Адамей МИСХОДЖЕВ: «Работать на износ…»

11 июня в 04:34
2 просмотра

Это неправда, что 2 ноября 1943 года всех карачаевцев выслали. Когда приехали на молочную ферму в Кубину, где по спискам числилась карачаевка Алакез Лайпанова из Верхней Теберды, забрать ее не смогли. К наряду военных высыпали доярки, пастухи, прибежал председатель колхоза. Алакез была лучшей работницей, передовиком и ударницей, муж ее рано умер, на ее руках остался его слепой брат, а сын был на фронте. В доме Алакез были только сноха и трое внуков – от девятилетнего Адамея до грудной девочки.
Препирались долго, кричали, спорили до хрипоты. «Раз она вдова абазина Мисходжева – то и она Мисходжева, абазинка…» Аргумент был слаб, но сотрудники НКВД все же отступили, махнув рукой. Женщина была уже в преклонных летах, что с нее взять-то?
Именно ей, бабушке Алакез, Адамей Мисходжев был обязан первыми уроками жизни. «Иши болмагъан итлени суугъа элтир» – «Бездельник ведет к водопою собак, работающий же голодным не останется» – эти немудреные слова бабушки Адамей усвоил навсегда и всегда работал на износ.

Это неправда, что 2 ноября 1943 года всех карачаевцев выслали. Когда приехали на молочную ферму в Кубину, где по спискам числилась карачаевка Алакез Лайпанова из Верхней Теберды, забрать ее не смогли. К наряду военных высыпали доярки, пастухи, прибежал председатель колхоза. Алакез была лучшей работницей, передовиком и ударницей, муж ее рано умер, на ее руках остался его слепой брат, а сын был на фронте. В доме Алакез были только сноха и трое внуков – от девятилетнего Адамея до грудной девочки.
Препирались долго, кричали, спорили до хрипоты. «Раз она вдова абазина Мисходжева – то и она Мисходжева, абазинка…» Аргумент был слаб, но сотрудники НКВД все же отступили, махнув рукой. Женщина была уже в преклонных летах, что с нее взять-то?
Именно ей, бабушке Алакез, Адамей Мисходжев был обязан первыми уроками жизни. «Иши болмагъан итлени суугъа элтир» – «Бездельник ведет к водопою собак, работающий же голодным не останется» – эти немудреные слова бабушки Адамей усвоил навсегда и всегда работал на износ. Детство его было нелегким: приходилось и овец пасти, и дрова заготавливать, и картошку убирать. До сих пор Адамей Юнусович помнит вкус той картошки, что ели во время войны, – сегодня ему кажется, что такой вкусной уже нет…

Впрочем, детство запомнилось не только работой. В свободное время было место и извечным мальчишеским потасовкам: и боролись, и камни толкали на то, кто дальше закинет, и мяч гоняли. Впрочем, какой мяч? Солому обтягивали кожей и сшивали. Адамею нравилось возиться с малышней, устраивать спортивные соревнования уже тогда, но в послевоенные годы о спорте никто не думал. Не до того было. Окончив семилетку, Адамей в пятнадцать лет уехал из родного аула в Черкесск, где поступил в педучилище, потом работал в родной Кубинской школе, вначале учителем начальных классов, затем преподавателем физкультуры. Он в те годы как раз увлекся футболом, обладая для этого идеальными данными: был силен, подвижен, вынослив. Гонял и на велосипеде – ибо скорость любил всегда, участвовал в первенствах области и края. В армии же он сразу вошел в сборную команду Черноморского флота. На флоте ему нравилось, но во время одного из матчей получил травму ноги, а дослужить помешало еще одно роковое обстоятельство: его сослуживец, матрос-латыш, случайно упал за борт, в ледяные волны. Адамей ринулся в бушующее море спасать тонувшего, матроса спас, но со службой пришлось проститься в декабре 1957 го-да, ибо заболел воспалением легких.
По возвращении, едва поправившись, пошел работать – преподавателем физкультуры в школу города-курорта Теберды. Успехи его подопечных, их многочисленные победы на соревнованиях разных уровней обратили на себя внимание в партийных и спортивных кругах. Он стал председателем райспортсоюза в Прикубанском районе, а еще через год Мисходжева избрали секретарем Прикубанского райкома комсомола. В эти же годы он получил высшее образование – окончил Ставропольский госпединститут и Ростовскую высшую партийную школу КПСС. В декабре 1962 года Адамей Мисходжев стал председателем областного совета добровольного спортивного общества “Урожай”, а еще через четыре года занял пост председателя союза спортивных обществ Карачаево-Черкесии, впоследствии – госкомитета по делам молодежи, физкультуре и спорту.
К этому времени сам он понял направление и цель своих усилий. Сколько раз он видел у молодых прекрасные данные к спорту, но, увы, не было достойных стадионов, и те, кто мог бы стать рекордсменом, уходили из спорта.
Молодой энергичный руководитель напористо и умело при поддержке первого секретаря обкома КПСС Н. Лыжина начинает спортивное строительство. На месте старенького стадиона “Спартак” вырастает современный спорткомплекс “Нарт”. На нем – уникальное по тем временам покрытие беговых дорожек. Мотодром “Домбай” при нем стал соответствовать международным стандартам, и здесь проводились мотобольные матчи с участием команд из Германии, Франции. Начинает развиваться новый для республики вид спорта – мотогонки на гаревой дорожке, и здесь также наши спортсмены  были первыми. Возводятся Дворец спорта с плавательным бассейном, стадионы в Карачаевске и Учкекене, гимнастический зал при спортшколе. Создаются специализированные школы олимпийского резерва, школа высшего спортивного мастерства. Мотобольная команда “Домбай” несколько лет подряд завоевывает титул чемпиона не только СССР, но и Европы. Радуют результатами волейболисты, гандболисты, выходят на всесоюзный уровень гимнасты, газеты пестрят сообщениями о рекордах тяжелоатлетов, громких победах велосипедистов.
Всеми спортивными успехами в те годы Карачаево-Черкесия обязана Мисходжеву. Крохотная автономная область в составе Ставрополья стала приобретать мировую известность. Сегодня руководство республики заботится о том, чтобы превратить Домбай в курорт, хотя бы приближающийся к международному уровню. А в шестидесятые о Домбае уже говорили на разных языках в разных точках планеты: здесь дважды подряд прошли международные соревнования по фристайлу. Спортсмены США, Канады, Японии, стран Европы разыгрывали на домбайских трассах один из этапов Кубка мира по фристайлу, восхищались чудесной природой и идеальными условиями для развития горнолыжных видов спорта. Это стоило Мисходжеву бессонных ночей и огромных усилий, но наш Домбай получил тогда самую лучшую “раскрутку”.
Мисходжев создавал в Карачаево-Черкесии школу вольной борьбы, пригласив сюда лучших в России тренеров и юных, подающих надежды борцов, занимавших потом верхние ступени пьедесталов почета мировых чемпионатов и Олимпийских игр. Его упрекали: зачем нам брать мальчишек со всего Северного Кавказа, надо растить своих, а он молча устраивал привозную команду в интернат, потом – в учебные заведения. Он знал, что местным мальчишкам нужен пример для подражания, толчок, после которого они пойдут в секции. Так и случилось. Один за другим набирали силу местные ребята, росло мастерство местных тренеров, и в какой-то момент необходимость в помощи со стороны отпала.
При нем в Черкесске появилась команда мастеров по футболу “Нарт”, Карачаево-Черкесия дождалась своего первого олимпийца, и не просто участника, а чемпиона Олимпийских игр. И второй спортсмен из Карачаево-Черкесии отправился на Олимпийские игры тоже в бытность председателем споркомитета Мисходжева. И чемпионы по вольной борьбе – тоже. Он “пробивал” спортсменам квартиры и места в институтах, машины – для чемпионов и звания – для тренеров, находил организации, которые могли содержать команды, и… ехал за границу со сборной страны по теннису, а вскоре в Черкесске стали строиться корты и появились первые теннисисты. И здесь он опять оказался прав, заглянув в будущее.
Он побывал в качестве руководителя спортивных команд и делегаций в 16 странах мира, на чемпионатах мира и Европы. Был в США, Японии, Франции, Испании, Германии, Бельгии, Швеции, Италии, Турции, Румынии, Чехословакии, Югославии, Польше, Швейцарии и Греции. Его заслуги были оценены высоко: ему присвоены звания «Заслуженный работник культуры РСФСР» и «Заслуженный работник физической культуры КЧР». Он награжден медалями «За трудовое отличие», «За доблестный труд», знаками «Ветеран труда» и «Ветеран спорта» и почетным знаком «Отличник физической культуры СССР», многочисленными почетными грамотами.
1999 год был для него годом трагическим. Он не примыкал к противостоянию, ибо имел отца – абазина, мать – черкешенку и бабушку – карачаевку и понимал четыре языка. Для него все происходившее было нелепым и странным, он вообще по своему духу был интернационалистом. Рекорды вненациональны, и победные результаты не зависят от цвета кожи. Мисходжев был всего лишь патриотом и хотел, чтобы за рекордами и громкими результатами стояли имена спортсменов из его родной Карачаево-Черкесии. И неважно, какие это были имена – русские, карачаевские, черкесские, абазинские или ногайские…
Почти тридцать три года он руководил спортивной жизнью Карачаево-Черкесии. Начал с двух отделений ДЮСШ по трем видам спорта в Черкесске и Карачаевске, где работали 8 тренеров. За три десятилетия создано 22 спортивные школы, в которых работали 216 тренеров, подготовлено около трехсот мастеров спорта СССР и России, более сорока чемпионов и призеров мира, Европы, СССР и России по различным видам спорта.
Сегодня он сожалеет только о несделанном. Не успел в свое время достроить горнолыжную школу-интернат в Теберде, где бы готовились горные инструкторы, жалеет, что перестройка помешала построить в Черкесске уникальный открытый плавательный бассейн на термальной воде рядом с “Нартом”. Не осуществилась и мечта, которую лелеял в последние годы работы: открыть в республике спортклубы. Физкультура – это вчерашний день. Будущее он сам видит именно за спортклубами со своими штатами и самоокупаемыми. Жаль, что не развивается и туризм, сегодня почти 70% жителей республики не знают своих гор и перевалов, а ведь раньше туризм был массовым. Сегодня нет ни системы подготовки гидов, ни горных инструкторов…
Мы встретились с ним на пороге его уютного дома. Сегодня, в свои восемьдесят, Мисходжев выглядит на шестьдесят пять: он по-прежнему подтянут, строен, легко ходит по лестнице. Правда, жалуется на вечно куда-то пропадающие очки да на былые травмы. Пошаливает и мениск когда-то травмированного колена, перенесена операция по коронарному шунтированию. Но он и сегодня прежний: любознательный, непосредственный, общительный, умеющий легко завязывать новые контакты с самыми разными людьми, открытый всему новому. Уравновешенность его характера – одно из проявлений упрямой натуры, он непрерывно обрабатывает новую информацию и выдает свежие идеи, готов горячо спорить с оппонентом, отстаивая свою правоту. Его собеседников подкупают объективность суждений и ясность мысли Адамея Юнусовича, способность воспринимать противоположную точку зрения и отсутствие предвзятости. Его опыт сегодня бесценен.

Фото из семейного архива.

Ольга МИХАЙЛОВА
Поделиться
в соцсетях