Вот такой был мой дед – Геннадий Воробьёв

28 апреля в 13:13
16 просмотров
Геннадий Максимович ВОРОБЬЕВ
Геннадий Максимович ВОРОБЬЕВ

В семье Воробьевых всегда, сколько я себя помню, трепетно сохраняли память о Геннадии Максимовиче Воробьеве, погибшем в Великую Отечественную войну. И пусть он не воевал на переднем фронте, не ходил в разведку, не штурмовал рейхстаг, он честно и мужественно защищал свой народ, как умел, как велели его совесть и долг.

И чем старше я становлюсь, чем дальше от нас эти страшные, опаленные войной годы, тем чаще я задаю себе вопрос: «А каким он был, мой дедушка, Геннадий Максимович Воробьёв?»

Сопоставляя отрывочные сведения, которые слышала в детстве и юности о нем, рассказы моего отца, тех, кто общался с Геннадием Максимовичем до войны, понимаю, он был лучший. Когда-то в романе Виля Липатова прочитала фразу, запомнившуюся на всю жизнь: «Смерть всегда выбирает лучших». Вот и выбрала она моего 37-летнего деда, одного из самых молодых первых секретарей обкома партии в стране, которым он стал в 35 лет. Почему же лучший? Судите сами – он был гармонистом в селе, а гармонист – он же первый парень на селе, высокий, красивый, с открытой улыбкой и пытливым умом. Его, рабочего, выбирают для учебы на рабфаке, в 1930 году выдвигают в «двадцатипятитысячники», отправляют председателем колхоза в Ивановской области, поднимать хозяйство страны после войны и разрухи, а ведь ему всего 25 лет!!! В 33 года Геннадий Максимович становится первым секретарем Буденновского райкома партии и выводит район на высокий уровень. Хозяйства района достигли таких производственных успехов, что стало возможным их участие в первой Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. За высокие трудовые успехи, достигнутые в сельском хозяйстве, в 1940 г. дед был награждён орденом «Знак Почёта».

С марта 1940 года Воробьев – первый секретарь Черкесского обкома партии. Все ладилось и в семье, и на работе. Но суровая война внесла трагические коррективы в судьбу Геннадия Максимовича. Началась работа по переводу экономики и сельского хозяйства области на военные рельсы, предстояло решать вопросы мобилизации, эвакуации мирного населения, поддерживать боевой дух соотечественников.

К лету 1942 года угроза оккупации нависла над Северным Кавказом. Потеряв надежду захватить Москву, фашистские полчища рвались на землю нашей малой родины, чтобы пробиться в Закавказье через перевалы. Части регулярной Красной армии не успевали переформироваться для ведения боевых действий на Кавказе, оказалось, что перевалы защищать некому, в связи с чем принимается решение сформировать партизанские отряды на территории Черкесии и Карачая, которым и предстоит сдержать натиск обученных, отлично вооруженных фашистских частей. В горах Карачая и Черкесии в начале августа 42-го действовало 15 партизанских отрядов. Руководство партизанским движением на местах осуществляли первые секретари обкомов – в Карачаевской области – Максим Романчук, в Черкесской – Геннадий Воробьёв. Отряды (по 25-100 человек) состояли в основном из гражданских лиц: партийных и хозяйственных работников, комсомольцев, самыми подготовленными из которых были работники НКВД. Поставлена задача – остановить и задержать стремящиеся к перевалам регулярные части гитлеровцев, любой ценой выиграть время.

Открытие мемориальной доски Г. М. ВОРОБЬЕВУ
Открытие мемориальной доски Г. М. ВОРОБЬЕВУ

Черкесский партизанский отряд, как вспоминал один из оставшихся в живых молодой в те годы партизан Е.Белоусов, насчитывал немногим более 100 человек, местом дислокации был избран район Архыза, который, по расчетам командования, должен был остаться в тылу у немцев. На вооружении партизанского отряда имелись один станковый и два ручных пулемета, винтовки и несколько автоматов. 16 августа отряд вступил в свой первый бой, затем еще и еще. Кончались боеприпасы, не было связи с руководством краевого партизанского отряда, базы для отступления оказались не подготовлены. Вот и выживали, как могли, искали связь, вступали в перестрелки с врагами, отходили, переводили дыхание и силы, и опять… Люди встречались на пути партизан всякие: и те, кто бескорыстно помогал, но, к сожалению, были и другие. Отряды, руководимые Воробьевым, провели более 10 боевых схваток с немецкими полицейскими, причинили немцам значительные потери, вели борьбу на протяжении 3-х месяцев.

Сделав все возможное и невозможное, партизаны пытались пробиться из окружения, разбившись на небольшие группы. И вот он, последний бой.

Группа Воробьёва решила выйти в верховья р. Малки (на границе с Кабардино-Балкарией), перейти линию фронта и влиться в действующие части Красной армии. На переход требовалось четверо суток. В районе прииска Мушт, расположенного в верховьях Малки (по другим источникам – в районе перевала Бурун-Таш), группа наткнулась на засаду, которую противник устроил специальному отряду войск НКВД, шедшему в обход Эльбруса к аулу Хурзук. Воспользовавшись плотным туманом, нацисты и полицаи незаметно приблизились к партизанам и открыли по ним огонь.

При прорыве вражеского огневого кольца погибли 37-летний Геннадий Максимович Воробьёв, 32-летний политрук отряда Пётр Моисеевич Мирошников, до войны работавший первым секретарём Черкесского райкома ВКП(б), и 34-летний связной краевого штаба партизанского движения (южная группа) в отряде «За Родину» Фёдор Васильевич Кобзев.

В официальных источниках сообщается, что это случилось в субботу 10 октября 1942 г. (в тот день деду исполнилось бы 37 лет).

В 1965 году орден Отечественной войны I степени и медаль «Партизану Отечественной войны» I степени, которыми Г. Воробьёв был награждён посмертно, вручили его вдове и старшему сыну Леониду. К сожалению, место, где покоятся останки погибших партизан, до сих пор не установлено, Геннадий Максимович числится пропавшим без вести.

 Передовики Черкесской автономной области
Передовики Черкесской автономной области

В годы моей учебы в институте преподавателем по философии была Раиса Наумовна Китайгородская, которая, знакомясь с новыми студентами, уточнила у меня по фамилии, не родственница ли я Геннадию Максимовичу Воробьеву. Услышав мой ответ, что я – его внучка, она оживилась, ее глаза потеплели.

Только самые добрые слова услышала я о своем деде, с которым она встречалась по работе в Ставропольском крайкоме партии, как об удивительно умном, эрудированном, воспитанном и открытом человеке. Что ж, после такой оценки пришлось соответствовать и стремиться к лучшему все годы учебы у нее.

Свидетельством того, что Геннадий Максимович умел дружить и дорожить людьми, послужит и тот факт, что до последних дней своей жизни дружили со всей нашей семьей оставшиеся в живых партизаны и их семьи: Евгений Исидорович Белоусов и Николай Дмитриевич Ростокин, Юрий Мельников. Общались между собой и вдовы погибших партизан. Так уж случилось и в моей жизни, что, будучи подростком, знакома была с внучкой П. Мирошникова – Мариной, правда, потом судьбы наши разошлись.

В честь моего деда Е. Белоусов назвал своего сына Геннадием, Геннадиями при рождении стали сын племянника Геннадия Максимовича и его правнук – сын моей старшей сестры.

В г. Черкесске на стене дома по улице Красноармейской, 52 в память о Г. Воробьёве установлена мемориальная доска, его именем названа улица в г. Черкесске, в Центре образования №11 г. Черкесска есть «парта Героя – Воробьева Геннадия Максимовича». Нашей семье есть кем гордиться, на кого равняться. Жаль, что с нами была только память, не ощутили мы его теплых рук, не услышали его добрых слов. Вместе с миллионами наших граждан он отдал свою жизнь за свободу нашей Родины. Сколько добра и пользы принесли бы павшие в боях в наш мир!!! У Юлии Друниной есть стихотворение «Зинка», а в нем слова: «Мы не ждали посмертной славы, мы хотели со славой жить…». Это и про них – молодых и сильных, преданных своей Родине и народу. Вот такие были наши деды, завоевавшие нам мир. Они были лучшими, а мы стараемся быть достойными их памяти.

Н. ВОРОБЬЁВА
Поделиться
в соцсетях
75 лет Победы биография Великая Отечественная война воспоминания Геннадий Воробьёв люди партизаны судьба человека участник ВОВ