“Не мыслю себя без сцены…”

18 июля в 09:30
 просмотров

Вообще, Владимира Гавриленко понять сложно. Человеку, глубоко понимающему музыку, ему близко то, что нельзя высказать словами. Он кажется тем, чьей жизнью управляют эмоции и ощущения. В нем уживаются совершенно противоречивые черты: тяга к переменам и консерватизм, добродушие и закрытость. Отсюда перепады в настроении, периоды взлетов сменяются спадами. Логичным натурам не понять причины переменчивости его настроения, ибо он воспринимает мир не разумом, но сердцем.
…Владимир Григорьевич сегодня за давностью лет не может сказать, как его родня оказалась в Тбилиси, полагая, что причиной тому – война и эвакуация, но именно там, в столице Грузии, он появился на свет в июне 1944 года. Его мать, Дарья Петровна, была прекрасной певуньей, кроме того, Володя с детства рос с местными мальчишками, среди которых традиции пения укоренены сызмальства.

Вообще, Владимира Гавриленко понять сложно. Человеку, глубоко понимающему музыку, ему близко то, что нельзя высказать словами. Он кажется тем, чьей жизнью управляют эмоции и ощущения. В нем уживаются совершенно противоречивые черты: тяга к переменам и консерватизм, добродушие и закрытость. Отсюда перепады в настроении, периоды взлетов сменяются спадами. Логичным натурам не понять причины переменчивости его настроения, ибо он воспринимает мир не разумом, но сердцем.
…Владимир Григорьевич сегодня за давностью лет не может сказать, как его родня оказалась в Тбилиси, полагая, что причиной тому – война и эвакуация, но именно там, в столице Грузии, он появился на свет в июне 1944 года. Его мать, Дарья Петровна, была прекрасной певуньей, кроме того, Володя с детства рос с местными мальчишками, среди которых традиции пения укоренены сызмальства.

Пением в Грузии занимаются преимущественно мужчины. Типичная грузинская песня – мужское трехголосие без инструментального сопровождения, которое просто очаровывает. Окруженный атмосферой этого прекрасного пения, русский мальчик с 10 лет занимался во Дворце пионеров в хоровом классе, он понимал по-грузински и уже тогда прекрасно пел с горцами, при этом обожал и танцы…
В 1958 году в Москве должна была пройти декада грузинского искусства и литературы – своего рода смотр творческих сил, дарований грузинского народа, демонстрация успехов грузинской культуры. В ходе подготовки к ней были отобраны наиболее талантливые творческие коллективы. И каково же было удивление Володи, когда в результате отбора он оказался в числе лучших и был направлен в Москву!
В составе делегации были такие корифеи, как мастер советского балетного искусства В. Чабукиани, грузинский композитор А. Мачавариани, народный артист СССР дирижер О. Димитриади… На декаду был отобран Государственный ансамбль народного танца Грузии под руководством замечательных мастеров-хореографов Н. Рамишвили и И. Сухишвили. И вот – оказаться среди них! Московская музыкальная общественность в один голос признала большие успехи грузинской музыки, восхищалась Симфоническим оркестром Грузии, Государственной капеллой, государственным квартетом Грузии, дирижерами, вокалистами, пианистами и другими инструменталистами, с подлинной виртуозностью исполнявшими грузинские музыкальные произведения. Прекрасно выступил и Владимир с друзьями.
Не обошлось и без смешных казусов. Ребят повели в музей, собрали группу грузин, а его, светловолосого, отогнали: “А вы отойдите, молодой человек…” Он был единственным русским среди всей делегации…
Именно Грузинская декада стала для Владимира отправным пунктом призвания, он впервые понял тогда, что хочет остаться на всю жизнь в этой атмосфере таланта, творчества, аплодисментов…
Но человек предлагает, а Бог располагает. В 1958 году семья Гавриленко переехала в Черкесск, где отцу предложили место начальника цеха на заводе холодильного машиностроения, а Володя пошел в седьмую школу. Его огорчил переезд: после старинных живописных улочек Тбилиси Черкесск показался просто деревней. Он недоумевал: “Куда вы меня привезли?” Но времена были тяжелые, приходилось выживать, чтобы кормить трех детей в семье, и с прихотями мальчонки, конечно, не посчитались.
Володя снова нашел успокоение в пении – пел в школе, во Дворце пионеров его звучный тенор сделал его солистом, он участвовал в самодеятельности завода холодильного машиностроения, как в танцевальном, так и в вокальном кружках, а по окончании в1961 года СШ № 7 поступил в музыкальное училище на дирижерско-хоровое отделение.
Пел он и в армии, с 1963 по 1966 годах, когда служил в Белоруссии и на Малой земле. Вернувшись, после окончания музыкального училища, поступил в Саратовскую государственную консерваторию им. Собинова на дирижерско-хоровое отделение. С 1973 года Владимир – преподаватель дирижерско-хорового отделения Черкесского музучилища (ныне – республиканский колледж культуры и искусств им. А. Даурова). Ведет дирижирование, хоровой ансамбль, дирижерская практику, вокал и концертмейстерство по вокалу. Принимает активное участие в концертах колледжа, города, республики. В качестве солиста участвовал в фестивалях “Мир Кавказу” в Адыгее, в Майкопе, был делегатом на праздновании 450-летия добровольного вхождения КЧР в состав России в Москве… С 2000 по 2007 год он – артист ансамбля “Нарт” при управлении культуры мэрии муниципального образования города Черкесска, с 2088 года – его руководитель. С участниками ансамбля – Риммой Сакиевой, Ларисой Каракетовой, Уали Темирдашевым, Закирьей Дармиловым, Галиной Кенчешаовой и Эдуардом Каровым – у него сложились прекрасные отношения. “Я – руководитель, но очень многому учусь у них, подлинных знатоков народной музыки…”, – говорит Гавриленко.
Сам он – певец с богатейшим репертуаром, как классическим, так и современным. Он исполняет арии и романсы, песни лирические и патриотические. Много внимания уделяет и детям в ДШИ г. Черкесска, учит детей аккомпанировать исполнителям.
Ныне он – заслуженный артист КЧР. Награждался почетными грамотами мэрии, Министерства культуры как солист и как руководитель ансамбля за многолетний и добросовестный труд. Сам при этом добавляет, что отнюдь не считает свою работы законченной и будет работать, “пока не выгонят” – ибо не мыслит себя без своего дела. Те, кто знает его, называют его идеальным работником. В деле для него главное – порядок и исполнительность, вместе с тем ему требуется периодически переключаться с одного вида деятельности на другой, иначе падает работоспособность и накапливается усталость. У него способность организовывать творческий процесс, брать на себя роль лидера. Он всегда был активен, энергичен и вынослив, умел оценить результаты труда, выполняемая им работа была для него предметом гордости.
Сегодня он говорит, что оценивает жизнь спокойнее и проще, чем в юности. Свойственная ему с юности жажда купаться в лучах славы, ловить на себе восхищенные взгляды толпы и быть любимцем публики, присущая всем творческим людям, сегодня стала менее значимой. Но он, как любой отличный артист, нуждается хотя бы в воображаемой сцене.
…В разговоре он обронил характерную фразу, что в Черкесске ему было неуютно до тех пор пока не появились друзья – Петр Писаренко и Николай Чернов. Друзей у него мало, но зато надежные, и на первое место в дружеских отношениях Владимир всегда ставит искренность, взаимовыручку, преданность. Сам Владимир Григорьевич чувствует людей, умеет сопереживать, пропуская проблемы других через себя, при этом обидчив и раним, грубые слова и бесчестные поступки глубоко травмируют его душу. Забыть нанесенную ему боль у него не получается. Он и по сей день, как признается сам, помнит поступки армейского комбата, не выполнившего данное ему обещание. Он плохо переносит дисгармонию и стресс. У самого Владимира Григорьевича твердые моральные принципы, даже соревнуется он исключительно честно и не идет ни на какие компромиссы, чем наживает себе врагов. Его самоуверенность сочетается с энергичностью, а открытость и справедливость помогают ему иметь среди своих студентов репутацию прекрасного педагога и “своего парня”. Сам Гавриленко считает, что, несмотря на любовь к сцене, он никогда не болел “звездной болезнью” и не имел “творческой ревности”, заставлявшей “топить” талантливых конкурентов. Сильна в нем и ностальгия по прошлому. “Мы с братом, когда собираемся вместе, поем “Тбилисо” до сих пор…”

Фото из семейного архива.

Ольга МИХАЙЛОВА
Поделиться
в соцсетях