День республики № 35 от 02.04.2022

Снится поле в ромашках…

13 апреля в 09:26
15 просмотров

Женская лирическая поэзия всегда занимает в литературе особую позицию. Потому что именно в женской природе заложены особая вдумчивость и способность каждое мгновение переживать заново, отчётливо чувствуя при этом меняющееся дыхание мира.

И эту женскую лирическую песнь известная поэтесса Алла Чотчаева, перебирая струны своей лиры, исполняет виртуозно. Она не только полноценно использует художественные средства языка – перифраз, аллегории, олицетворение, метафору и т. д. Поэзия Чотчаевой имеет абсолютно индивидуальный почерк и мгновенную узнаваемость, поскольку являет собой спаянность мысли и чувства, синхрон человеческой души и природы, пронзительность каждодневного слова, особое дарование живописать эмоцию, создать знакомую картину или обнажить трепетную душу самого автора. Всё это плюс умение соблюдать внешние формы и фигуры речи и трансформировать их в общечеловеческие ценности в совокупности и есть поэтическое мастерство.

Поэт-билингв, прозаик, лауреат и дипломант множества поэтических конкурсов, автор ряда книг на карачаевском и русском языках, Алла Чотчаева практически закончила работу над новым поэтическим сборником «Нехоженая строка». И некоторые стихотворения из него мы предлагаем сегодня вашему вниманию.

Милый край

Милый край! Сторонушка родная!
Сколько лет не виделись с тобой?!
О тебе в разлуке вспоминая,
Мысленно гордилась я судьбой.

…Как же так – убогою картиной,
Что с холста художника сошла,
В платьице из ветхого сатина
Ты встречать домой меня пришла?!

Где поля, звенящие где нивы,
Золотом манящие хлеба?
Вместо рек, озёр – болота, сливы,
Как узнать, родимая, тебя?!

Сплошь в домах разбитые пороги,
Окна заколочены доской.
Сгорбленной старушкой у дороги
Ивушка… с протянутой рукой.

Всё сначала

За барьером барьер –
планка выше и выше.
Снова с места в карьер,
уповая на свыше.
А потом – всё опять,
а потом – всё сначала:
снова счастье искать,
снова вплавь от причала.
Ну, а мне по ночам
снится поле в ромашках,
шёлк росы по ногам
и душа нараспашку,
пахнет ветер в лицо
ароматом сирени,
ждёт родное крыльцо
в день весенней капели.
Но недолог мой сон –
грёзы тают в ненастье.
День трубит, в унисон,
с ним – надежда на счастье.
Это значит – опять,
это значит – сначала:
снова счастье искать,
снова вплавь от причала.

С рассветом

С рассветом дом покину
налегке, когда земля едва туманом дышит,
и луч зари заветный
вдалеке пути к восходу
только-только ищет.
Гонимая осеннею тоской
сбегу от всех и в роще сонной
скроюсь, пройдусь никем
не хоженной строкой,
росою чувств до одури умоюсь!

Мои мечты

Мечты мои лазурные,
красивые, ажурные,
наивные, спешащие,
под небеса летящие,
как облака парящие,
вслед за собой манящие
в просторы синеокие –
далёкие высокие,
туда, где журавлиные
летают стаи длинные,
свободой опьянённые,
судьбою окрылённые.
…Мечты мои лазурные,
красивые, ажурные,
так высоко летаете –
но всё же, всё же – таете…

Я напишу письмо

Скупая сотовая связь,
и мы как будто рядом снова.
Но вот пространственная связь
нас обрывает с полуслова.

Я напишу тебе письмо,
хоть это, может, старомодно.
Я напишу тебе письмо:
знать, силам свыше так угодно.

Контакт короткий деловой –
в двух фразах многого не скажешь.
Вопрос назревший непростой –
мысль оборвётся, слов не свяжешь…

Я напишу тебе письмо,
хоть это, может, старомодно,
Я напишу тебе письмо,
я напишу тебе письмо…

Кольцо обручальное

Как вернуть мне покой,
как мне сердце унять? –
Воздух талой водой
пропитался опять…

Так протяжно звенит
вечерами капель
и, как прежде, велит
окунуться в апрель.

Тень напротив крыльца
бродит в ночь у ворот,
только блеск от кольца,
словно твой приворот,

словно мне оберег
для покоя и сна,
только мысль поперёк:
«ты одна и… весна».

Счастье было – затем
лишь осталось кольцо,
Ах, зачем же, зачем
манит тень за крыльцо?!

Как вернуть мне покой,
как мне сердце унять? –
Воздух талой водой
пропитался опять.

Ты ушёл

Ты ушёл, и город опустел –
краски жизни вдруг куда-то делись,
звуки на осколки разлетелись.
Знаю, ты разлуки не хотел.

Ты ушёл, и город опустел –
что-то очень важное, как будто
вдруг во мне уснуло беспробудно.
Знаю, ты печали не хотел.

Ты ушёл, и город опустел,
И меня уже совсем не стало,
Словно сердце биться перестало.
Знаю, ты мне боли не хотел.

Ты ушёл, и город опустел –
Знаю, ты мне боли не хотел!

Дни мои…

Дни мои, к сумеркам склонные,
в них всё одно: день иль ночь.
Будни мои монотонные
пятятся медленно прочь!
Чёрное, белое, чёрное:
проблеск и… сумерки в ряд.
Дни, что судьбой отведённые,
можно ль вас жизнью назвать?

Мой последний приют

Мой последний приют
тишиной не объять.
Это значит, как прежде,
весною зашумит на ветру
куст сирени опять
и склонится листвой
надо мною.
Как бывало всегда,
ты напой по весне,
я слова подберу
непременно.
Уходя, пребываем
всего лишь во сне:
память вечна,
а души нетленны.

Шахриза БОГАТЫРЕВА
Поделиться
в соцсетях
Алла Чотчаева литература Литературная суббота поэзия поэт стихи