День республики № 130 от 15.11.2022

Человек, посвятивший всю свою жизнь сцене

60 лет служит театру заслуженный артист России, народный артист КЧР, заслуженный артист КБР Борис Уртенов

21 ноября в 14:31
2 просмотра
Песенка из индийского фильма

…Он зашел к нам в редакцию по делу, и было такое ощущение, что вместе с этим седовласым, не утратившим мужской стати и блеска выразительных глаз человеком на склоне лет в пасмурный осенний день проскользнул лучик солнца. Кто-то из журналистов, наслышанный о его театральной судьбе, которая в нашей республике уже стала хрестоматийной, с ходу попросил Бориса Хусеевича исполнить песню из старого индийского фильма с легендарным Раджем Капуром «Господин 420». И, представьте себе, он без колебаний, что называется, «с корабля на бал», спел песню на хинди, обаяв нас флюидами энергии и жизнелюбия.

Что ж, носителю истинного актерского таланта под силу как сложнейшие тексты, бесконечная смена образов, эпох, героев, выражений лица, так и простенькая дурашливая песенка, обретающая в его устах инаковость, когда ее исполняет профессионал. А в творческом багаже ведущего актера Карачаевского республиканского театра им. Ш. Алиева Бориса Хусеевича Уртенова, обладающего еще и прекрасными вокальными данными, эта индийская песенка – одна из его первых вех на пути к мастерству мэтра сцены.

В ранней юности, которая пришлась на годы депортации, он был очень похож на Раджа Капура, поэтому и разучил все его песни из кинофильмов, радуя непритязательную публику в селе Сары-Агач, что в Южном Казахстане. И потом уже, во время творческого испытания на вступительных экзаменах в театральный институт, эта же песенка из фильма 50-х годов была представлена Борисом в числе его абитуриентских заготовок.

А в течение 60 лет он создал на сцене свыше 170 образов из классического и национального репертуара, внесших неоценимый вклад в развитие карачаевского и балкарского театров.

Тернистый путь к Мельпомене

Борис Уртенов родился в 1939 году в ауле Эльтаркач. Отец ушел на фронт, где пал смертью храбрых в одном из ожесточенных боев. Но с 1943 года, когда от него пришло последнее письмо, о судьбе Хусея Уртенова его семье было ничего не известно. И только спустя десятилетия, лишь в 2008 году, в результате многочисленных запросов в военные архивы сын узнал, что могила отца находится в городе Сухиничи Калужской области. Посетив место его гибели, Борис Хусеевич нашел имя отца на одной из памятных досок на стеле Героев войны…

– В годы депортации мама, Мекка Гелястановна, работала дояркой в колхозе, – вспоминает Б. Уртенов. – Жили голодно, но нас, троих детей, спасало молоко, остававшееся в сепараторе, которое она приносила с фермы. Но так вокруг жили все, поддерживая, как могли, друг друга. Я учился в школе-интернате, где серьезно увлекся художественной самодеятельностью. А когда в наш сельский клуб приехала труппа казахского театра с постановкой музыкального спектакля «Аршин мал алан», восхищенный игрой профессиональных артистов я твердо решил, что обязательно буду играть на сцене.

В 1957 году, когда карачаевцы вернулись на родину, для создания национальных театров было отобрано 18 талантливых юношей и девушек, представлявших народы Карачаево-Черкесии, и их послали на учебу в Ленинградский театральный институт им. Островского. Среди них был и Борис.

Студенческая жизнь захватила его целиком, ведь он учился у таких мастеров, как Георгий Товстоногов, Николай Черкасов, Николай Серебряков. Параллельно с ним учились будущие звезды театра и кино: Николай Олялин, Эммануил Виторган, Сергей Юрский. Такой среде надо было соответствовать, впитывать знания, расширять кругозор…

В качестве дипломных спектаклей карачаевская труппа осуществила постановку пьес «Аршин мал алан» и «Океан». В 1962 году, вернувшись домой, эти ребята начали работать с этими же спектаклями.

– Мы вернулись в родные пенаты с убеждением, что будем основателями и первопроходцами своих национальных театров. Мы – это Канок Клычев из Красного Востока, Амби Аджиев из Красногорки, Хамзат Кишмахов из Псыжа, Маталио Абдоков из Псаучье-Дахе, Ибрагим Джабаев из Сары-Тюза и все остальные из наших восемнадцати выпускников. Но этих творческих сил для двух трупп: карачаевской и черкесской – было мало. И мы все поступили работать в русский театр. Через два года я уехал в Нальчик, где с 1964 по 1974 год работал в балкарском театре.

Здесь Борис Уртенов создал галерею ярких образов, полюбившихся зрителям. Особенно ему удалась роль военачальника Карамырзы, почти шекспировского Яго, из спектакля «Поэма о любви», героя, воплотившего в себе жестокость и коварство, для которого нет ничего святого. Актер мастерски передал всю палитру эмоций своего героя в трагичной сцене, где тот узнает, что убил родного брата, а старая нищая женщина – его мать. В балкарском театре с актрисой Элизой Кульбаевой в течение 10 лет они играли главные роли, срывая шквал аплодисментов и оваций.

За кулисами театра: Лилия Озова, Тамара Кишмахова, Дженетхан Кумратова и Борис Уртенов. 1962 год
За кулисами театра: Лилия Озова, Тамара Кишмахова, Дженетхан Кумратова и Борис Уртенов. 1962 год

В 1972 году, когда новая группа карачаевских и черкесских выпускников Тбилисского театрального института имени Руставели вернулась на родину, наконец, открываются национальные театры. И первой ролью Бориса Уртенова на родном языке становится образ батрака Огъурлу в спектакле по одноименной пьесе Шахарбия Эбзеева, премьера которого при аншлаге прошла в Карачаевске. Затем последовали роли по пьесам драматургов С. Бабоева, М. Батчаева, Б. Тохчукова, С. Семеновой, Д. Мамчуевой. Вместе со своим коллективом Уртенов участвовал в фестивалях тюркоязычных театров в Уфе, во Владикавказе, в гастролях по всему Северному Кавказу. Незабвенная народная артистка КЧР, поэтесса Тамара Батчаева писала об Уртенове: «Он – неустанный Дон Кихот и пылкий труженик на сцене…».

Его актерское братство

Борис Уртенов из тех актеров, которые никогда не были в плену собственного эго и с честью прошли испытания славой. Вот и в нашем разговоре он больше рассказывал о своих коллегах по цеху, ушедших и живых, с гордостью и ностальгией отмечая их вклад в развитие и становление карачаевского театра:

– Мне посчастливилось дружить и играть в одних спектаклях с Шахарбием Алиевым, чье имя носит наш театр. В 1987 году, когда образовался отдельный карачаевский национальный театр, его назначили главным режиссером. Вот где в полной мере проявился его талант! В театре он поставил 40 спектаклей, и все они достойно пополнили сокровищницу карачаевского национального искусства. Шахарбий ушел из жизни в 1991 году, прожив до обидного мало.

Борис Хусеевич с теплотой вспоминает ушедших коллег: Любовь Гочияеву, Тамару Батчаеву, Лиану Ижаеву, Бориса Тохчукова, Амби Аджиева. Особое место в его душе занимал драматург Билял Аппаев, обогативший театр уникальными произведениями.

– Дай Аллах здоровья нашей старейшей, добрейшей, непревзойденной заслуженной артистке России Розе Хапчаевой, сыгравшей за полвека более ста ролей. У нее никогда не было проходных ролей. Уже одно ее появление на сцене для наших зрителей – событие. Это одна из актрис, умеющих держать паузу – многозначительную, вызывающую в душе зрителей ураган чувств. На смену старой гвардии в театр пришли молодые перспективные дарования: Мусса Айбазов, Фатима Алиева, Энвер Дотдуев и другие. Сегодня наши национальные театры переживают нелегкое время, стоит «на приколе», дожидаясь ремонта, наш театральный корабль, а мы квартируем в сельских домах культуры. Но мы живем надеждой…

К кругу актерского братства Бориса Уртенова можно образно причислить и его супругу – Тамару, заслуженную артистку КЧР, певицу и композитора, организатора известного детского фольклорного ансамбля «Къарча», совершившего многочисленные гастроли по странам Европы. Эта гармоничная семейная пара вырастила двух достойных сыновей.

Про кино и еще не сыгранные роли

– Борис Хусеевич, но в вашей творческой жизни особое место занимает и кино. С удовольствием смотрела на вас с Розой Хапчаевой, когда вы играли эпизод, снятый в Нижней Маре, в кинофильме-боевике «Стреляющие горы» Рустама Оразаева…

– В студенческую пору, летом 1958 года, я случайно оказался в Баку, где снимался фильм «Щит и меч» Владимира Басова. Я там был включен в массовку, но потом ее вырезали. Но все равно я считаю этот эпизод боевым крещением моей киноэпопеи. Позднее я снялся в массовке фильма «Песочные часы» в Пятигорске, где была занята наша карачаевская труппа во главе с Борисом Тохчуковым. В 2010 году был документальный фильм «Война и мир Карачая» В. Давыдова, где я также снимался. Считаю большой удачей участие нашей труппы в документально-публицистической киноленте Марата Дураева «Приговоренные к забвению» о депортации карачаевского народа.

– Каждый актер считает, что лучшая роль им еще не сыграна.

– Я дожил как раз до такого возраста, когда моя главная роль – это почтенный аксакал. Тот, про которого великий Расул Гамзатов говорил: «Пусть борода его седа, он греет кости шубой теплой, а скажет просто иногда – и города подхватят, села». Такими я вижу карачаевских поэтов – Исмаила джырчы Семенова и Касбота Кочкарова, чьи образы я хотел бы воплотить на сцене.

Кстати,

в 1980 году Борис Уртенов избирался уполномоченным Ставропольского отделения Союза театральных деятелей Карачаево-Черкесии. Еще 16 лет был председателем правления СТД КЧР. За это время он тепло сблизился и подружился с Михаилом Ульяновым, Олегом Ефремовым, Кириллом Лавровым, Александром Калягиным. В 2018 году о нем вышла книга Тамары Хапчаевой «Актерское счастье».

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях
60 лет артист биография Борис Уртенов воспоминания заслуженный артист РФ Карачаевский драматический театр им. Ш. М. Алиева люди народный артист КЧР судьба человека творческая деятельность Творческие люди юбилей