулась в общественную жизнь.

В сложившейся ситуации шло быстрое возрождение религиозных институтов, возобновление религиозной жизни. 8 сентября 1943 года на Соборе епископов был избран Патриарх Московский и Всея Руси – Сергий (Страгородский).

Советское правительство дало согласие на создание трех Духовных управлений мусульман: Средней Азии и Казахстана в Ташкенте, Северного Кавказа в Буйнакске, Закавказья в Баку. Организационный съезд мусульман Северного Кавказа состоялся 20-23 июня 1944 года в г. Буйнакске ДАССР.

Власть не возражала против восстановления сбора закята – налога в пользу нуждающихся мусульман, с которым упорно боролись в 20-30-е годы. С 1944 года разрешено было и паломничество мусульман к святым местам в Саудовской Аравии.

Ослабление режима ощутили и в регионах: за период с 1944 по 1947 годы в ЧАО были зарегистрированы 6 православных, 3 баптистских и 9 мусульманских общин.

Власть осознала важность и нужность для государства такого «несоветского» социального института как религия. И хотя этот институт по-прежнему оставался чуждым для общества «победившего социализма», о том, чтобы возвращаться к политике открытых репрессий в отношении духовенства речи уже не шло.

Н. КРАТОВА
доцент, кандидат исторических наук
Поделиться
в соцсетях
75 лет Победы Великая Отечественная война ВОВ епархии история мусульманское духовенство патриотизм Покровский храм православие религия церкви