День республики № 96 от 07.07.2020

Черкесские сады – адыгский феномен

8 июля в 15:59
14 просмотров

Черкесские сады – тема обширная, требующая серьезного исторического и научного подхода, что в формате одной газетной публикации – непозволительная роскошь. Передо мной и не стоит такая задача. Эти исследования уже давно в той или иной степени проведены, по их следам изданы книги, сделаны научные публикации и сняты передачи. Одна из последних – цикл передач на кабардинском языке нашего коллеги Астемира Шебзухова. Свою же задачу вижу в том, чтобы еще раз напомнить нашим читателям о таком феномене в культуре черкесов, как отношение к природе и, в частности, к садоводству. С тех пор, как начала вести рубрику «Сад-огород», от обычных садоводов слышу одну и ту же фразу: «Садоводство в моей крови». Причем это может сказать человек, абсолютно не имеющий отношения к этому делу. Но выращивание плодовых деревьев на своем приусадебном участке является для него отдушиной от повседневных забот. Не обладая специальными знаниями, человек в какой-то момент может решить заняться садоводством и делает это как профессиональный агроном. Через несколько лет деревья начинают приносить хороший урожай и доход его семье. Но на вопрос, откуда в нем садоводческие способности, ответить не может. Думаю, вполне логично предположить, что многие из нас унаследовали способности своих предков-адыгов, когда-то превративших даже леса в естественные природные сады.

Философия жизни

По утверждению кавказоведов, одна из величайших загадок в истории Северного Кавказа – древние черкесские сады. На большом пространстве, где когда-то жили адыги, прямо в лесах попадаются многокилометровые плодовые насаждения: яблони, груши, айвы, алычи, орешника… По оценкам ведущих современных агрономов, они, на удивление, искусно привиты и, несмотря на древность, до сих пор плодоносят. После присоединения Кавказа к России многие путешественники, побывавшие в этих местах, с удивлением наблюдали великое множество старинных адыгских садов, пришедших в полное запустение, но продолжавших поражать своей обширностью, плодовитостью и уровнем агрономической культуры.

Президент Московского археологического общества графиня Прасковья Уварова в ходе своей кавказской экспедиции 1886 года с горечью отмечала: «На многочисленных полянах видим запущенные черкесские сады с множеством фруктовых деревьев, ныне одичалых». Речь идет даже не об отдельных плодовых посадках, а о целой фруктовой империи.

Уже в XX столетии академик Мичурин написал статью с красноречивым заголовком «Черкесские сады ждут своих селекционеров». Он писал: «Об изумительном богатстве так называемых старых черкесских садов мне известно давно. Дикие заросли плодово-ягодных растений Адыгеи представляют собой ценнейший исходный материал для селекционеров Кавказа». Еще один зачинатель советской селекционной науки – академик Жуковский много лет посвятил изучению садоводческого наследия адыгов и пришел к выводу, что именно здесь находилась древняя прародина основных плодовых культур всей Евразии. Вот что он писал о появлении в Европе домашней груши: «Вряд ли Средиземье имеет приоритет в происхождении культурных форм груши; наоборот, все данные за то, что именно Кавказ явился ареной эволюции груши – как дикой, так и культурной… Ни древность народов Греции, ни ее естественные грушевые ресурсы, ни опыт населения не могут идти даже в отдаленное сравнение с таковыми на Кавказе… В Средиземье баски знали о прививках раньше эллинов и научили им иберов. Но баски, возможно, связаны корнями с Кавказом, откуда и восприняли прививки. Родина прививок – Кавказ».

Аналогичные выводы были сделаны им и в отношении яблони, айвы, алычи, орешника, сливы, терна, черешни, кизила и каштана. Согласно его научным доводам, все наиболее распространенные дикорастущие и домашние плодовые культуры Евразии некогда зарождались именно на Кавказе. Остатки старинных адыгских садов до сих пор встречаются там, где когда-то жили черкесы и родственные им народы. Представители древнего адыгского мультиэтноса разводили сады не только на открытом пространстве, но и близлежащие горные леса год за годом превращали в так называемые лесосады. У шапсугов, например, был обычай, в соответствии с которым каждый житель аула должен был весной побывать в лесу и привить к дикорастущему дереву хотя бы один черенок из своего сада. Горцы оставляли после себя по окрестным лесам до нескольких сотен новых плодовых деревьев. Как отмечали дореволюционные российские этнографы, в некоторых адыгских селениях никто не смел даже подумать о том, чтобы пойти в лес, не прихватив с собой привой какой-нибудь плодоносной культуры. Эти и многие другие особенности традиционной северокавказской селекции подробно описаны историком Самиром Хатко в его хрестоматийном двухтомнике «Старые черкесские сады».

Что заставляло адыгов с таким упорством заниматься разведением бескрайних садов на своих землях? Дело в том, что в их мифологической картине мира ключевое место занимало дерево. Все материальное устройство Вселенной – от элементов человеческого тела до структурных составляющих планеты – олицетворяется в кавказской мифологии древом жизни.

Сотрудничать, а не использовать

О том, что было в прошлом, можно писать долго, цитируя высказывания известных людей на эту тему. Забывать историю нельзя. Возможно, кого-то это заставит пересмотреть свое потребительское отношение к дарам природы. Но на сегодняшний день современные методы селекции вытеснили и привели к забвению адыгские традиции культивирования лесосадов.

Сейчас территория Кабардино-Балкарии в числе лидеров по закладке интенсивных и ультраинтенсивных технологий яблоневых садов. Это дает возможность получить с одного гектара до 70 тонн плодов и, как считают специалисты, говорит об эффективности использования земли. Не думаю, что наши далекие предки согласились бы с последним утверждением. Потому что эффективное использование земли предполагает взаимовыгодное «сотрудничество» с ней на многие века, уважительное отношение в целом к природе, а не желание получить от нее все сразу и по максимуму, оставляя взамен пестициды и химикаты.

Мы имеем уникальный природно-ресурсный, биологический и экономико-географический потенциал. Было бы хорошо использовать его во благо и задуматься над формированием нового, точнее – вспомнить старые способы построения взаимоотношений с природой, основанные на рациональных подходах и экологически ориентированной ментальности общества. Об этом уже давно говорят экологи. Но кто к ним прислушивается в обществе, где экономическая выгода превыше всего?!

Скучаю

Наш мир мы во многом воспринимаем через призму детских ощущений и воспоминаний. Мне повезло, что в моем банке воспоминаний в отдельной ячейке сохранилась бесценная память о дедушке, любившем заниматься не только пчеловодством, но и выращиванием плодовых деревьев. Многие сорта груш и яблок сейчас либо исчезли, либо на грани исчезновения. Многие их названия давно забыты. К сожалению, до нас дошли лишь единичные экземпляры тех чудесных груш, которыми когда-то гордились наши предки. Черкесская груша в окрестностях Сочи взята на биоучет. От когда-то мощных садов осталось всего 250 деревьев, которым нужна помощь. Это обнадеживает. Все-таки хочется, чтобы достижения наших предков не канули в Лету, а нашли достойное продолжение в современном мире.

А. ТАОВА.
Газета «Горянка» в КБР.

А. ТАОВА
Поделиться
в соцсетях
Газета "Горянка" исследования история история адыгов Кабардино-Балкарская республика Кавказ - наш общий дом КБР сад садоводство черкесские сады