Партизанский заслон

12 мая в 12:09
1 просмотр

У них часто не было опыта военных действий и опыта жизни в лесу, достаточного количества оружия и провизии, зато в изобилии имелись беспримерная отвага и непоколебимая вера в правоту своего дела. Речь о партизанах, которые вели собственную войну здесь, на территории Карачаево-Черкесии, в период оккупации ее немцами.
Как следует из архивных данных, в наших горах действовали в разное время 12 партизанских отрядов. В книге «Карачаево-Черкесия в годы Великой Отечественной войны» говорится об уничтоженных местными партизанами 1800 вражеских солдатах, 11 танках и бронемашинах специального назначения, 22 автомашинах, 17 взорванных мостах и т. д. Лучшей оценкой результативности партизанских отрядов, наверное, станут отзывы их противников. Так, в этой же книге приводится выдержка из донесения командования, где немецкие командиры жалуются, что приходится держать большие гарнизоны в каждом ущелье, бросать крупные силы для охраны дорог и троп, а также отмечают, что борьбу за перевалы можно развернуть только после подавления партизанского движения в горах.

У них часто не было опыта военных действий и опыта жизни в лесу, достаточного количества оружия и провизии, зато в изобилии имелись беспримерная отвага и непоколебимая вера в правоту своего дела. Речь о партизанах, которые вели собственную войну здесь, на территории Карачаево-Черкесии, в период оккупации ее немцами.
Как следует из архивных данных, в наших горах действовали в разное время 12 партизанских отрядов. В книге «Карачаево-Черкесия в годы Великой Отечественной войны» говорится об уничтоженных местными партизанами 1800 вражеских солдатах, 11 танках и бронемашинах специального назначения, 22 автомашинах, 17 взорванных мостах и т. д. Лучшей оценкой результативности партизанских отрядов, наверное, станут отзывы их противников. Так, в этой же книге приводится выдержка из донесения командования, где немецкие командиры жалуются, что приходится держать большие гарнизоны в каждом ущелье, бросать крупные силы для охраны дорог и троп, а также отмечают, что борьбу за перевалы можно развернуть только после подавления партизанского движения в горах.
На партизан вели настоящую охоту: те, кто не погиб на месте, умирали в страшных муках в застенках. История говорит о порядка 230 партизанах – наших земляках, – погибших в неравном противостоянии с фашистами. Хотелось бы рассказать об одном из тех, кто сложил голову в этой жестокой борьбе, – секретаре Черкесского райкома, комиссаре партизанского отряда Петре Мирошникове (на снимке слева).

Петр родился в семье железнодорожного рабочего в Грузии в 1910 году. Когда ему было восемь лет, он столкнулся с самым большим в своей жизни предательством. Дело в том, что родители задумали вернуться на родину, в с. Терновое Ростовской области. Мать с детьми уехала первая, а отец должен был поехать за ними, продав дом. Но он не приехал. Как потом удалось узнать от соседей, мужчина женился на другой и уехал в Ленинград. Надо ли говорить, как бедствовала семья, где мать осталась одна с маленькими детьми на руках абсолютно без средств к существованию.
Так, с восьми лет Петр стал батрачить у разных кулаков, потом устроился на работу в пекарню. Тяжело переживая трусливый поступок отца, он дал себе слово, что сам никогда не обманет, не предаст и не бросит тех, кто в него верит, и был верен своему слову до конца своей короткой, но яркой жизни.
Судьба Мирошникова поменялась коренным образом после службы в армии. Петра определили в войска НКВД в г. Грозном. После демобилизации молодой человек поступил в Высшую коммунистическую школу (в это же время познакомился со своей будущей избранницей), потом окончил годичные курсы пропагандистов. Первый год работал инструктором Орджоникидзевского крайкома ВКП, а затем в 1939 году был утвержден первым секретарем Черкесского райкома. На новое место работы в ст. Баталпашинскую он приехал уже вместе с женой Анной и годовалым сыном Анатолием. Незадолго до начала войны в молодой семье появился и маленький Гена.
Когда летом 1942 года фашистские захватчики стали стремительно наступать на Кавказ, Петр активно помогал организовывать эвакуацию раненых и мирного населения. Конечно, он и сам мог эвакуироваться, возможность такая предоставлялась, но не захотел, бежать – это было не в его духе. Оставшись в ст. Баталпашинской, он стал комиссаром Черкесского районного партизанского отряда, в который входили 29 человек. Как на комиссаре, на нем лежала разработка всех оперативных боевых задач и планов разведывательных и диверсионных операций отряда. Ну и, конечно, Петр сам принимал непосредственное участие в подготовленных им боевых вылазках.
Так, в середине августа совместными силами городского и районного партизанских отрядов народные мстители дали бой батальону элитной первой горнострелковой дивизии «Эдельвейс», который при поддержке горной артиллерии и бронемашин пытался по ущелью реки Большой Зеленчук выйти к Марухскому и Санчарскому перевалам. В этом неравном бою были уничтожены 60 противников и подбиты 2 броневые машины егерей, а движение оккупантов задержано на двое суток.
После этого объединенный партизанский отряд, скрываясь в горах, продолжил свои диверсионные вылазки. Но работать становилось все сложнее, потому что начались обильные снегопады и на исходе были продовольствие и боеприпасы, не говоря уже о том, как после знаменитого боя активизировались карательные операции, направленные против партизан.
Руководство отряда, посовещавшись, решило направить часть партизан мелкими группами на подпольную работу с целью привлечения в партизанское движение новых членов. А оставшиеся ребята спустились в лес, продолжая разведывательную работу и регулярно устраивая засады на небольшие вражеские группы.
Фашисты тоже в это время не дремали. Большинство партизан-подпольщиков были вычислены и окончили жизнь в безжалостных руках гестаповцев. А с теми, кому удалось остаться инкогнито, была потеряна связь. В итоге партизаны (в их числе был и Мирошников), решили перейти линию фронта в районе Баксанского ущелья в Кабардино-Балкарии и соединиться с регулярными частями нашей армии.
Во время одного из привалов партизаны были окружены немцами. Нападение было неожиданным, но, упорно отстреливаясь, они все же смогли прорвать огневое кольцо и уйти. Правда, не все. Доблестный комиссар партизанского отряда вместе с несколькими другими своими соратниками пал на поле боя, как настоящий герой, своей спиной прикрывая отступление других. Как он себе и обещал когда-то, Петр не отступил и стоял до конца.
П. Мирошникову было только тридцать два года, а его младшему сыну не исполнилось на тот момент и двух лет. Посмертно герой был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «Партизану Отечественной войны» I степени и «За оборону Кавказа».
Анна Кондратьевна пережила своего мужа на 35 лет. Всю свою жизнь она собирала и бережно хранила все, что связывало ее с погибшим мужем: личные вещи, фотографии, награды, любые газеты и книги, где хотя бы вскользь упоминалось имя Петра Моисеевича Мирошникова.
Человек живет, пока о нем помнят. А светлая память о подвиге дедушки, прадедушки и уже даже прапрадедушки Петра Мирошникова свято хранится в его семье. И мы, жители Карачаево-Черкесии, ради которых воевал и погиб Мирошников, будем помнить его, как и сотни других наших партизан. Может, где-то их отважная борьба осталась безызвестной, но от этого она не перестала быть подвигом…

Фатима БИДЖИЕВА.
Фото из семейного архива.

Фатима БИДЖИЕВА
Поделиться
в соцсетях