«По следам семейных преданий…»

14 февраля в 04:54
 просмотров

Далекий 1949 год. Конец августа. До начала нового учебного года оставалось несколько дней, когда в облоно в городе Фрунзе (ныне Бишкек) впорхнули две юные девушки с новенькими дипломами об окончании педучилища – закадычные подружки Вера и Раиса с одинаковым отчеством – Гавриловна. Они были неразлучны, и поэтому им было всё равно, в какую школу их направят – лишь бы вместе. И надо же было тому случиться, что в этот же час у порога данного присутственного места оказался по делам учитель истории Военно-Антоновской средней школы Кызыл-Аскерского района Киргизской ССР Аскер Кочкаров. Далее история развивалась в лучших традициях индийского кино: одна из девушек ему сразу же приглянулась, и он уговорил начальника облоно направить молодых специалисток в школу, где он работал. В этот же день они втроем направлялись в Военно-Антоновку, где их старший покровитель подыскал им частную квартиру. Так началась необыкновенная история любви сибирячки Раисы Мамоновой и уроженца аула Нижняя Мара Аскера Кочкарова – моих бабушки и дедушки.

Собственно, их отношения сложились лишь благодаря настойчивым ухаживаниям моего будущего дедушки, потому что 19-летнюю Раису в то время не очень-то радовала перспектива выйти замуж за спецпереселенца, тем более, её отговаривали и родственники, и коллеги, и друзья.

Далекий 1949 год. Конец августа. До начала нового учебного года оставалось несколько дней, когда в облоно в городе Фрунзе (ныне Бишкек) впорхнули две юные девушки с новенькими дипломами об окончании педучилища – закадычные подружки Вера и Раиса с одинаковым отчеством – Гавриловна. Они были неразлучны, и поэтому им было всё равно, в какую школу их направят – лишь бы вместе. И надо же было тому случиться, что в этот же час у порога данного присутственного места оказался по делам учитель истории Военно-Антоновской средней школы Кызыл-Аскерского района Киргизской ССР Аскер Кочкаров. Далее история развивалась в лучших традициях индийского кино: одна из девушек ему сразу же приглянулась, и он уговорил начальника облоно направить молодых специалисток в школу, где он работал. В этот же день они втроем направлялись в Военно-Антоновку, где их старший покровитель подыскал им частную квартиру. Так началась необыкновенная история любви сибирячки Раисы Мамоновой и уроженца аула Нижняя Мара Аскера Кочкарова – моих бабушки и дедушки.

Собственно, их отношения сложились лишь благодаря настойчивым ухаживаниям моего будущего дедушки, потому что 19-летнюю Раису в то время не очень-то радовала перспектива выйти замуж за спецпереселенца, тем более, её отговаривали и родственники, и коллеги, и друзья. Но надо было знать характер моего дедушки, который никогда не отступал от намеченного. В итоге сыграли скромную учительскую свадьбу, и Раиса молодой снохой вошла в большую семью Кочкаровых, где Аскер был старшим и любимым сыном среди трех братьев и пяти сестер, которых подняла на ноги мать семейства Дабат Батыргериевна, овдовевшая ещё до выселения карачаевского народа. Хочу отметить, что моя бабушка всегда очень тепло и с большим уважением и по сей день отзывается о своей свекрови (в её комнате до сих пор висит на стене портрет моей прабабушки, рядом с портретом другой моей прабабушки Настасьи Тимофеевны – мамы Раисы Гавриловны). Несмотря на то что они были разной национальности, вероисповедания, мешал языковой барьер, они сблизились с первого дня знакомства. И сегодня, когда уже давно нет моего деда Аскера Маулеевича, его младшего брата Рамазана, сестер Кулистан, Хаулат, Зурьят, Марджан, бабушка счастлива тем, что её окружают любовью деверь Хасанби и золовка Мария и все родственники её покойного мужа из нашего многочисленного рода. Хотя перед возвращением на Кавказ, когда у Аскера и Раисы уже росла дочь Людмила, всё могло случиться по-другому – злые наветы и наговоры заставляли усомниться мою бабушку в благонадежности народа, с которым она связала судьбу, – что ждёт её там, на Кавказе? И потом, она уже заочно училась в Киргизском госпединституте на филологическом факультете, и учебу не хотелось бросать, и построенный дом, в который было вложено немало сил. Но это было потом….
Бабушка часто рассказывала о том, какой шок пережил её педагогический коллектив, да и вся интеллигенция большого многонационального села Военно-Антоновка, где рядом с киргизами и русскими жили карачаевцы, чеченцы, ингуши, немцы, когда вышел в свет доклад Никиты Хрущева на ХХ съезде партии в 1956 году. Этот доклад читали вслух на партсобраниях, и, откровенно говоря, многие не верили своим ушам – ведь развенчивался миф о вожде всех времен и народов Сталине и разоблачались акты репрессий, включая депортацию. Бабушке, обладающей хорошей дикцией, было поручено прочитать этот доклад перед своим коллективом, и ей пришлось собрать в кулак всю волю, чтобы не расплакаться. Ведь с именем Сталина люди воевали, шли в бой, его портреты висели в каждом доме и учреждении… И именно в этом году карачаевцы и другие репрессированные народы Кавказа засобирались на родину.
В сомнениях, покидать ли милую сердцу Киргизию, Военно-Антоновку, где жили её отец Гавриил Петрович, мать Настасья Тимофеевна и сестра Лида, у моей бабушки прошел год. Давно уехала на родину её свекровь Дабат с семейством, в их доме жили уже чужие люди, отчего сжималось сердце у моего дедушки, но он терпеливо ждал, когда, наконец, его супруга примет решение. Ведь на кону была дальнейшая судьба их семьи. И я часто думаю: останься бабушка тогда в Киргизии, не родился бы на Кавказе её младший сын Руслан – мой отец, со всеми вытекающими оттуда последствиями…
Они вернулись на родину моего дедушки в июле 1957 года, и пришлось им с первых дней, сразу отмечу, не сладко. Приехавшие первыми эшелонами сразу нашли «место под солнцем», заняв квартиры в Черкесске и Карачаевске, а также хорошие должности. Моим деду и бабушке с высшим образованием (что большая редкость в те годы!) пришлось поскитаться по аульским школам, здесь же, в пустующих классах, снимать углы… Впоследствии, конечно, всё вошло в свою колею, но время для лучшей самореализации было упущено, однако дедушка никогда в этом не упрекнул бабушку. Ведь он мог бы бросить ей упрек, что именно из-за её нерешительности они не оказались в нужное время в нужном месте…А русских своих тестя и тёщу из Киргизии дедушка впоследствии перевез на Кавказ. Они похоронены на православном кладбище в Карачаевске, и мы никогда не забываем их могилы. ..
Моей бабушке 14 февраля, в самый романтический праздник всех влюбленных, исполняется 85 лет. Я знаю, в этот день она получит немало поздравлений от многочисленных своих учеников из аулов Каменномост, Нижняя Теберда, шахтёрского поселка Мара-Аягы, в которых она оставила добрый след, проработав в общей сложности около пятидесяти лет. Она гордится своими выпускниками, которые стали успешными специалистами и просто хорошими людьми.
Бабушка полностью вжилась в быт карачаевцев, она чтит и соблюдает все обычаи, праздники и обряды народа, который ей давно стал родным, ведь с дедушкой они прожили без малого полвека, вырастили двух детей. Сквернословие, грубость, эгоизм и легкомыслие всегда обходили их дом стороной. Глядя на них, мне с детства приходило осознание того, что именно такой должна быть настоящая любовь, которая, преодолев все преграды и основываясь на взаимоуважении, сумеет сохранить себя. Ну, разве могла по-другому сложиться судьба у человека, родившегося в такой знаменательный день?

О. КОЧКАРОВА.
НА СНИМКЕ: Раиса КОЧКАРОВА, конец 1970-х

годов (фото из семейного архива).

Поделиться
в соцсетях