Каждый случай индивидуален

7 октября в 07:57
 просмотров

«Как Церковь относится к трансплантации органов?

Ирина СМИРНОВА».

На вопрос читательницы отвечает протоиерей Михаил САМОХИН, настоятель Покровского храма, благочинный Северного Карачаево-Черкесского церковного округа:
– Трансплантация органов в современном обществе превратилась в повседневное явление. Первая успешная пересадка почки проведена в 1954 году, первая успешная пересадка сердца – в 1967 году. Человек всегда мечтал о земном бессмертии, но стремление к такому «бессмертию» не может быть совмещено с верой в победу над смертью во Христе. В церковном видении биологическая жизнь и биологическая смерть не противостоят друг другу, но взаимосвязаны между собой, смерть есть переход из одной фазы жизни в другую: из жизни временной в жизнь вечную.
«Как Церковь относится к трансплантации органов?

Ирина СМИРНОВА».

На вопрос читательницы отвечает протоиерей Михаил САМОХИН, настоятель Покровского храма, благочинный Северного Карачаево-Черкесского церковного округа:
– Трансплантация органов в современном обществе превратилась в повседневное явление. Первая успешная пересадка почки проведена в 1954 году, первая успешная пересадка сердца – в 1967 году. Человек всегда мечтал о земном бессмертии, но стремление к такому «бессмертию» не может быть совмещено с верой в победу над смертью во Христе. В церковном видении биологическая жизнь и биологическая смерть не противостоят друг другу, но взаимосвязаны между собой, смерть есть переход из одной фазы жизни в другую: из жизни временной в жизнь вечную.

Из этого, однако, не следует, что надо пренебрегать телесным здоровьем и жизнью. Церковь всегда благословляла врачебную помощь больному. Сам Христос пришел в мир как врачеватель душ и телес человеческих. Явление Его было отмечено и исцелением больных. Ничто не мешает христианину прибегать к медицинской помощи и обращаться за ней к самым квалифицированным врачам. Но, независимо от того, полагается он на помощь врачей или нет, его конечной целью должен оставаться Господь и благо для души. Церковная аскетическая традиция предписывает умеренное использование медицины и лекарств, чтобы не впасть в греховное желание делать из жизни культ. Очевидно, что это касается и вопроса пересадки органов. Трансплантация органов имеет самые различные формы. Она начинается с переливания крови и переходит к пересадке частей двойных органов и завершается пересадкой печени или сердца.
Аргументы против пересадки органов основываются на концепции святости человеческого тела. Они утверждают, что человек получил свое тело в дар от Бога и тело христианина есть храм Господень. Следовательно, согласно этой точке зрения, он не имеет права распоряжаться телом по своему усмотрению. Христос учил самопожертвованию, и сам принес Себя в жертву за мир, но, конечно же, не для того, чтобы удлинять земную жизнь людей, а для того, чтобы обновить их и привести к нетлению.
Однако, творя чудеса, Он продлевает и земную человеческую жизнь. Добровольное донорство телесных тканей или органов как результат бескорыстной любви – это поступок, безусловно, внушающий уважение и требующий серьезного пастырского отношения. Трудно не восхититься поступком человека, отдающего из любви свою почку или глаз с тем, чтобы даровать жизнь или зрение ближнему. И тем более достойно восхищения, когда донор готов пожертвовать и жизнью ради жизни ближнего. Конечно, в таком случае мы имеем дело с подлинным величием духа.
Церковь говорит свое решительное «нет» лишь в тех случаях, когда ущемляется свобода человека и оскверняется его святость. Ничем невозможно оправдать факты, когда людей вынуждали против их воли становиться донорами органов или тканей своего тела как до, так и после смерти. Человеческое тело должно быть свято. И эту святость как живого, так и мертвого тела следует уважать. Тело нельзя рассматривать как медицинское сырье или как склад запасных деталей. Для использования человека в качестве донора недостаточно предполагаемого согласия человека на это, и уж тем более нельзя расценивать как согласие отсутствие документально подтвержденного отказа быть донором. Наконец, ничто не оправдывает произвольное возведение смерти головного мозга в ранг абсолютного критерия определения момента смерти в сознании тех, для кого смерть есть таинство разлучения души и тела.
Истина не вмещается в рамки внешних правил. Подобно тому, как лишение себя жизни может стать высшим проявлением любви, самопожертвованием, но и актом эгоизма и малодушия, крайней степени отчаяния – самоубийства, так и пересадка органов или тканей от человека человеку может стать как высшим проявлением любви, так и проявлением презрения к человеку и превращения его в товар. Она может стать победой над смертью посредством добровольного принятия смерти, но может быть и полным принятием тленности с одновременным исчезновением всего духовного. Православное богословие не рассматривает проблемы трансплантации с точки зрения заранее выработанных казуистических правил, но индивидуально подходит к каждому конкретному случаю на основе критерия бескорыстной любви и уважения к личности.

Поделиться
в соцсетях