Шахмёлек

7 августа в 07:03
 просмотров

Каждый раз, когда приближается 12 августа, дата смерти мамы, я задаю себе один и тот же вопрос: «Все ли я сделала для нее, что могла, что должна была?». Она-то всю свою жизнь отдавала себя сполна – и работе, и людям, обществу, и нам, своим детям, – говорит Ольга Селимсултанова.
О маме она может говорить часами, тем более что есть о чем – Соня Якубовна прожила по-настоящему достойную жизнь. Неслучайно в семидесятые годы прошлого столетия ее имя не сходило со страниц нашей газеты, в то время – «Ленинского знамени». Немало репортажей и зарисовок, посвященных прославленной доярке из колхоза «Родина», позже «Ильичевского», орденоносцу, ударнику коммунистического труда, депутату советов народных депутатов различных уровней Соне Селимсултановой, было опубликовано в эти же годы в «Ставропольской правде» и «Молодом ленинце».

Каждый раз, когда приближается 12 августа, дата смерти мамы, я задаю себе один и тот же вопрос: «Все ли я сделала для нее, что могла, что должна была?». Она-то всю свою жизнь отдавала себя сполна – и работе, и людям, обществу, и нам, своим детям, – говорит Ольга Селимсултанова.
О маме она может говорить часами, тем более что есть о чем – Соня Якубовна прожила по-настоящему достойную жизнь. Неслучайно в семидесятые годы прошлого столетия ее имя не сходило со страниц нашей газеты, в то время – «Ленинского знамени». Немало репортажей и зарисовок, посвященных прославленной доярке из колхоза «Родина», позже «Ильичевского», орденоносцу, ударнику коммунистического труда, депутату советов народных депутатов различных уровней Соне Селимсултановой, было опубликовано в эти же годы в «Ставропольской правде» и «Молодом ленинце».

Мне, чья журналистская практика началась в начале восьмидесятых, не довелось знать славную землячку, а вот с ее дочерью Ольгой Мацаевной, Олечкой, несколько лет назад нас свели, как это в основном бывает, обычные бытовые интересы. Вместе со своим мужем Пахатом Курманбиевичем Батчаевым Ольга дважды в неделю привозит в Черкесск молочную продукцию со своего подворья: всегда свежее, утреннего надоя, молоко, жирную, густую, так что через пару дней, что называется, ложка стоит, сметану, сочный, из натурального молока творог… У Ольги – свои постоянные покупатели, в числе которых, однажды купив собственноручно приготовленный ею карачаевский сыр, оказалась и я. Причем, понравились не только вкусовые качества самой продукции и добросовестность, с которой она сделана. Ольга обладает такими, к сожалению, редкими для нынешнего времени качествами, как искреннее доброжелательное отношение к людям и такая же искренняя душевная щедрость. И эти качества притягивают к ней людей. Неслучайно возле ее прилавка каждый раз собирается целая очередь покупателей, готовых ждать полчаса и больше, лишь бы приобрести продукты у своей молочницы. При этом буквально рядом подобной продукцией торгуют в нескольких павильонах.
Всегда с открытой, доброжелательной улыбкой, Ольга к каждому своему покупателю обращается если не по имени-отчеству, то обязательно – «солнышко ты мое», и чувствуется, что для нее это – не присказка, а естественное обращение к человеку.
Как-то в очереди пожилая женщина, наблюдая, как Ольга ласково, словно с близкими людьми, общается с покупателями, то и дело повторяя свое обычное «солнышко ты мое», отметила, что она – копия своей матери, такая же труженица и доброжелательный человек.
Готовя этот материал, я напомнила Ольге о том давнем комплименте со стороны человека, знавшего ее мать.
– О моем сходстве с мамой я слышала неоднократно. И мне это очень лестно. Но она была в сотни раз более совершенным и щедрым на любовь к людям человеком. Недаром же все обращались к ней ласково Шахмёлек, где «мёлек» по-карачаевски – «ангел», «ангелочек», – говорит Ольга Мацаевна.
Этим именем, которое Якуб Болатчиев придумал как домашнее для своей самой младшей дочери (она была последним, двенадцатым ребенком), Соню Селимсултанову называли и в строительной бригаде в Киргизии, и там же в свекловодческом звене, и на МТФ колхоза «Родина» в родной Карачаево-Черкесии. Так же – Шахмёлек – обращались к ней односельчане в Пригородном, причем не только соседи, а буквально все, от мала до велика. Даже коллеги-депутаты Прикубанского районного, Карачаево-Черкесского областного, Ставропольского краевого советов народных депутатов называли ее Шахмёлек.
И только на официальных мероприятиях, в выступлениях руководителей области и края, в журналистских материалах звучало, как и положено, полное имя Сони Якубовны Селимсултановой – в числе доярок-рекордсменок, победителей соцсоревнования, передовиков производства. Да еще с трибуны Ставропольского краевого обкома партии, когда Соня Якубовна под аплодисменты таких же славных тружеников шла получать из рук первого секретаря Михаила Горбачева орден Ленина, а затем – и орден Трудового Красного Знамени.
– Мама не боялась никакой работы. Вот у нас с мужем – немалое подсобное хозяйство. И я нередко слышу от соседей слова сочувствия, дескать, это – тяжкий труд, стоит ли он тех копеек, в которые сегодня оценивают, скажем, то же молоко… А моя мама юной девушкой работала на строительстве оросительных каналов в Средней Азии. Только представьте: летом – адская жара, осень и зима – пронизывающий ветер, и лопата в руке с каждым часом становится все тяжелее. А труд доярки разве легче? Подъем к утренней дойке – в четыре утра, вечерняя – в двадцать часов. И так – каждый день, более тридцати лет подряд, до самой пенсии. А поднять пятерых детей, воспитать каждого так, чтобы не пришлось краснеть?! Разве это легко? – рассказывает Ольга.
Краснеть Соне Якубовне за кого-то из своих детей не пришлось ни разу. Как и Ольга, все дети Селимсултановых – яркое подтверждение тому, что мы, практически каждый из нас, – продолжение и повторение своих родителей. Мы наследуем их черты характера, принципы, отношение к жизни, к людям, к себе самим…
 Соня Якубовна и Маца Султанович воспитали из своих сыновей Мавсура, Сурхо, Анатолия и дочерей Риммы и Ольги достойных, порядочных, трудолюбивых людей. Все трудятся, выбрав для себя ту или иную профессию. У всех – замечательные семьи, дети, внуки. Кстати, о том, как создавалась одна из них – Анатолия и Светланы – наша газета рассказывала в 1981 году, посвятив этому событию целый разворот. Селимсултановы тогда сыграли своему младшему сыну настоящую комсомольскую свадьбу. И хотя таким бракосочетанием по сути были нарушены национальные традиции, семья Анатолия со Светланой получилась дружной, крепкой, как и у остальных детей Селимсултановых.
– Ничего удивительного в этом я не вижу, – говорит Ольга. – У нас перед глазами был пример родителей, которые всю жизнь прожили в любви и уважении и ушли буквально друг за другом. Мама не смогла пережить смерть отца. А ведь ее родители в свое время были против брака с чеченцем, да и его – не в восторге.
Ольга рассказывает, какой теплотой были наполнены отношения отца с матерью, как, каждый раз входя в дом, он взглядом искал свою Шахмёлек и успокаивался, лишь встретив ответную улыбку.
– Они, безусловно, были одним целым, несмотря на то, что очень разными по характеру: отец – немногословный, в селе говорили, что голоса его ни разу не слышали, мама – бойкая, активная, жизнерадостная, всегда в гуще событий… – вспоминает Ольга Мацаевна. – Когда отец умер в январе 1998 года, маму на третий день разбил инсульт, и как бы с братьями и сестрой мы ни боролись за ее жизнь, в августе ее не стало.
В нынешнем году исполняется уже пятнадцать лет со смерти Сони Якубовны Селимсултановой, но боль от этой утраты, говорит Ольга, не стала меньше.
– Утешает лишь то, что ее замечательные человеческие качества я вижу сегодня в наших детях. Особенно младшая дочь Анатолия Радмила похожа на маму, даже – внешне, такая же статная и красивая. И не присядет, хватается за все, старается всем помочь, – рассказывает Ольга. – А главное – мама стала для всех ее внуков мерилом, если так можно выразиться, нравственных ценностей: порядочности, чистоты, доброты, верности… Надеюсь, что и последующие поколения нашей семьи не растеряют этих качеств.

П. ВЛАДИМИРОВА.
Фото из семейного архива
(1979 г.).

П. ВЛАДИМИРОВА.
Поделиться
в соцсетях