День республики № 118 от 15.10.2022

Заповедник его души

Исполнилось 115 лет со дня рождения ученого, писателя-краеведа Алексея Малышева

28 октября в 13:35
1 просмотр
Два десятилетия своей жизни Алексей Малышев посвятил выращиванию женьшеня
Два десятилетия своей жизни Алексей Малышев посвятил выращиванию женьшеня

Долгие годы жизни выдающийся ученый, доктор биологических наук, писатель-краевед Алексей Александрович Малышев посвятил Тебердинскому государственному заповеднику (сейчас – национальный парк), где занимался выращиванием женьшеня в буковых лесах, и благодаря ему чудо-корень обрёл вторую родину на Западном Кавказе.

Приручение женьшеня

Неутомимый борец за защиту природы, «приручивший» женьшень, литератор, издавший в России и за рубежом десятки произведений, он появился на свет в Петербурге осенью 1907 года. Родители его были студентами агрономического факультета, к тому же пламенными революционерами-подпольщиками. Мать вскоре тяжело заболела и ушла из жизни, а маленького Лёшу растила бабушка, вдова Николая Огарёва, русского поэта, публициста, близкого друга Герцена, Наталья Алексеевна. Вместе с её семьёй подрастающий Алексей пережил все ужасы Гражданской войны, постоянные переезды.

Талантливый подросток тянулся к знаниям, много читал, рука тянулась к перу, и его первые литературные опыты проторили тропинку к серьёзному творчеству. Одновременно он интересовался миром растений, и это увлечение привело его в Саратовский сельхозинститут. По окончании вуза Малышев работал агрономом на Кавказе и в Закавказье, и судьба забросила его в новый заповедник в Теберде, созданный в середине 30-х годов. Здесь под его руководством была разработана технология выращивания «корня жизни», что позволило начать товарный сбор ценнейшего лекарственного сырья – женьшеня.

В середине 50-х годов Тебердинский заповедник пытались закрыть, как и многие другие в СССР. К примеру, из трёх заповедников Белорусской ССР уцелел лишь один – Беловежская пуща. В те годы на заповедники, якобы не приносящие пользу обществу в виде мяса и молока, ополчился сам глава государства Никита Хрущёв. Тогда Малышев бросился в Москву, стучался в двери Госплана и министерств, доказывая необходимость сохранения свободных от хозяйственной деятельности элитных зон земли.

В 1980 году на базе Тебердинского заповедника под руководством Малышева был создан центр по выращиванию женьшеня в СССР и развёрнута широкая программа по его интродукции в промышленном масштабе. Заповеднику Алексей Александрович отдал свыше 50 лет жизни и, как верный страж, защищал его интересы. Он мог войти в кабинет даже самого высокого начальника. Снискал он и огромное уважение горцев, которые стали героями многих его произведений.

По следам Апсаты

В связи с этим мне вспоминаются слова незабвенного учёного-историка Кази Танаевича Лайпанова: «Всё, что связано с жизнью великого Малышева, мы, горцы, обязаны сохранить. Своим кропотливым трудом биолога, вырастившего женьшень в наших горах, и талантливым трудом писателя, вознёсшего на пьедестал Теберду и её простых жителей – егерей, лесников, проводников и животноводов, он заслуживает памятника. Добровольно взявший на себя миссию правозащитника живой природы, в своём творчестве он как бы шёл по следам Апсаты – божества, по древним верованиям горцев, охраняющего леса, зверей и птиц. И не случайно его книга «По следам Апсаты» снискала большую любовь у горцев. В этой романтической повести через судьбу лесника Заура, принявшего эстафету прошлых поколений беречь родную природу, писатель заставляет задуматься о том, что человек создан для того, чтобы приумножать народные богатства, а не разрушать дарованное мирозданием».

Что ж, книгами Малышева «По следам Апсаты», «Тринадцатый кордон», «Тропою романтики», «Встреча ветров» зачитывались многие поколения, черпая в них любовь к родной земле и восхищаясь благородством действующих лиц. Это умудрённый жизненным опытом аксакал Тебердука, участник боёв на Марухском перевале Азрет Якубович, тот же лесник заповедника Заур… Сочетание дара писателя и учёного, большого знатока заповедной природы позволило А. Малышеву в путеводителе «Теберда» познакомить массового читателя с информацией из области геологии, географии, биологии и даже фольклора, что сделало книгу не только ценным справочником туриста, но и основой для текста экскурсий гидов-проводников. Здесь подробно описаны все общеизвестные туристские маршруты – к водопаду Шумка, Бадукским озёрам, в Гоначхирскую долину, к кругозору Мусса-Ачитара, а также топонимика и характеристика горных вершин.

Настоящим местным бестселлером стала повесть Малышева «Горный обвал», в которой автор, приводя достоверные конкретные факты, рассказал о курорте Теберда и его жителях в суровые военные годы немецко-фашистской оккупации, о депортации невинных людей в Среднюю Азию. Образы главного героя повести Джоджура Глоова и других тебердинцев раскрыты ярко и убедительно, чему способствуют и диалоги, в которые автор вкрапляет реплики на карачаевском языке…

Горных рек нескончаемый гул

Мне посчастливилось быть хорошо знакомой с Алексеем Александровичем и его супругой Анной Максимовной Российской («Лёша настоял при регистрации нашего брака, чтобы я сохранила свою звучную фамилию», – призналась она) и бывать у них дома в Тебердинском заповеднике. «Нюра всегда была и есть для меня ведущей жизненной силой – разумной, тёплой, живой, полной жизненной мудрости и жертвенности», – отзывался профессор Малышев о своей половине.

Я хорошо запомнила нашу последнюю встречу в тот декабрьский полдень уходящего миллениума, когда они неспешно готовились к встрече Нового года. Кто же знал тогда, что для четы Малышевых, вырастивших двоих сыновей и дочь, давно разлетевшихся из родительского гнезда, это будет последний совместный новогодний праздник… Время уже неумолимо отсчитывало дни и месяцы земного срока Малышева, хотя по молодцеватому виду профессора тогда это даже нельзя было предположить. У Малышева было четверо внуков и столько же правнуков. И летом их дом, укромно спрятавшийся в окружении реликтовых деревьев и небольших озерков, был прекрасным местом отдыха для младшего поколения. Для них – экзотика, курорт, а для деда с бабушкой – надёжный причал, без которого они не мыслили жизни. Помнится, тогда Анна Максимовна за столом процитировала свои любимые стихи поэта Николая Тихонова: «Горных рек нескончаемый гул, пред которым я вечно в долгу, он – в крови моей, сердце моём, с этим гулом мы вместе умрём, голубая вода Теберды». Казалось, эти стихи посвящены именно чете Малышевых.

Во время нашей беседы, помню, задала Малышеву вопрос, давно вертевшийся на языке: «Видимо, секрет вашего долголетия всё-таки в женьшене, настойку которого по своему особому, законспирированному, рецепту пьёте вместо чая?» Малышев выразительно рассмеялся: «Всё – в разумных пределах, но если откровенно, забываю принимать женьшень регулярно – так на работе закрутишься, или не можешь оторваться от рукописей». А Анна Максимовна добавила: «У него есть любимое дело и прочный тыл».

Анна Максимовна пережила мужа на полтора года. Их прах покоится рядом на Джамагатском кладбище.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях
Алексей Малышев Анна Российская биография воспоминания женьшень память писатель судьба человека творческая деятельность Теберда Тебердинский государственный природный биосферный заповедник Тебердинский заповедник Тебердинский национальный парк трудовая деятельность ученый