И будить историческую память

25 марта в 06:45
1 просмотр

Для моего поколения наступает время юбилейных дат, начинающихся с числа 6. Это только в криминальном мире эта цифра мало уважительна. Для человека же свободного, самодостаточного, авторитетного в обществе 6 – символ целостности, стабильности, спокойствия. Вот и мой герой спокойно относится к неизбежному перепрыгиванию возраста в новый числовой ряд…
Исполнилось 60 лет Умару Бесленееву, заслуженному работнику госслужбы КЧР, начальнику Управления по государственной охране объектов культурного наследия КЧР. И сегодня, в преддверии 70-летия Великой Победы, когда во всех городах и районах республики особое внимание уделяется памятникам землякам – героям Великой Отечественной войны, составляются их реестры, проводятся ремонт и реконструкция мемориалов, а также историческая экспертиза пантеонов народной памяти, Умар Клич-Гериевич все чаще выступает в роли эксперта, консультанта мониторинга и просто незаменимого помощника комиссий на местах вместе со своими сотрудниками. И по роду своей деятельности, и как человек, не равнодушный к историческому наследию Карачаево-Черкесии, он считает, что охрана памятников заставляет глубоко прочувствовать свою связь с родной землей, по-сыновьи относиться к ней и гордиться ее историческим прошлым – то, о чем говорил великий Пушкин: «Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам». Для моего поколения наступает время юбилейных дат, начинающихся с числа 6. Это только в криминальном мире эта цифра мало уважительна. Для человека же свободного, самодостаточного, авторитетного в обществе 6 – символ целостности, стабильности, спокойствия. Вот и мой герой спокойно относится к неизбежному перепрыгиванию возраста в новый числовой ряд…
Исполнилось 60 лет Умару Бесленееву, заслуженному работнику госслужбы КЧР, начальнику Управления по государственной охране объектов культурного наследия КЧР. И сегодня, в преддверии 70-летия Великой Победы, когда во всех городах и районах республики особое внимание уделяется памятникам землякам – героям Великой Отечественной войны, составляются их реестры, проводятся ремонт и реконструкция мемориалов, а также историческая экспертиза пантеонов народной памяти, Умар Клич-Гериевич все чаще выступает в роли эксперта, консультанта мониторинга и просто незаменимого помощника комиссий на местах вместе со своими сотрудниками. И по роду своей деятельности, и как человек, не равнодушный к историческому наследию Карачаево-Черкесии, он считает, что охрана памятников заставляет глубоко прочувствовать свою связь с родной землей, по-сыновьи относиться к ней и гордиться ее историческим прошлым – то, о чем говорил великий Пушкин: «Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам». Собственно, это чувство сопровождало Умара Бесленеева с тех пор, как он начал осознавать себя на свете.
Он родился в марте 1955 года в ауле Хумара в семье участника Великой Отечественной войны Клич-Герия Харуновича и славной труженицы, отмеченной чертами того благородства, из которого складывается этикет «адыгэ намыс», Аминат Маджировны (в девичестве Черкасовой). Клич-Герий Бесленеев имел 15 боевых наград, воевал в 372-м стрелковом полку, в звании старшины командовал артиллерийским расчетом.
Семейное предание гласит, что дедушку мамы Умара из рода Хатковых после Кавказской войны в 14-летнем возрасте привезли в Теберду, где он воспитывался в семье Байчоровых. Впоследствии он женился на карачаевской девушке из рода Деккушевых. Теперь уже неизвестно по какой причине, но прадед Умара по материнской линии взял фамилию Черкасов.
Интересна и родословная Бесленеевых, берущих начало от древних шапсугских племен, слывших прекрасными наездниками и умелыми коневодами и отличавшихся гостеприимством. Приезжий мог заехать в любой двор, спешиться, пройти в кунацкую и провести там столько дней, сколько ему требовалось для отдыха и решения своих дел. Для высокого гостя Бесленеевы, как обычно, приносили в жертву молодого жеребца. В 1905 году Карах и Салих Бесленеевы совершили хадж в Саудовскую Аравию. С 1915 по 1917 год старшиной аула Хумара был Кучук Бесленеев.
– Я с детства осознавал и гордился тем, что живу в ауле, овеянном легендами, и это чувство крепло по мере общения с дядей, братом отца, Джумалем Бесленеевым, – вспоминает Умар. – Директор Хумаринской школы, впоследствии – рядовой учитель, он был страстным краеведом, участвовал с учеными в археологических раскопках Хумаринского городища. И я постоянно увязывался с ним, впитывая его рассказы о древнем городище, расположенном над аулом на скальном плато и давно привлекавшем внимание русских путешественников и исследователей. Все они склонялись к мнению, что апогей жизни на территории Хумаринского городища пришелся на хазаро-аланский период, а татаро-монгольское иго привело его к упадку.
Слушаю У. Бесленеева, и на ум невольно приходит библейская истина – все возвращается на круги своя. Любя историю, еще с детства приобретая обширные знания по краеведению все от того же дяди – энтузиаста и большого подвижника, который часами мог рассказывать и о башне светлорукой Адиюх в Хабезе, и о Хурзукской крепости Мамия-Кала, и об Архызских храмах, Умар однако после окончания школы выбрал далеко не гуманитарный вуз. И только спустя многие годы провидение вернуло к историческим памятникам. Как говорится, от судьбы не уйдешь…
Отец Умара, Клич-Герий Бесленеев, был одним из авторитетных и уважаемых людей в Карачаевском районе. Отличали его большие организаторские способности, горячее стремление преобразовать родной аул, в чем он немало преуспел за годы работы председателем исполкома Хумаринского сельсовета в 60-70-е годы. За время его работы в сотрудничестве с директором совхоза «Верхнекубанский» Солтаном Бесленеевым были построены типовая школа на 260 мест, детский сад на 90 мест, открыт швейный цех, где в две смены трудились 140 швей-мотористок, проложены водопроводные сети.
Но благодарным землякам Клич-Герий Бесленеев больше всего запомнился тем, что это в основном по его инициативе в Хумаре в 1965 году к 20-летию Великой Победы первым в Карачаевском районе был сооружен и установлен памятник «Воин-освободитель» со стелой, на которой начертано 155 имен павших за Родину. Среди них – и партизаны отряда «Мститель» отец и сын Билял и Али Темировы, расстрелянные фашистами. Среди погибших – черкесы, русские, абазины, карачаевцы, украинцы, татары.
– Отец неоднократно ездил в Нальчик, договаривался со скульпторами, переживал за конечный результат. Ведь он был одним из 205 хумаринцев, ушедших на фронт. Помню, памятник в разобранном виде привезли из Нальчика поздним вечером и разгрузили у нас во дворе дома. И к нам стекались жители всего квартала, старшие почти до утра вспоминали войну, тут же были вездесущие мальчишки, мои товарищи, притихшие и, видимо, понимающие, что в ауле произошло нечто важное…
Дети Клич-Герия Бесленеева Умар, Май, Рита, которым родители дали хорошее воспитание, уже с ранних лет, имея чувство собственного достоинства, наверное, особо не задумывались над тем, как строить взаимоотношения с людьми, чтобы и себя не уронить, и других не обездолить, нахраписто не отхватить у них то, что не принадлежит тебе, как научиться сострадать, любить и верить, отыскав надежную – на все времена! – внутреннюю нравственную свободу. Просто они взрослели, видя перед собой пример родителей и испытывая чувство гордости за свой знаменитый и уважаемый в народе род. Все это потом пригодилось им в жизни.
Рита, Маргарита Клич-Гериевна, – заслуженный учитель КЧР, педагог-новатор Хумаринской СОШ, Май – предприниматель, долгие годы посвятивший турсервису в Домбае, а об Умаре мы поведем рассказ дальше.
В 1972 году он поступил учиться в Московский кооперативный институт Центросоюза на экономиста-финансиста. Затем работал в Ставрополе по специальности, отслужил в армии. Благодаря прекрасным характеристикам был рекомендован в отдел оргработы Карачаевского райкома партии, учился в Ростовской партшколе. В 1985 году его приняли в обком партии, где он работал инструктором отдела организационной и кадровой политики. В 1987 году он снова вернулся в Карачаевск в качестве заместителя председателя райисполкома, затем, после реорганизации органов власти, занял должность заместителя мэра города, а потом и городского округа.
Карачаевску У. Бесленеев посвятил 23 года жизни. Здесь же повзрослели и окончили школу и его дети: сын Зураб и дочь Диана. В мэрии он курировал культуру, образование, медицину, спорт. Как отзывается о нем журналист Зульфия Кечерукова, работавшая в пресс-службе мэрии, Умара Клич-Гериевича горожане и жители поселков уважали за коммуникабельность, добрый нрав, внимательное отношение к людям: «Знание карачаевского языка, на котором он общался с простыми людьми, особенно со стариками, подкупало и вызывало почтение. На работу с супругой Заремой они обычно ходили пешком через весь город, и это была поистине образцовая пара. Город-то у нас небольшой, и все на виду. Есть люди, при встрече с которыми испытываешь ностальгию по тому времени, в котором осталось немало добрых и славных дел. А в то время, когда у нас в Карачаевске работал Умар Бесленеев, происходило немало знаковых и запоминающихся событий»…
И среди них, безусловно, открытие первого в республике Центра дневного пребывания престарелых и одиноких людей, триумфальные победы на международных фестивалях детского хореографического ансамбля «Чолпан» и Гран-при на «Утренней звезде» Первого телеканала, Дни шахтера и Дни города, рост спортивных секций, строительство памятников, успехи в образовании (к примеру, гранта Сороса были удостоены директор СОШ № 3 Сергей Сорель и учительница математики этой же школы Антонина Моисеева), а еще начало эры компьютеризации, газификации поселков… Но за хорошим следовало и плохое – 2002 год, когда произошло наводнение, принесшее немало бед, стал испытанием на прочность и мобильность градоначальников, в том числе и Умара Бесленеева. В те тяжелые дни слова, высказанные на селекторном совещании В. Путиным: «Нужно сделать все, чтобы не было утрачено чувство сострадания к простому человеку», стали не просто руководством к действию, а святой обязанностью. И Умар Бесленеев вместе с коллегами вникал в судьбу каждой семьи, лишившейся жилья, его можно было видеть везде, где нужно было поддержать людей, вселить в них оптимизм и уверенность, потому что чужой беды не бывает…
– Карачаевск мне очень дорог. Там проходило мое становление, осталось много друзей, с которыми я поддерживаю связь, и потом сегодняшняя моя работа невозможна без тесного взаимодействия с мэрией округа и районной администрации, ведь сейчас повсюду идет паспортизация памятников и мемориальных комплексов.
– Умар Клич-Гериевич, как известно, государственная историко-культурная экспертиза проводится в целях обоснования включения объектов в реестр, определения их категории и т.д. Как она осуществляется?
– Это, к примеру, фото- и видеосъемки, сбор исторического материла. Такую работу совместно с историко-культурным музеем – заповедником мы провели по Сентинскому архитектурному комплексу. Сентинский храм Х века – один из центральных памятников средневекового зодчества, и он относится к объектом федерального значения. Нами был проведен мониторинг памятников археологии федерального и регионального значения на территории Архызского сельского поселения, а также близлежащих территориях. В ходе визуального осмотра было установлено, что из плит с крестами на Церковной поляне сохранилась одна, фундамент церкви и расположенный рядом могильник (по описанию предыдущих исследователей) не обнаружены. Также были обследованы местность под названием «Старое жилище» и выступ скалы на горе Абишира-Ахуба, где находятся остатки сторожевой башни. Более 300 объектов найдены при строительстве туристического комплекса «Архыз» при проведении историко-культурной экспертизы. Речь идет о курганах и городищах. Археологи предполагают, что некоторые из них были сооружены в I тысячелетии до нашей эры. В урочище Шатджатмаз Малокарачаевского района в ходе строительства Кавказской горной обсерватории астрономического института имени Штейнберга МГУ было обнаружено 18 курганов.
Согласно данным аэрокосмической связи и архивным материалам в республике насчитывается более 30 тысяч объектов археологии. На сегодня в едином госреестре числятся 116 объектов федерального значения, 115 регионального и 141 местного, в списке вновь выявленных объектов – 658.
– Как осуществляется охрана территории объектов культурного наследия, к примеру, от самозахвата земель?
– Существует охранная зона, зона регулирования застройки и хозяйственной деятельности – все это согласуется с Федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». В охранной зоне устанавливается особый режим использования земель, ограничивающий хозяйственную деятельность и запрещающий строительство, как и в других зонах.
…Его кредо – восстанавливать связи между прошлым и будущим, будить историческую память, охранять рукотворные чудеса далеких предков, зов которых слышен через толщу столетий. Вечером он, как обычно, долго засидится у компьютера, вновь и вновь обращаясь к свежим фотоснимкам древних башен и храмов или данным мониторинга памятников павшим воинам, которые представили районы и города КЧР. Умар Бесленеев твердо убежден в одном – его работа одновременно созидательна и духовна, ибо что может быть благороднее сохранения пантеонов народной памяти?

НА СНИМКЕ: Умар БЕСЛЕНЕЕВ.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях