«Жила девчонка на земле….»

24 сентября в 06:05
9 просмотров

Имя народной артистки Карачаево-Черкесии, заслуженной артистки Абхазии Лидии Батчаевой на слуху уже много лет. В чем же секрет ее невероятной популярности и неувядающего, всегда живого, трогающего душу песенного творчества? Ведь на ее песнях выросло несколько поколений, они и сегодня настигают нас повсюду – стоит только включить радио или магнитофон в автомобиле, пройти по улицам, где с айфонами тусуется молодежь, не говоря уже о семейных торжествах, где в записи также звучит ее мощное контральто с роскошными оттенками, каким-то непостижимым образом находя отклик в душах людей, независимо от их национальности, духовного уровня и интеллектуальных запросов. Песни Лидии любят ее соотечественники в Москве, Турции, Сирии, США…
Кто-то из мудрецов изрек: «Юбилей – орудие мести для тех, кто вынужден признать чужую славу». Что ж, и у Лидии Батчаевой найдутся злопыхатели и завистники (за любым «моцартом» по пятам ходит его «сальери»!), ведь без этого не обходится по большому счету ни одна творческая среда, и этого со счетов не сбросишь. И тем не менее юбилеи выдающихся людей всегда обязывают к подведению итогов, ретроспективе их жизненного пути. А Лидия Батчаева – это, без всякого преувеличения, достояние культуры Карачаево-Черкесии, и можно с полной уверенностью сказать, что на эстрадном небосклоне нашей республики нет более яркой и мощной звезды.

Имя народной артистки Карачаево-Черкесии, заслуженной артистки Абхазии Лидии Батчаевой на слуху уже много лет. В чем же секрет ее невероятной популярности и неувядающего, всегда живого, трогающего душу песенного творчества? Ведь на ее песнях выросло несколько поколений, они и сегодня настигают нас повсюду – стоит только включить радио или магнитофон в автомобиле, пройти по улицам, где с айфонами тусуется молодежь, не говоря уже о семейных торжествах, где в записи также звучит ее мощное контральто с роскошными оттенками, каким-то непостижимым образом находя отклик в душах людей, независимо от их национальности, духовного уровня и интеллектуальных запросов. Песни Лидии любят ее соотечественники в Москве, Турции, Сирии, США…
Кто-то из мудрецов изрек: «Юбилей – орудие мести для тех, кто вынужден признать чужую славу». Что ж, и у Лидии Батчаевой найдутся злопыхатели и завистники (за любым «моцартом» по пятам ходит его «сальери»!), ведь без этого не обходится по большому счету ни одна творческая среда, и этого со счетов не сбросишь. И тем не менее юбилеи выдающихся людей всегда обязывают к подведению итогов, ретроспективе их жизненного пути. А Лидия Батчаева – это, без всякого преувеличения, достояние культуры Карачаево-Черкесии, и можно с полной уверенностью сказать, что на эстрадном небосклоне нашей республики нет более яркой и мощной звезды.

Бог одарил певицу редчайшим даром. И голос ее – контральто с грудным «металлическим» оттенком – на самом деле трудно уложить в определенный диапазон. Может Лидия по исполнительской надобности то басовито – устрашающе зарокотать, то заворковать рассыпчатой дробной трелью, то уколоть слух шелковинкой дисканта. А сколько раз (и тому немало свидетелей), когда во время сборного концерта в каком-нибудь сельском клубе или на народном празднике под открытым небом вдруг подводила аппаратура или электричество, только Лидия без микрофона продолжала петь вживую, без всяких там «минусовок» и прочих заморочек фонограммы. И лился ее прекрасный голос широко, раздольно, чисто, вновь и вновь поражая окружающих своей красотой.
…Мы сидим с Лидией в ее компактной, но удивительно уютной однокомнатной квартире. Журнальный столик завален нотами и рукописями, в кресле, словно наш собеседник, старенький аккордеон, тихо журчит телевизор – шел фильм Карена Шахназарова «Любовь в СССР» на фоне ностальгических песен 70-80-х годов. И все это помогает нам окунуться в «прекрасное далеко», в котором остались юность, грезы молодости, непритязательный быт с той идеологией, которую мы впитали с тех пор, как повязали красный галстук, который, по тогдашним установкам, надо было беречь…
В детстве, которое у Лидии проходило в маленьком ауле Кобу-Баши, она часто услаждала слух гусей и овечек, когда, погоняя их хворостиной, брела по окрестным лугам. Ей вторили жаворонки в небе да негромкое журчание речушки Теплой, петляющей и словно играющей в прятки среди урупских лесов… Корни певицы – крестьянские, что ни на есть песенные. Не только колыбельные – белляу с младенчества вошли в ее душу, но и частушки, поминальные песни – кюу, героические культовые баллады прадедов, обрядовые. В соседней станице Преградной Лидия услышала раздольную русскую песню «Ой, утушка моя луговая», которая так запала в ее сердечко, что по сей день является одной из любимых в ее репертуаре.
– Я росла, завороженная песнями Людмилы Зыкиной, – вспоминает Лидия. – У нас дома был маленький приемник на батарейках, и так-то я впервые услышала песню в ее исполнении.
И Лидия тут же сопровождает свой рассказ пением: «У тех берез, что мы с тобой росли, там босиком дожди по травам шли… А рядом где-то, а рядом где-то жила девчонка на земле»… Я смахиваю непрошенные слезы – ох, умеет же эта певица разбередить душу…
– И надо же тому случиться – подвели батарейки на половине песни, и приемник замолк. По малолетству я не поняла, почему, и стала теребить отца, чтобы «вернуть песню на место». Но – увы! И только через несколько лет мне вновь довелось увидеть и услышать по телевизору Людмилу Зыкину, когда мы уже жили в станице Красногорской. И с 5-го класса до окончания школы я исполняла песню «Жила девчонка» на смотрах художественной самодеятельности – районных и областных.
А потом Лидия поступила в Черкесское медучилище – решила пойти по стопам сестры Светланы, студентки Ставропольского мединститута. Но, проучившись там год, научившись делать уколы и ставить капельницы, она подала документы в музучилище, где директором был незабвенный композитор Аслан Дауров. Для вступительных экзаменов Лида подготовила песню Доги «Мой белый город, ты – цветок из камня». Дауров, пораженный диапазоном ее голоса, тем не менее, сделал замечание: «Не копируй Софию Ротару и не доходи до крика! Форсируют голос те, у кого его просто нет».
В музучилище ее приняли, сделав вид, что «неуда» по истории не было. А в 1970 году после ее блистательной победы на областном конкурсе эстрадной песни тот же Аслан Дауров в присутствии жюри сказал: «Ты будешь великой певицей, я знаю». После этого Лидию пригласили в Карачаевск в качестве солистки ВИА «Домбай». Там она встретилась с уже известным певцом Хорламом Алиевым. Для молодой начинающей певицы работать с ним в одном коллективе была большая честь.
В 1974 году Лидию Батчаеву приняли во Всесоюзную творческую мастерскую эстрадного искусства, самую сильную в СССР, которая готовила профессиональных певцов. Обучаться здесь вокальному мастерству было уделом избранных.
– Попала я во ВТМЭИ с легкой руки моего ангела-хранителя Розы Касаевой, которая курировала культуру в обкоме партии. Она меня всегда поддерживала, и я благодарна ей за участие в моей творческой судьбе.
Именно во ВТМЭИ всеми гранями засверкал ее талант. Училась Лидия в одной группе со знаменитыми Валентиной Толкуновой и Розой Рымбаевой, эту же школу в разное время прошли Алла Пугачева, Валерий Леонтьев. Лидия училась у выдающегося музыканта Г. Виноградова. Высоко ценя ее талант, он видел ее оперной певицей, ведь певиц с голосом в 4,5 октавы были считаные единицы! Виноградов познакомил ее с такими выдающимися музыкантами, как Олег Лундстрем и Давид Тухманов. Лундстрем, услышав ее пение, воскликнул: «Боже! Какой голос! У твоих ног должен быть весь мир!». Но судьба распорядилась иначе.
Много позже, в рамках Дней культуры КЧАО, она с ВИА «Абазинка» поехала в Абхазию. Их совместное выступление на многотысячном стадионе в Сухуме имело огромный успех. К тому же Лидия сольно исполнила песню на абхазском языке, которую разучила за полдня. Покоренные ее голосом абхазцы наградили ее званием заслуженной артистки республики. Тогда же она встретила мужчину своей девичьей мечты, которого полюбила всем сердцем. Он тоже был из артистической среды, танцевал в госансамбле «Эльбрус». Вскоре они поженились. У них родилась дочь Рада.
К сожалению, как это часто бывает, в силу особого менталитета, горских обычаев с мечтами о работе на столичной сцене замужней женщине пришлось расстаться. Но – увы – и с мечтами о счастливой семейной жизни тоже. Лида и ее избранник впоследствии расстались. Впервые в жизни она почувствовала себя одинокой и потерянной в жизни. Но ее мудрые родители не дали дочери впасть в отчаяние. Они взяли маленькую Раду к себе и сказали: «Доченька, не думай ни о чем. Иди и пой. Все будет хорошо».
И сцена вернула ее к жизни. Она отметила возвращение исполнением песни Руслана Боташева «Ата джуртум» («Отчизна»), которая стала визитной карточкой Лидии Батчаевой. Эта песня принесла ей феноменальный успех и стала чуть ли не национальным гимном карачаевского народа.
В 1994 году она уезжает в Турцию, где высоко ценили ее талант. Прием, оказанный Лидии в этой стране, был поистине королевским: люкс в лучшем отеле Анкары, лимузин с охраной, прекрасная студия, съемки на ТВ. Сам тогдашний президент Демирель был страстным поклонником ее творчества. Ее выступления передавали крупнейшие турецкие телеканалы «Авразья», «Крал», «Саман йол», она пела на концертных площадках Анкары, Измира, Трабзона, Башуюка. В Турции Лидия прожила четыре года. Все шло хорошо, но эта тоска по родине, семье…
– Однажды во время обеда в ресторане я обратила внимание на картину на заднике эстрадных подмостков. На ней была изображена сценка из крестьянской жизни: лошадь с телегой, осеннее поле, старик, подбирающий вилами стебли кукурузы. И увиделась мне воочию станица Красногорская, где живут мои родные старики, вечно занятые скотом и огородом. Они всю жизнь посвятили земле, нас, шестерых детей, на ноги поставили. И так сжалось сердце: «Что я здесь делаю? Зачем мне эта чужая сказка?!». И я стала собирать чемоданы.
С тех пор Лидия Абул-керимовна преданно служит эстраде родной республики и пишет песни. Музицирует она на стареньком аккордеоне, свидетеле и «соавторе» ее творческих мук, исканий, находок. Инструмент этот когда-то подарил ей отец. Ее часто приглашают на фестивали в Турцию. Вот и недавно она привезла с фольклорного фестиваля «Той нартов», организованного карачаевской диаспорой, благодарственные грамоты с восторженными отзывами.
– Лидия, в известной песне поется: «Не прожить нам в мире этом без потерь». О каких потерях ты больше всего жалеешь?
– Материальные блага – это пыль (когда-то неизвестные воры основательно обчистили мою квартиру, лишив ценностей), как и прошедшие мимо высокие гонорары. До сих пор сердце плачет по уходу Альберта Токова, моего зятя, мужа сестры Светланы. Это был настоящий народный певец, многое сделавший для возрождения народной песни. Он первым в республике создал фольклорный ансамбль «Эрирей» с сильными мужскими голосами. Но Альберту был подвластен и русский романс, городской шансон. Но хвала Всевышнему – дело отца продолжает Альбина Токова, известная в республике певица с прекрасным потенциалом.
– Какое радостное событие произошло в твоей жизни?
– Мы выдали замуж дочь Раду, моя кровиночка, мое сокровище обрела, наконец, настоящее семейное счастье, соединив судьбу с надежным парнем. Отец Рады всегда поддерживает дочь, и в его семье она чувствует себя как дома.
– Наверное, как все профессиональные певцы, которые бывают к себе самокритичны, и ты считаешь, что лучшая песня еще не спета?
– Безусловно! Я всегда считала, что судьба предначертала мой путь, и иного не будет. Разве скаковая лошадь, стремясь к далекому финишу, смотрит по сторонам?! И потом, всегда нужно отдавать долги. Песню в детстве я полюбила, услышав голос великой русской певицы Зыкиной. Моя мечта – создать песню о России, где преломились бы мои мысли, чувства, любовь к ней через призму многонационального Кавказа, ее верного сына…
– С юбилеем, Лидия!

НА СНИМКЕ: народная артистка КЧР, заслуженная

артистка Абхазии Лидия БАТЧАЕВА.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях