День республики № 136 от 09.09.2021

«Лошади – это на всю жизнь»

10 сентября в 10:10
5 просмотров

Вот и осень пришла. По утрам обильная роса. С крыш, пока не поднимется солнце, капает уже, как после дождя. В Новом Карачае, куда я держу свой путь, ягоды рябины стали шафранно-желтыми. На огородах подсолнухи свесили тяжелые золотые головы. Воздух пахнет укропом, смородиновым листом, потому что в полном разгаре пора закруток.

Во дворе Хасанбия Герюгова никакой такой суеты. Жена Хасанбия Людмила Семенова предпочитает возиться с внуками, нежели с банками. Ее можно понять: возраст сказывается, да к тому же она, как и Хасанбий, – инвалид второй группы на постоянной основе уже с незапамятных времен.

Тем не менее Хасанбий предпочитает пусть и посильную, но работу, нежели активный отдых с неугомонными внучками. Вот и сейчас потихоньку пробует косу, насаженную на черенок под таким углом, чтобы можно было работать не нагибаясь, то есть при совершенно прямой спине. Так и удобно, и сил при косьбе меньше затрачивается. Впрочем, косить-то ему с гулькин нос: под деревьями выкосить траву, чтобы можно было, не путаясь в ней, собрать все яблоки, груши, попадавшие на землю, да стерню на огороде…

Все  трудозатратные работы делают в доме родителей сыновья. Их у них двое – Азрет, который живет в станице Зеленчукской и работает в полиции, и Ахмат. Ахмат с детства прикипел к лошадям и ни о какой другой работе больше не помышлял, в итоге сегодня он держит табун лошадей карачаевской породы. К нему конкретно я, собственно, и приехала.

– Спрашивать, почему выбрал для разведения лошадей именно карачаевской породы, думаю, излишне…

 – Конечно, это наша гордость, этих лошадей издревле преподносили на Кавказе как самый богатый подарок, – говорит Ахмат. – Кстати, мне даже довелось подержать в руках и полюбоваться уникальным престижным изданием «Лучшие лошади мира», которое издается в Лондоне. На обложке одного из номеров была помещена фотография карачаевского жеребца Адмирала.

– Я слышала, что на окраине аула ты построил конюшню…

– Она, конечно, не сразу построилась, и не без проблем. Сами понимаете, люди в селе держатся даже за никчемную землю двумя руками, даже если они ею не пользуются.

Истории такого рода развиваются, как правило, по однообразной схеме: жаба зависти  чужой расторопности и умениям начинает душить сторонних наблюдателей. Но в данном случае кто-то рассудил здраво: чем расти бурьяну или амброзии на заброшенных участках, пусть уж лучше какой-нибудь полезный объект будет возведен. Словом, в отношениях Ахмата с односельчанами оказалось больше взаимного понимания и уважения, нежели какого – либо склочного противостояния.

– Ахмат, все мы знаем, что если раньше главным достоинством лошади считались сила, скорость и выносливость, то нынче во главу угла ставятся ее товарные качества, и в первую очередь – родословная.

– Если мы говорим о карачаевской породе лошадей, то здесь все в строку – и сила, и выносливость, и ценность ее породы не вызывают сомнений, не зря же ее в нашей республике с полным основанием считают нашим народным достоянием. И потому надо стремиться приумножать это достояние, чтобы потом не получилось, как в пословице: «Что имеем – не храним, потерявши – плачем».

– А где пасешь лошадей?

 – Пасутся они сами, рассыпавшись по всем урочищам над аулом, к вечеру возвращаются в свои стойла.

– А если лошадь не вернулась домой, «загуляла» где-то или хуже того – сорвалась со скалы и поломала ногу?

– Сказав, что лошади пасутся сами по себе, я не имел в виду, что мы не приглядываем за ними. Они постоянно в поле нашего зрения. Что же касается травмы, полученной лошадью, особенно перелома ноги, это тяжелый случай. Нас Всевышний миловал от такого, но если лошадь ломает ногу, ее, как правило, приканчивают. Так лошадь, устроена – ей больше не жить, потому что ей грозит гангрена, ибо это и проблема веса, и кровотока, в нижнюю часть туловища кровь поступает с трудом и мало, и потом не забывайте, что лошадь даже спит стоя…

– А какой доход приносит табун лошадей в триста голов?

– Я никогда не задавался целью разбогатеть. Я ставил себе цель не иметь долгов и заниматься тем, что мне нравится.

– Да, но, насколько мне известно, тебе довольно сильно хотелось заниматься спортом, и ты занимался вольной борьбой, причем настолько успешно, что объездил чуть ли не всю страну, побеждая на различных чемпионатах. Отчего же в спорт не подался?

– Спорт – это больше забава, а лошади – это на всю жизнь.

– Ты не ответил, какой доход приносит разведение лошадей… 

– Приличный. За жеребятами, лошадьми ко мне приезжают со всей республики и даже из республик Средней Азии. Расстаюсь с ними тяжело, но делать нечего, надо кормить семью, помогать родителям.

– Это святое, так что удачи тебе!

 

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях