Когда есть одно маленькое «но»

25 июля в 06:31
1 просмотр

Однажды Ахмат Алчаков сидел у себя дома, в Хурзуке, уютно устроившись на охапках свежего сена, и читал журнал, потом взял карандаш, что-то подчеркнул в нем и отложил периодику в сторону. Сын Мамма, наблюдавший эту картину, призадумался: «Что бы это значило?» – и когда отец зашел в дом, взял журнал в руки. В глаза тотчас бросились выделенные стариком строки:
       «Кто сам бывал
       когда-нибудь в атаке,
       неудержимой, русской,
       штыковой,
       тот согласится,
       не бывало драки
       страшней, чем этот
       самый смертный бой».

Да, задело Ахмата Джашарбековича прочитанное за живое. Не потому ли, что было таких боев в жизни Алчакова не один и не два?..
Он родился в ауле Хурзук в 1919 году. Семья была большая и дружная – за любое дело брались сообща, вот только скотину доверяли выгонять Ахмату. А он и рад, отворит с рассветом ворота загона, и проголодавшиеся за ночь коровы и овцы дружно валят на волю, начиная вытягиваться в горы по тропинкам, выбитым ими за многие годы на каменистых склонах гор.

Однажды Ахмат Алчаков сидел у себя дома, в Хурзуке, уютно устроившись на охапках свежего сена, и читал журнал, потом взял карандаш, что-то подчеркнул в нем и отложил периодику в сторону. Сын Мамма, наблюдавший эту картину, призадумался: «Что бы это значило?» – и когда отец зашел в дом, взял журнал в руки. В глаза тотчас бросились выделенные стариком строки:
       «Кто сам бывал
       когда-нибудь в атаке,
       неудержимой, русской,
       штыковой,
       тот согласится,
       не бывало драки
       страшней, чем этот
       самый смертный бой».

Да, задело Ахмата Джашарбековича прочитанное за живое. Не потому ли, что было таких боев в жизни Алчакова не один и не два?..
Он родился в ауле Хурзук в 1919 году. Семья была большая и дружная – за любое дело брались сообща, вот только скотину доверяли выгонять Ахмату. А он и рад, отворит с рассветом ворота загона, и проголодавшиеся за ночь коровы и овцы дружно валят на волю, начиная вытягиваться в горы по тропинкам, выбитым ими за многие годы на каменистых склонах гор.

О лучшем времяпрепровождении мальчик и не мечтал. Сядешь под одинокой раскидистой сосной или на огромном валуне, который лежит с незапамятных времен у родника, и читаешь взахлеб, а заодно и пасешь скотину…
Окончив школу, Ахмат сразу же уезжает в Кисловодск и поступает в профтехучилище, где очень близко сходится со своим земляком, ставшим впоследствии знаменитым военачальником, генералом Солтаном Магомедовым.
Вернувшись после учебы домой, Ахмат начинает работать учетчиком в колхозе им Орджоникидзе и … танцевать. Да-да, он солировал в областном танцевальном ансамбле и выплясывал на гастролях, с которыми объездил полстраны, так, на пальцах, стремительно кружа на сцене, что люди приветствовали Алчакова стоя, покоренные вершиной его мастерства.
Однажды Ахмат имел честь во всем блеске своей индивидуальности танцевать на одном концерте с тогда уже знаменитым, зрелым мастером танца Махмудом Эсембаевым, и тот, узнав, что Ахмат не только искрометно танцует, но и великолепно поет, виртуозно играет на балалайке, сказал: «У меня даже сердце дрогнуло при виде твоего мастерства! Быть тебе, парень, большим мастером сцены!». Но его словам не суждено было сбыться…
Уйдя в армию, Ахмат стал курсантом отдельного разведывательного батальона 136-й дивизии ордена Ленина в Ленинакане Таджикской ССР. А прямо из учебки наш земляк ушел на фронт. В самое пекло.
В звании старшего сержанта Алчаков принимает участие в боях за Донбасс, Ростов … Под Ростовом его тяжело ранило. Два месяца в госпитале, откуда Ахмата направляют в секретную часть 84-го гвардейского минометного Краснознаменного орденов Суворова и Невского полка, где он получил новое назначение. В качестве командира ракетно-зенитной установки – легендарной «Катюши» – Алчаков принимает участие в Сталинградской битве. Надо ли говорить о том, что героическая оборона Сталинграда и последовавший за этим разгром немцев являются самыми выдающимися событиями Великой Отечественной войны?
За участие в Сталинградской битве Алчаков был награжден медалью «За оборону Сталинграда» и орденом Красной Звезды.
После Сталинграда – Белоруссия. Яростные бои за Гомель. В одном из них Алчакова вновь ранило. С поля боя его вынесла санитарочка Катя. Больше чем уверена, он не раз вспоминал эту хрупкую, милую девушку, спасшую ему жизнь, потому что… Потому что выносил из-под огня своих товарищей и знал, каково это. Однажды в боях за город Речицу вся техника сосредоточилась в одном месте для атаки на высотку, которая мешала продвижению вперед. С задачей справились, но вдруг слева в кустах разорвалось несколько снарядов, а потом начался шквальный огонь… Тяжело ранило командира взвода по прозвищу Чапай и земляка Казима Ортобаева. Ахмат бросился к ним на помощь, несмотря на то, что окрест не было даже пяти метров лишнего пространства. Нельзя было не только приподняться, но и пошевелиться, чтобы достать перевязочный пакет. Он тащил их по очереди, пять метров – одного, затем пять метров – другого. А когда дотащил их: одного, содрогающегося от непрерывных стонов, а второго, истекающего кровью, и из бруствера высунулись две чьи-то головы, Алчаков сам уже не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Набежавшие солдаты, медсестры долго не могли поверить, что замызганный кровью Ахмат даже не ранен…
Не мог не вспоминать Ахмат девушку и по одной простой причине: сердце ему грело ее фото с дарственной надписью, которое он хранил вместе с документами в кармане гимнастерки…Фронт – не самое подходящее место для архива, но фотографию Кати Ахмат сохранил, и она до сих пор на самом видном месте в семейном альбоме. Но тогда до семейного альбома было еще ох как далеко…Алчакова ждали новые бои в Литве, Латвии, Польше…
Война подходила к концу. Полк, в котором воевал Алчаков, вел бои в Брандерберге и Кенигсберге. В одном из боев погиб лучший друг – Николай Иванов. Не стало парня с томиком Лермонтова в кармане, не стало друга, которому обещал показать Хурзук, Махар, домик Лермонтова в Пятигорске, место дуэли … И что будет делать старый моряк в Севастополе, когда получит эту страшную весть о сыне? Потух в тот день Ахмат, словно спичка на ветру, а тут комбат вызывает и сообщает страшную весть о депортации карачаевского народа.
– А я только вчера отправил письмо родным, – сказал он комбату, – от которых, правда, давненько не было вестей.
– Добьем фашиста, а там, я больше чем уверен, все встанет на свои места, – сказал ему командир батальона.
Девятое мая. Последняя точка в войне. В ту ночь в полку никто не спал. Какой уж тут сон! Люди пляшут, поют, плачут, кто-то кого-то ищет. А Алчакову это только предстоит – искать родных в далекой, незнакомой Средней Азии… Нашел их в Джамбульской области Казахской ССР. Там повстречалась Ахмату и Соня. Вскоре Ахмат стал отцом, и для него появление первенца Казима стало как большим счастьем, так и большой ответственностью…
1957 год. Самую сильную радость от возвращения домой Ахмат, как и все остальные, пережил, пожалуй, в дороге, в теплушках. И вот уже он идет по родному аулу, по пыльной дороге, разъезженной колесами подвод, мимо домов. Некогда добротные, прочные, многие покосились, утонули в зарослях крапивы, лебеды да лопухов. Другие целы-целехоньки, да проживают в них чужие люди…
Ахмата назначили председателем Хурзукского аулсовета. Порывистую и отзывчивую на людскую боль душу председателя аулсовета вскоре оценили все аульчане. То, что он умеет жить заботами окружающих людей, Алчаков доказал, и когда работал экспедитором в геологоразведке, и когда был заведующим фермой в совхозе имени Османа Касаева…
…Каждый из нас живет одну жизнь, но она, как мозаика, складывается из кусочков разного цвета: вот яркие цвета радости, а вот черный – цвет горя. И самое страшное горе – это потеря тех, кого мы любим. Ахмат Алчаков ушел из жизни в 1994 году. Год назад не стало Сони.
К этим потерям привыкнуть невозможно, такие потери не восполнить, но… Есть одно маленькое «но». Нынче скотину по утрам в ущелье выгоняют, как когда-то Ахмат, его внуки и правнуки, и с гор, бывает, частенько доносится чудная песня «Кьара чепкенчик». Хурзукчане невольно переглядываются. Глаза их вспыхивают неизъяснимой радостью, потому как сразу вспоминается автор песни – Алчаков, его головокружительные неповторимые танцевальные пируэты, его великодушие. Такое, конечно же, восполнить нельзя. Но и забыть нельзя…

НА СНИМКАХ: Ахмат АЛЧАКОВ; партнеры по танцам – снимок не ахти,

время и обстоятельства не пощадили его, но раритет… Вдруг кто-то

узнает себя, друга, соседа в почти 85- летней давности снимке?

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях