День республики № 5 от 19.01.2021

«Пишу, когда не писать уже невозможно»

20 января в 10:56
10 просмотров

Однажды, когда Фатима училась в начальных классах, ее любимая учительница, Раиса Ахмедовна Мукова, задала на уроке вопрос: кто кем хочет стать, когда вырастет? Ответы одноклассников были совершенно заурядными, без полета фантазии. И Фатима, чтобы удивить всех, выразить нечто необычное, выдала, когда очередь дошла до нее: «Хочу стать писателем». Тогда она даже не представляла суть литературной работы и не мечтала о ней. Но, говорят, мысли материализуются… Судьба, наверное, решила подшутить над девочкой: высказалась – ну и становись!..

Фатима Апсова не помнит, как и при каких обстоятельствах ею было создано первое стихотворение: всего-то четыре строчки. Но кому они были посвящены! Кумиру не только школьников тех лет, но и всего советского народа – В. И. Ленину! И вот по прошествии некоторого времени это четверостишие не просто появляется на страницах абазинской газеты, а на первой полосе номера, вышедшего в день рождения вождя мирового пролетариата!

Естественно, такое грандиозное событие в жизни пятиклассницы из Кара-Паго, где в то время не было даже средней школы, подействовало на нее в высшей степени воодушевляюще. Потом, осенью, к ним в аул приехала группа абазинских писателей, которая выступала в клубе, и с ними был ученик старших классов школы-интерната в г. Черкесске Керим Мхце – наглядный пример для подражания! Но мало того, в переполненном аульчанами клубе Фатиме как начинающему стихотворцу было предложено прочитать свои стихи. И она выступила! И это явилось еще одной ниточкой, привязывавшей ее к сочинительству. Но ведь и это не все: старшие поэты, пытаясь поддержать юное дарование, советовали продолжать писать, учиться, обретать навыки стихосложения, обращаться за помощью при необходимости. И она воспользовалась этим предложением: писала, а потом при случае показывала свои пробы Кали Джегутанову, Бемурзе Тхайцухову, Микаэлю Чикатуеву… Последний даже отзывался о ней в газете, сравнивая притягательную силу стихов семиклассницы с «разом распустившимися, радостно взирающими весенними деревьями». Он же рекомендовал ей всегда носить с собой блокнот и ручку, чтобы сразу записывать приходящие на ум строки. Но она самонадеянно пренебрегла этим советом, считая, что, раз уж пришли стихи, то никуда они из головы уже не денутся…

Окончив восьмилетнюю школу в своем ауле, Фатима продолжила учебу в Псыжской, а аттестат о среднем образовании получила в Кубинской средней школе (1968). Затем два года проработала в библиотеке аула Кара-Паго и поступила в Литературный институт им. М. Горького (1971). Решиться на такой шаг ей помогли Керим Мхце и Микаэль Чикатуев. Они же сами подготовили подстрочники ее стихотворений и отправили на творческий конкурс. Стихи выдержали проверку на прочность, и она стала студенткой одного из самых престижных вузов страны того времени.

В студенческие годы Фатиму больше всего привлекали стихи Анны Ахматовой. Она до сих пор остается любимой поэтессой, но со временем появились и другие увлечения: Новелла Матвеева, Сильва Капутикян, Мира Тлябичева… К абазинской поэтессе Фатима до сих пор относится с особым почтением, считая ее человеком высокой культуры, княгиней абазинского поэтического слова.

Через год после поступления в литинститут Фатима вышла замуж, в связи с чем пришлось переводиться на заочное отделение. Поэтическим семинаром на первом году обучения руководил Лев Ошанин, а затем – известный поэт и песенник Роберт Рождественский. «Был исключительно хорошим руководителем», – отзывается о нем Ф. Апсова и рассказывает, как много она почерпнула из общения с Робертом Ивановичем, из творческой атмосферы, витавшей в стенах института. Обретенные знания, навыки, культура стихосложения естественно отразились на стихах, которые вошли в ее первые сборники, выпущенные в соавторстве с А. Кмышевым и Х. Натховым «Наша земля» (1980), с Г. Ионовым и Х. Аджибековым «Цветы жизни» (1985). Первую самостоятельную поэтическую книгу «Утренняя звезда» Фатима издала в 1990 г. В них она выступила лириком. Затем последовали две детские книжки: «Моя маленькая свирель» (1993) и «Озорные козлята» (1995), вышедшие при помощи предпринимателя Адама Дагужиева, о котором автор вспоминает с большой теплотой и благодарностью.

Фатима вырастила троих детей. И вот, пока они были маленькими, она одно время работала в садике. Детей в группе было 20-30. «Хлопотно, конечно, было с ними, но, бывало, уложишь их спать, послушаешь их мирное сопение, и на душе становится светло-светло», – рассказывает Апсова. Такое лирическое состояние побуждало к созданию таких же пронизанных светом произведений для ребят. Так, в ее творческой летописи приоткрылась новая страница: стихи, сказки и рассказы для малышей.

Когда Фатима была принята корреспондентом газеты «Коммунизм алашара» (1980), там существовала рубрика «Свети, свети, звездочка!». Это тоже явилось мотивацией для обращения к детской тематике. Так, «Моя маленькая свирель» и «Озорные козлята» явились своеобразным результатом соприкосновения с миром малышей. Но, раз приоткрывшись, детская страница не торопится закрываться: Фатима до сих пор публикует свои произведения в журнале «Утренняя звезда», издаваемом АНО «Алашара».

Работе в редакции абазинской национальной газеты были отданы многие годы, но, когда в 2000 г. освободилось место старшего редактора Карачаево-Черкесского книжного издательства, Ф. Апсова перешла туда, а с 2013 г. исполняет обязанности главного редактора этого же издательства. И самые значительные свои книги, как представляется, она выпустила за последние годы: «Моя песня» (2005), «Здесь ты не один…» (2011), «Свет надежды» (2016), «Родной язык – моя судьба» (2020). Таким образом, на сегодня она является автором девяти книг. Ее стихи и рассказы в переводе на немецкий язык были опубликованы в журналах «Георгика» (№ 31, 2008), «Бавюлон» (№ 1, 2015), включены в сборник «Абазинская проза» (Людвигсбург, 2014), изданный в Германии. Также ее произведения вошли в антологии современной литературы народов России «Детская литература» (М., 2017) и «Поэзия» (М., 2017).

В рукописной автобиографии, созданной в середине 1990-х гг., Фатима Нурмагометовна, как и Мира Тлябичева в свое время, затрагивала сложную проблему взаимоотношений между поэзией и женщиной, особенно – женщиной-горянкой. Для нее на первый план зачастую выходили обязанности жены и матери, многое другое, заслонявшее собой ту духовно-возвышенную сферу, которая является главной для творческой личности: «Женщина-поэтесса вынуждена вести постоянную борьбу с ежедневными бытовыми проблемами. Чтобы ощутить себя творцом, она должна быть убеждена в своем предназначении, должна уметь отринуть все второстепенное, вырвать себя из тины повседневных обывательских мелочей и посвятить себя любимому делу. У меня же жизненные вопросы нередко берут верх, а поэзия оказывается задавлена ими. Пишу только тогда, когда не писать уже невозможно».

В телепередаче «Добрый вечер, республика!» 28 ноября 2019 г. журналист Анжела Аджибекова задала Фатиме Нурмагометовне глобальный мировоззренческий вопрос: «Что, по вашему мнению, может спасти мир?» Поэтесса ответила: «Мир может спасти только милосердие и добро. Наша жизнь станет лучше, если мы будем внимательнее, добрее друг к другу». А на следующий вопрос ведущей «Если бы у вас была возможность начать жизнь сначала, вы изменили бы что-нибудь?» было сказано: «Я бы ничего не поменяла. Я бы пожелала только, чтобы было меньше горестных событий… Думаю, что мне удалось осуществить то главное, к чему я стремилась».

Фатима АПСОВА

Я – предков дочь

Я – Фатимат, я и – Зарыля, Зули, Саньят.
Я – предков дочь.
Веками находила силы
Судьбы невзгоды превозмочь.
Была в огне – и не сгорела,
Волна реки не унесла,
Из моря выбраться сумела
И вновь дивилась, что цела.
О, сколько слез я проливала
И сколько бед перенесла!
И после смерти оживала
Под тенью своего креста.
Ваш стон сквозь сотни лет, сестрицы,
Я слышу в утренней тиши.
И плачет боль ночною птицей,
И ноют ссадины души.

На дороге

На дороге удивленно наблюдаю: муравей
Тащит колосок, что крохи многократно тяжелей.
Сравниваю свою долю с положеньем муравья:
Как могла такую ношу пронести по жизни я?

Не жить без тебя

«Мне без тебя не жить никак,
И нам с тобой нельзя расстаться», –
Слова твои меня пьянят.
Бывает ли такое счастье?
«Нам без тебя никак не жить», –
Сказали птички утром ранним.
И жизнь раскручивает нить –
Неужто счастье меня манит?
«Не жить нам без тебя никак», –
Шепнули нежно лучи солнца.
О, слушать вас приятно так!
И счастье, может быть, проснется.
«Никак не жить мне без тебя», –
Земля, вращаясь, мне кивает.
И я поверила в себя.
Ведь счастье – знаю я – бывает!

* * *

Если больше не люблю тебя,
Как понять, что мне в осенний вечер –
Когда дождь со снегом, дует ветер –
Кажется, весна на белом свете?
Если больше не люблю тебя.
Если ты не плачешь обо мне,
Почему звезда, мерцая нежно,
Наполняет душу мне надеждой,
Возвращая в то, что было прежде?
Если ты не плачешь обо мне.
Если друг о друге не грустим,
Отчего же родника журчанье
В сердце отдается постоянно
Светлой песнею воспоминаний?
Если друг о друге не грустим.

Перевод с абазинского языка Г. ЧЕКАЛОВА.

П. ЧЕКАЛОВ
доктор филологических наук, профессор
Поделиться
в соцсетях
абазинская культура абазинская литература биография люди писатель поэзия поэт стихи судьба человека Творческие люди Фатима Апсова юбилей