День республики № 40 от 14.04.2022

Среди добрых людей

Сотни тысяч беженцев из ЛНР и ДНР нашли приют во многих регионах России

21 апреля в 15:24
 просмотров
Лейла Рабочая нашла в КЧР поддержку и понимание
Лейла Рабочая нашла в КЧР поддержку и понимание

Лейла Рабочая, жительница посёлка Весёлая Тарасовка Луганской Народной Республики, приехала в станицу Зеленчукскую в 20-х числах февраля, когда была объявлена эвакуация женщин, детей, стариков. Поселилась у отца, Нурахмеда Назарова, который три года назад приобрел здесь дом. Его супруга, Валентина Алексеевна, осталась в ЛНР, поскольку ухаживала за братом-инвалидом, да и покидать родные места не торопилась в надежде на лучшие времена. Но увы – её надежды, как и тысяч донбассцев, не оправдались, а ситуация, созданная бандеровскими неофашистами, достигла критической отметки. Начавшаяся 24 февраля военная спецоперация российской армии стала заслоном свастике, нависшей над славянским генофондом.

– С первых же дней пребывания в Зеленчукской мы с дочкой и сыном ощутили поддержку и заботу районной администрации и управления образования. А начальник отдела по ГО и ЧС Ахмат Денисламович Кипкеев стал нашим куратором и опекуном, – взволнованно рассказывает Лейла. – И не только нашей семьи. Сегодня в Зеленчукском районе проживает свыше 20 человек из Донбасса. Благодаря начальнику отдела образования Вере Георгиевне Лосевой мои дети были определены – сын Кирилл пошёл во 2-й класс СОШ им. Бреславцева, дочь Полина – в детский сад. Нам были выделены средства для приобретения одежды и обуви, мы постоянно получаем гуманитарную помощь в виде продуктов питания и ни в чём не нуждаемся. Народ в Зеленчукской доброжелательный, открытый. Я была поражена тем, что здесь мирно сосуществуют христианская церковь и мусульманская мечеть. Именно здесь за два месяца пребывания я реально ощутила широту души россиян, их веротерпимость. Собственно, я и сама выросла в интернациональной семье: отец – лезгин, мама – русская, и я с гордостью ношу кавказское имя… Но на душе неспокойно. Я-то с детьми устроена, а муж, мама с дядей остались там – на линии боевых действий. Последний раз удалось связаться с ними по телефону в марте.

Лейла Нурахмедовна по специальности инженер, работала на Луганской АЭС в подразделении энергосбыта, и сидеть без дела для неё непривычно. Поэтому она собирается получить российское гражданство и устроиться на работу. А глаза волей-неволей прикованы к новостям – как там сейчас на Луганщине?

А меня лично с бывшей Ворошиловградской областью (многие уже и не знают, что так до перестроечных процессов называлась нынешняя Луганская область) связывают самые тёплые воспоминания. В конце 70-х я работала в городе Северодонецке переводчицей у кубинских специалистов, которые приезжали на стажировку на химическое объединение «Азот». В те годы советские инженерно-технические работники на Кубе возводили подобное предприятие (эх, добрая Россия-матушка, кому только ты не помогала встать на ноги, сколько же стран ты вытащила из нищеты и прозябания!), и пока там шла стройка, кубинцы учились в СССР работать с оборудованием.

Город Северодонецк в ЛНР не вошёл, остался на Украине, как и соседний Лисичанск, где я часто бывала. Поэтому для меня названия Северодонецк, Лисичанск, Рубежное, звучащие сегодня в репортажах военных корреспондентов, многое говорят сердцу. Как и город Алчевск с его Донбасским техническим университетом, где работал профессор Юрий Рутковский, посетивший Карачаево-Черкесию 37 раз!

В свое время увлечённый альпинист, он в соавторстве с коллегой, профессором Владимиром Давиденко издал книгу «Карачаево-Черкесия в наших сердцах». С ними я неоднократно встречалась в Теберде в спортивно-оздоровительном центре «Азгек», и здесь в 2017 году даже проходила международная конференция по экологии, с участием профессорско-преподавательского состава этого вуза. Профессор Рутковский с коллегами побывали и на молодёжном форуме «Махар – 2017», где познакомились с воспитательной работой по патриотическому воспитанию студентов КЧГУ. «Знаете, – с горечью говорил профессор, – нам теперь ведь недоступны курорты и турбазы Западной Украины, Закарпатья. Прекратил своё существование спортивно-оздоровительный лагерь «Атагир» в Запорожье. Выходом из тупика, на наш взгляд, является изменение наших устремлений по оздоровлению в сторону Юга России»…

Так говорил профессор Рутковский пять лет тому назад. Но, кто же предполагал, что история сделает такой крутой разворот, и Россия встанет на защиту украинского народа от нацизма… А с профессором Рутковским и его коллегами связь оборвалась ещё года три назад, и они обязательно дали бы о себе знать своим кунакам в Теберде – гендиректору «Азгека» Баширу Кипкееву и старшему инструктору Казиму Батчаеву, которые их ждут и всегда готовы предоставить им любую поддержку и помощь. И, хочется надеяться, что это лишь издержки смутного времени, а не нечто трагичное…

Мы продолжаем разговор с Лейлой, которая не перестаёт благодарить зеленчукцев за внимание и заботу: «Именно здесь я поняла, что благодаря России мир держится на духовности и человечности». Но в глазах её читается неизбывная грусть и тревога за родных, оставшихся на родине и не имеющих возможности воссоединиться с семьёй. Но рядом – ещё крепкое надёжное отцовское плечо и дети, которые не дают расслабляться. И надо поддерживать друг друга при любых раскладах и продолжать жить с верой и надеждой на лучшее обустройство мира…

А мне вспоминаются строки из стихотворения «Клятва», написанного поэтом, бывшим шахтёром Павлом Беспощадным в 1942 году:

Донбассу жить!
Сирена шлёт сирене
Горняцкой дружбы
благовест стальной:
Донбасс никто
не ставил на колени,
И никому поставить не дано!

Справка

Беженцы из Луганской и Донецкой Народных Республик, находящиеся в Карачаево-Черкесии, могут получить правовую помощь от квалифицированных юристов Центра правовой поддержки в Черкесске, на базе региональной приёмной председателя партии «Единая Россия».

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях
беженцы ДНР Донбасс Лейла Рабочая ЛНР люди специальная военная операция станица Зеленчукская Тема дня Украина