В День заповедников – в заповедник

17 января в 05:20
 просмотров

Зима в Теберде: ночь наступает очень быстро, а наступление дня, не поддающееся описанию, потрясающее по живописности зрелище. Как дым от печных труб, повис белый пар над горой Лысой. Изящная вуаль тумана стелется по-над заповедными местами, куда мы собрались идти спозаранку. Все верно, путь наш лежит в Тебердинский заповедник, тем более что повод для визита самый что ни на есть подходящий. На январь приходится День заповедников и национальных парков. За точку отсчета берется следующий факт – именно в январе 1917 года в России был образован первый государственный заповедник – Баргузинский, который основной своей целью ставил сохранение баргузинского соболя и других животных на Байкале.
Ныне в России насчитывается более 100 заповедников, среди которых особое место занимает Тебердинский биосферный заповедник, включенный в международную сеть биосферных резерватов.

Зима в Теберде: ночь наступает очень быстро, а наступление дня, не поддающееся описанию, потрясающее по живописности зрелище. Как дым от печных труб, повис белый пар над горой Лысой. Изящная вуаль тумана стелется по-над заповедными местами, куда мы собрались идти спозаранку. Все верно, путь наш лежит в Тебердинский заповедник, тем более что повод для визита самый что ни на есть подходящий. На январь приходится День заповедников и национальных парков. За точку отсчета берется следующий факт – именно в январе 1917 года в России был образован первый государственный заповедник – Баргузинский, который основной своей целью ставил сохранение баргузинского соболя и других животных на Байкале.
Ныне в России насчитывается более 100 заповедников, среди которых особое место занимает Тебердинский биосферный заповедник, включенный в международную сеть биосферных резерватов.
Об этапах развития заповедника со дня его возникновения до наших дней написано немало, авторами книг, статей являлись специалисты, компетентные в вопросах охраны животного и растительного мира Карачаево-Черкесии, – Д. Салпагаров, А. Малышев, Л. Долечек, Г. Бобырь, А. Добролюбов, В. Поливанов, Н. Лукашева, Ф. Воробьева и многие другие.

Посему позволю себе обозначить лишь одну дату. Год 1935-й. Именно в этом году по решению Карачаевского облисполкома был организован «Тебердинский акклиматизационный заповедник». А дальше… За каких-то неполных 80 лет малоизвестный заповедник местного значения стал всемирно известным государственным биосферным заповедником, научно-исследовательская работа которого, как и в области природо-хозяйственных задач, могла бы послужить образцом для целого ряда заповедников как отечественных, так и зарубежных…
Так, например, летом 1993 года проверяющие Тебердинский заповедник эксперты из Совета Европы были восхищены «удивительным и необыкновенным заповедником, обнаружив девственные леса, очень хорошо сохраненные альпийские луга». И в заключение отметили, что работа Тебердинского заповедника по сохранению и изучению этого исключительного района проводится на европейском уровне. В результате в 1994 году за хорошую сохранность уникальных экологических систем и развитие науки Совет Европы наградил Тебердинский заповедник дипломом первой степени…
Для прогулок на природе и ее созерцания Тебердинскому заповеднику достались чудесные земли. Прямо у входа посетителей встречают вековые ели, что качают над вами свои мудрые, много чего помнящие головы, по разному кланяются вам столетние сосны с несимметричными кронами… Но мы прямиком в вольеры, туда, где удивительные животные от тебя – на расстоянии протянутой руки…
В первую очередь, это, конечно же, медведи. Все трое, со скучающим видом, откровенно зевали, точно подростки во время церковной службы, и оживились лишь тогда, когда я стала нарочито громко разворачивать конфеты…
Заведующий вольерным комплексом Кеккез Семенов не преминул заметить: «Медведи никогда не забывают предательства и никогда не забывают сладкого угощения. Вот теперь они целый день будут ждать от посетителей конфеты…».
В отличие от медведей туры характеризуются такой осторожностью, что, несмотря на все старания, нам так и не удалось ни разу незаметно к ним приблизиться. Зато порадовали кавказские благородные олени! С выражением особой кротости и любопытства, которое им придают темные, с большими, будто чем-то затемненными зрачками, глаза, они осторожно подходят к прутьям и столь же осторожно, деликатно, я бы даже сказала ласково, слизывают лакомство с твоих рук…
Но опять тут как тут Семенов, который не дает нам сильно обольщаться на сей счет: «За внешним спокойствием, нежностью, беззлобностью оленей, я имею в виду самцов, скрывается очень жестокий нрав. В этом можно убедиться в пору оленьих боев и свадеб. В такую пору олени готовы напасть на каждого, кто окажется вблизи, будь то человек или медведь.
– Кстати о последних. Что за разговоры о том, что медведь человеку родня?
– Да они извечны, и это подтверждает тот факт, что собаки лают одинаковым голосом и на человека, и на медведя. Кстати, олени в пылу боев подают такой голос, что кажется, тявкает в чаще какой-то страшный дикий зверь…
Кабанов в заповеднике долго искать не приходится – их хрюканье разносится далеко окрест, как и однообразный стук дятла, часами долбящего сухое дерево… Кабаны без дела не сидят, как и кабанята, которые с деловитостью взрослых роют пятачками землю, определяя, что съедобно, даже если оно под толстым слоем снега. И реакция у них мгновенная на появление чужака, что удивительно не вяжется с обликом наглых толстячков.
– В природе для диких свиней нет ничего несъедобного, – поясняет Кеккез Семенов, – как и нет места для грубой жадности, серьезных драк из-за гастрономических прихотей. Во-первых, в кабаньем стаде всегда существует какой-то строгий порядок подчинения, а во-вторых, дубы, растущие в заповеднике, как правило, стряхивают такой урожай, что не всем желудям под ними место достанется, хотя… Более всего кабанчики любят сладкую с молочком кукурузу…
В приметы можно верить или не верить, но отрицать их безошибочность просто глупо. Например, говорят, если оступиться на правую ногу – это наверняка потерпеть неудачу в затеянном предприятии, если по дороге на работу ее перебежит черная кошка, то лучше возвращайся обратно, ну а если дорогу перейдет человек с полными ведрами воды – то все будет в ажуре. Последняя примета, больше чем уверена, стала бы непререкаемой истиной для многих, если бы им перешел дорогу смотритель заповедника с полными ведрами воды, а следом удалось, как для нас, лицезреть неподражаемость выдр. Казалось бы, где выдра, где Кавказ? Точь в точь, как в знаменитом спектакле «Ханума»: «Где Кура, где твой дом, князь?» Но вот привезли этих удивительных существ из Санкт-Петербургского заповедника, и они на удивленье всем прижились, обжились и стали «выпендриваться» в заповеднике, как и положено выдре по определению. Ну, скажем, кто из нас в сердцах не кидал той или иной зарвавшейся личности: «Ну и выдра!». То они стоят столбиком в воде, чтобы получше оглядеться вокруг, выказывая всей своей фигурой надменность и высокомерие, то занимаются прилюдно туалетом по несколько раз в день, сев на задние лапы и расчесывая мех острыми когтями передних лап и резцами… И даже если вам не удастся их увидеть, присутствие выдр выдают следы, которые нельзя спутать ни с какими другими. Эти следы, укатанные парашютными спусками к воде, свидетельствуют о ночных занятиях и игривом характере этого симпатичного зверька.
– Кеккез, наш фотокор Таулан Хачиров уверял, что выдры вели себя довольно агрессивно в момент, так сказать, фотосессии в первые дни их пребывания на тебердинской земле…
– Вы хотели сказать, фотосъемки? Это одно. Выдра может рассердиться и даже цапнуть за руку, за ногу и т. д. И укус, кстати, довольно опасен. Что же касается фотосессии, так это прямиком к лебедям…Глядя на них, величавых, грациозных, невольно вспомнила стихи Заболоцкого:
           Сквозь летние сумерки парка,
           по краю искусственных вод
           красавица дева, дикарка –
           высокая лебедь плывет.
           Плывет белоснежное диво,
           животное, полное грез,
           колебля на лоне залива
           лиловые тени берез.
          Головка ее шелковиста,
          и мантия снега белей,
          и дивные два аметиста
          мерцают в глазницах у ней.
          И светлое льется сиянье
          над белым изгибом спины,
          и вся она как изваянье
          приподнятой к небу
волны…
…Без конца наблюдала и писала бы эти сюжеты из Тебердинского заповедника…

НА СНИМКЕ: алтайская белка, завезенная в Теберду в далекие 40-е годы прошлого века,

спокойно кормилась каждый день с ладошки удивительного, благородного человека,

ныне покойного – директора заповедника «Тебердинский» Джапара САЛПАГАРОВА.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях