День республики № 182-183 от 05.12.2020

В заботе о земляках

9 декабря в 15:02
1 просмотр
Машидат ТЕМРЕЗОВА ведет прием больных
Машидат ТЕМРЕЗОВА ведет прием больных
Источник — Фото автора

В том, что фельдшерско-акушерский пункт аула Нижний Каменномост – один из лучших в Карачаевском районе, сомневаться не приходится. Слава о нем идет еще с тех времен, когда им долгие годы заведовал фельдшер, коренной житель аула Альберт Герюгов, доброта, отзывчивость, профессионализм которого были подкреплены не меркантильными интересами, как это часто встречается в наши дни, а нравственными принципами. Когда Герюгов безвременно ушел из жизни, заведующей ФАПом была назначена Машидат Темрезова, в девичестве Тебуева, высокую квалификацию которой жители аула сразу же оценили по достоинству…

Сама Машидат тоже родом из Каменномоста, только из Верхнего. Проблемы выбора профессии после окончания школы для нее не существовало – медицина влекла властно с детства… В амбулатории Нижнего Каменномоста она работает уже более тридцати лет. Согласитесь, это срок.

– Теоретически я была подготовлена довольно хорошо к этой работе, – рассказывает Машидат Назировна, – а вот практики работы на селе никакой, и когда меня назначили заведующей, немного испугалась. Аул, привольно раскинувшийся по обе стороны Кубани, довольно большой, разброс домов столь велик, что его за час-другой не обойдешь, а до города, в котором сосредоточено все: и больница, и поликлиника, и лаборатория, и «Скорая», – нужно добираться либо на своих двоих, либо на общественном транспорте, который ходит как Бог на душу положит. И все же желание работать в фельдшерско-акушерском пункте взяло верх, потому что я понимала: узкий специалист скорее выдыхается, а фельдшер, не чурающийся никакой работы – акушерской, патронажной, сестринской, – наоборот, наберется опыта…

Подоспевшие на тот момент смутные 90-е многих медработников «перемололи», заставили сменить профессию, а некоторых и страну, но Машидат своему выбору не изменила.

– Машидат, моя мама родом из Нижнего Каменномоста, так что я здесь часто бывала и бываю в доме ее детства, но таким, как сейчас: погруженным в анабиоз, словно сонные мухи, – я его никогда не видела.

– Сонливость, вялость, разлитые в воздухе, – издержки ковида-19. В здравпункте же они, только в другом формате, принесли с собой работы непочатый край.

Признаться, удивилась, когда узнала, что в данном медучреждении трудятся всего лишь два человека – сама Машидат и водитель «скорой» Заур Гаджаев.

– И как обходитесь без акушерки, педиатра, патронажной медсестры в населенном пункте, где проживают 1570 человек, в том числе 340 детей?

– Полставки патронажной сестры веду я, что же касается остального, в администрации РГБУЗ «КЦГРБ» сочли достаточным закрепление за населением аула Нижний Каменномост участкового терапевта и педиатра с медсестрами. Помимо этого, раз в год к нам сама спешит бригада врачей, которая почти неделю ведет прием жителей Нижнего и Верхнего Каменномоста, проводит компьютерную томографию, флюорографию, маммографию, УЗИ брюшной полости. О прибытии мобильного комплекса население оповещают служители мечети. Правда, пандемия внесла свои коррективы в работу мобильных комплексов – она приостановлена. Приостановлены также профилактические осмотры и плановая диспансеризация, но уроки выездных бригад – разборы отдельных конкретных историй болезни, методика анализа функциональных подходов к тем или иным недугам, пациентам – помогают нам по-прежнему поддерживать здоровье пациентов, обратившихся за помощью, и делать все для того, чтобы не пропустить угрозу серьезного недуга у пациента своевременно, направив на углубленное обследование и лечение к узкому специалисту.

– Машидат Назировна, я смотрю, у вас не только кадровый минимум, но и технически вы оснащены по минимуму. Нацпроект «Здравоохранение» в первую очередь увязан с программой по модернизации медицинской помощи на селе, а у вас нет даже портативного аппарата ЭКГ, который бы позволил сразу же считать острую патологию и принять неотложные меры.

– Эти аппараты, как правило, есть в амбулаториях, где на постоянной основе работает врач-терапевт или врач общей практики. Но и мы не лыком шиты, и у нас есть изменения в лучшую сторону за те тридцать три года, что я здесь работаю. В бытность Главой республики Борис Эбзеев по просьбе жителей аула вручил нам ключи от автомобиля «Скорой помощи», который теперь целыми днями колесит по аулу. Затем тогдашняя администрация аула и спонсоры – выходцы из Каменномоста расстарались и приобрели для ФАПа добротную функциональную мебель. В помещениях стало уютно, красиво, и этот факт сам по себе тоже возымел лечебное воздействие. Более того, мы обеспечены доступом в Интернет, как и положено социально значимым объектам, правда, достижению «цифровой зрелости» мешает лишь одно – отсутствие компьютера. Обещают. И появись он у нас, появилась бы возможность следить за самыми последними медицинскими рекомендациями, которые бы позволили самостоятельно, кропотливо подбирать эффективное лечение для больных. Знания, почерпнутые в Интернете от известных медицинских светил, которые фигурируют в сети, могли бы стать хорошим дополнением для личных клинических наблюдений, каких-то собственных практических наработок…

– Ковид сильно осложнил работу?

– Работаем с запредельной нагрузкой. Самое пристальное внимание, не входящее ни в какие планы и не исчисляющееся какими-либо процентами, сфокусировано на больных коронавирусом, которые проходят лечение на дому, и выражается оно в ежедневном медицинском наблюдении за ними. При малейшем подозрении на коронавирус (кстати, любое острое респираторное заболевание расцениваем как подозрение на него), берем биоматериал с помощью мазка для проведения теста и отправляем в лабораторию, как, впрочем, и кровь на холестерин, сахар, гемоглобин, биохимию обычных больных. Налажено и дистанционное сообщение с больными ковидом, помимо того, что в любой момент могу собраться на вызов, также могу сделать и встречный звонок, успокоить больного, сделать назначение. Номер моего сотового телефона ни для кого не секрет.

– А между прочим, он не зазвонил ни разу с тех пор, как я переступила ваш порог, – сказала я, на что водитель «скорой» Заур Гаджаев тут же заметил: «Звук отключен у Машидат всегда во время приема, но, будьте уверены, ни один звонок не остается без ответа».

И действительно, согласно уверениям жителей Нижнего Каменномоста, Машидат в любое время, в любых обстоятельствах готова откликнуться на любой зов, как и водитель Гаджаев, потому что они понимают, знают, что значит каждая минута для тяжело больного человека, как опасно промедление для зараженного коронавирусом, который за считаные часы может превратить легкие в бесполезную труху… Естественно, при каждом удобном случае и фельдшер, и водитель не устают объяснять людям, как защитить себя, где получить своевременную помощь или консультацию специалиста.

– Нынче «форма» для медработника не менее важна, чем «содержание». Как обстоят дела с обеспечением защитными средствами?

– Этого «добра»: перчаток, масок, защитных комбинезонов – у нас хватает, и мы им не пренебрегаем, и другим не советуем, потому как сейчас ситуация из тех, про которые в народе говорят: «Не до жиру, быть бы живу». Помимо этого, как и положено, при входе в здание ФАПа у посетителей измеряем температуру, просим надеть маски, опрыскиваем руки дезинфицирующим раствором, ибо, если верить информации на «голубом глазу», риск подхватить заразу с каждым днем растет повсеместно.

– Судя по стеллажам, уставленным журналами, папками и т. д., вы немало времени уделяете ведению документации.

– Все верно. Бумажная отчетность отнимает много времени и сил. Можете сами убедиться, а меня, извините, сейчас в процедурной дожидается малыш.

Пока Машидат ставила крохе точно и наилучшим образом – поверьте мне, сама в прошлом медик – капельницу и делала внутривенное вливание, я пробежала взглядом по заглавиям журналов: «Журнал приема», «Журнал вызовов», «Процедурный», «Посемейный», «Журнал экстренной профилактики столбняка» и прочая-прочая…

– Машидат, а хватает вас «физически» на все это: прием, вызовы, ведение документации, подворные обходы, патронаж беременных и грудничков, весенне-осенние обострения хроников? Кстати, как много в селе больных, страдающих хроническими заболеваниями?

– Хватает. Народ в Нижнем Каменномосте очень работящий, собственно, как и во всех селах и аулах, трудившийся в свое время так, как в той поговорке: «работаешь как бобр – упадешь как кленовый лист». Все, страдающие сердечно-сосудистыми заболеваниями, болезнями легких, сахарным диабетом, онкобольные и так далее, взяты на диспансерный учет. Частые «гости» на приеме люди, страдающие радикулитом. «Заламывать руки» по этому поводу не приходится, потому что, согласно статистике, каждый пятый житель планеты в той или иной степени болен радикулитом, в том числе и в силу изношенности позвоночника, читай, возраста. Я больше ломаю голову над тем, отчего происходят тяжелые обострения радикулита и почему они в большинстве случаев загадочно прекращаются?

– Сейчас «пойдут в гору» простудные заболевания. Готовы к встрече с ними?

– Мы не стоим в стороне от прививочных кампаний. А по большому счету, стараемся все свое рабочее время проводить в заботе о земляках.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях
аул Нижний Каменномост здравоохранение здравоохранение КЧР Карачаевский район коронавирус люди Машидат Темрезова медицинские работники медицинские учреждения медработник медучреждения нацпроект поселок Каменномост судьба человека фельдшер фельдшерско-акушерский пункт человек и его дело