День республики № 27 от 15.03.2022

Ровесница Карачаево-Черкесии

29 марта в 14:33
1 просмотр
У Евдокии Машталер отменная память и ясный ум
У Евдокии Машталер отменная память и ясный ум
Источник — Фото из семейного архива

В такой важный день ее поздравили представители городского Совета ветеранов. Они поблагодарили за самоотверженный труд в послевоенные годы и передали виновнице торжества поздравительную открытку от Президента РФ Владимира Путина, а также подарки и поздравления от Главы Карачаево-Черкесии Рашида Темрезова и мэра Черкесска Алексея Баскаева. И, конечно же, приехали к любимой маме, бабушке, прабабушке и прапрабабушке дети, внуки, правнуки и первая праправнучка, родившаяся в феврале этого года.

Бог наградил бабушку Евдокию отменной памятью и ясным разумом: она и сейчас отлично помнит времена коллективизации, страшные военные годы и тяжелое послевоенное время.

Отца Евдокии – Степана Андреевича Сивцева в 1938 году арестовали по доносу. В газете потом писали, что всех расстреляли. Но выяснить правду семье до сих пор не удалось. Так Федосья Иосифовна Сивцева осталась одна с четырьмя детьми. Евдокия в это время уже училась на втором курсе рабочего факультета в Микоян-Шахаре (ныне город Карачаевск). В 1939 году началась Финская война и многих ребят из института забрали в армию, дополнять институт взяли всех, кто окончил 10 классов, в том числе и Евдокию Степановну. Учительский институт был двухгодичный, и государственные экзамены Евдокия сдавала уже во время войны, в 1941 году. По распределению молодая учительница попала в станицу Безопасную Ставропольского края. В семилетней школе Евдокия Степановна проработала учителем истории 2 года.

– В 1942 году немецкие войска перешли в активное наступление. Советские войска уже второй раз сдавали Ростов. По большой дороге, по тракту отступали советские войска, шли люди, ехали телеги и машины, гнали скот. Я жила у одной пожилой женщины на квартире. Хозяйка попросила отнести комсомольские книги про Ленина, Сталина в библиотеку. Я понесла их в школу и встретила там завуча нашей школы Марию Викторовну. Она рассказала, что поговорила с начальником отступающей военной части, и он берет ее с собой. Она и мне предложила поговорить с ним. Начальник части расспрашивал о моей семье, учебе и работе, спрашивал и про отца. Я честно все рассказала, ничего не утаила. А он посоветовал больше об отце никому не рассказывать. Так я вместе с частью ушла в сторону Нальчика, а затем в Хасавюрт и Грозный, – вспоминает Евдокия Степановна Машталер.

На дворе был сентябрь, а девушка отступала с советскими войсками в легкой одежде, захватив лишь паспорт и комсомольский билет. Завуч Мария Викторовна уехать с войсками не смогла, нужно было устроить мать и младшего брата. Поэтому Евдокия была единственной женщиной в колонне. В это же время отступали госпитали из Пятигорска, Кисловодска. Люди шли на костылях, с палочками и ругали солдат за то, что они убегают и оставляют их. А в Ставрополе уже гремели взрывы …

По дороге подобрали еще двух девушек. В Грозном их обучали складывать парашюты, прятать письма в укрытии и на доверительных квартирах и многим другим разведывательным приемам для работы в тылу врага.

– Наше первое задание было в станице Червленной. Задание было дождаться, пока немцы оккупируют станицу, получить паспорт или разрешение для работы и с этим документом вернуться в воинскую часть. Мы прожили там целый месяц, но немцы не пришли, поэтому вернулись в часть.

На второе задание нас послали без указания цели. Сказали одеться как обычно, взять документы и слушать майора. Долго ехали в кузове грузовой машины через степь, пока не встретили советского бойца, у которого наш майор расспросил дорогу до штаба части. Но там нас ждала засада. Оказалось, тот солдат был перебежчиком и отправил нас прямиком к врагу. Машину обстреляли из пулемета, майора и еще одну девушку ранили. Люди в советской форме проверили документы, посадили нас в американскую грузовую машину Studebaker и отвезли в Ачикулак, где рассадили по камерам, – рассказывает Евдокия Степановна.

Каждый день девушек водили на допросы. Все, как одна, отвечали, что уходили от немцев пешком, а солдаты их просто подвезли по пути. Через некоторое время девушек отправили работать в госпиталь: носить болтушку на обед, помогать снимать и кипятить бинты, стирать и ухаживать за ранеными.

Потом всех обитателей тюрьмы и госпиталя отправили на поезде в другой лагерь. Ехали долго, часто из вагонов выгружали умерших.

В украинской Славуте поезд сделал остановку. Людей расселили по домикам бывшего военного городка. Спать пришлось на двухярусных нарах по двое, вместо подушек и матрасов были тюки, набитые соломой. Кормили хуже, чем скот. По утрам давали пайку хлеба и мутную воду, которую почему-то называли «кофе». Такая диета сказалась на здоровье многих. Девушки болели тифом, у всех был авитаминоз.

Евдокия заболела дизентерией. Соседки по комнате сушили для нее сухарики из пайкового хлеба у железной печки, носили горячую воду и сырую свеклу. Еле живую Евдокию Степановну вместе с другими жителями городка посадили в вагон поезда, который ехал в Германию в женский концентрационный лагерь Равенсбрюк…

Лагерь встретил изможденных людей ослепляющими прожекторами и лаем собак. Узников раздели догола и по 10 человек проводили на осмотр врача, затем обрили наголо и искупали в бане с едва теплой водой. Жили в бараках. После карантина Евдокию Степановну распределили работать ткачихой сначала на ручном станке, а затем на электрическом. Потом Евдокию определили развозить по лагерю термосы с супом и картошкой.

– 28 апреля 1945 года нас построили, окружили собаками и эсэсовцами и повели по дороге. Каждому дали по булке хлеба. Ночевать мы остановились прямо в степи. Мы видели зарево огня вдали, слышали далекие выстрелы. Когда лагерь затих, охраняющие нас немцы решили, что мы спим, и все разбежались. А вскоре пришли наши. Нас определили на работу в комендатуру в город Нойштрелиц, так что победу встретила в Германии, – вспоминает Евдокия Степановна.

В Германии она встретила красноармейца Сергея Машталера, который стал ее мужем. Сергея практически сразу командировали в Польшу, а Евдокия еще месяц жила в Германии, пока муж не прислал за ней солдата. Из Польши муж отправил молодую жену на родину, в станицу Красногорскую. Под сердцем женщина уже носила первенца Николая.

Четыре года мать, Федосья Сивцева, не знала ничего о своей дочери. Братья за это время подросли и возмужали. После радостной встречи со слезами на глазах Евдокия Машталер пошла в НКВД, где поведала свою историю. В 1946 году приезжал Сергей, познакомился с родней жены, понянчил сына Николая. Молодые успели зарегистрировать брак в Усть-Джегуте и сыграть скромную свадьбу. Затем Сергей уехал к своим родным. Больше супругам Машталер встретиться не довелось. Сергей убыл в Польшу, а Евдокию к нему не пустили. На все письма женщине отвечали одно: негоже солдату советской армии жить с узницей концлагеря.

Лагерная жизнь кончилась, перестали мучать ночные кошмары, а жить прошлое не давало. При острой нехватке учителей места для бывшей узницы концлагеря не находилось. Женщина обивала пороги и везде слышала лишь одни ответ: «Для вас вакансий нет».

Но на судьбу Евдокия Степановна не ропщет, наоборот, говорит, что она счастливая, потому что в ее жизни появлялось много хороших людей, которые помогали. Вот и на работу в хутор Валуйский (ныне Знаменка) ей помог устроиться незнакомый человек. В хуторской школе женщина преподавала географию, историю и немецкий язык. Когда подрос сынишка, она перебралась в Черкесск, где познакомилась с Михаилом Дементовым. Николая он растил как своего сына, а вскоре родился второй сын, Александр.

Больше 18 лет Евдокия Стапановна Машталер преподавала немецкий язык, а в 1977 году ушла на пенсию. Многие говорили, что энергичной и общительной Евдокии Степановне на пенсии будет скучно. Но все свободное время она посвящала даче и книгам. Она и сейчас любит почитать, а в солнечные дни запросто читает газеты без очков. На вопрос, в чем секрет долголетия, Евдокия Степановна ответила:

– Нужно чем-то увлекаться, любить жизнь. Я потеряла молодость, красоту, здоровье, но у меня светлая голова. Я в одной статье вычитала, что ученые определили три составляющих долголетия: это генетика, экология и образ жизни. В моей семье не было долгожителей, мама дожила до 88 лет. Я очень люблю гулять на свежем воздухе. Одно время делала пробежки на «Зеленом острове», занималась дачей. И сейчас стараюсь выходить гулять, – рассказывает Евдокия Машталер.

В прошлом году Евдокия Степановна одержала еще одну победу, теперь над коронавирусом. Казалось, что шансов нет, ведь женщина попала в реанимацию с двухсторонней пневмонией, одышкой и кислородной недостаточностью. Но Евдокия Степановна не сдалась. После выздоровления ее забрал к себе младший сын Александр, а затем Евдокия Машталер вернулась в свой домик. Сын все время уговаривает маму переехать к ним, но женщина до сих пор непреклонна.

Евдокия Степановна окружена заботой и любовью родных. Каждый день ее навещают сын, внуки и правнуки. Свой вековой юбилей она тоже встретила в кругу своих родных.

Досье

Евдокия Степановна Машталер родилась в 1922 году в станице Красногорской в семье простых крестьян, была старшей из четверых детей. После окончания школы поступила на рабочий факультет в Микоян-Шахаре (ныне Карачаевск). Окончила учительский институт. В годы войны немцы угнали ее в концентрационный лагерь Равенсбрюк. После войны вернулась на родину, преподавала в школе географию, историю и немецкий язык.

Раиса АРНАУТОВА
Поделиться
в соцсетях
100 лет биография Великая Отечественная война воспоминания Евдокия Машталер люди педагоги поздравление судьба человека узники фашистских концлагерей учителя юбилей