И время можно остановить

27 июля в 06:30
8 просмотров

Поэт, прозаик, фольклорист, методист, переводчик, журналист, редактор детского журнала «Илячин», что в переводе означает «Сокол»… И все это об одном человеке – Кулине Салпагаровой. Одно лишь перечисление ее занятий дает представление о том большом пути, который проделала она в своей жизни. А жизнь ее не баловала. Поколение Кулины Абул-Керимовны – это «дети войны», война обрушилась на них так же, как на взрослых – холодом, голодом, разлуками, а на маленькую Кулину еще и годами депортации, которая продлилась долгих четырнадцать лет. Затем была хрущевская «оттепель», перестройка, которая у многих выбила почву из-под ног. Но, выбрав свой путь единожды, Салпагарова терпеливо и целеустремленно шла к своей заветной цели. И сегодня она – гордость карачаевского народа, его бренд, символ патриотизма и интернационализма, эталон правдивости и скромности…

Поэт, прозаик, фольклорист, методист, переводчик, журналист, редактор детского журнала «Илячин», что в переводе означает «Сокол»… И все это об одном человеке – Кулине Салпагаровой. Одно лишь перечисление ее занятий дает представление о том большом пути, который проделала она в своей жизни. А жизнь ее не баловала. Поколение Кулины Абул-Керимовны – это «дети войны», война обрушилась на них так же, как на взрослых – холодом, голодом, разлуками, а на маленькую Кулину еще и годами депортации, которая продлилась долгих четырнадцать лет. Затем была хрущевская «оттепель», перестройка, которая у многих выбила почву из-под ног. Но, выбрав свой путь единожды, Салпагарова терпеливо и целеустремленно шла к своей заветной цели. И сегодня она – гордость карачаевского народа, его бренд, символ патриотизма и интернационализма, эталон правдивости и скромности… Это не моя выспренная патетика по случаю, это эпитеты, которыми Кулину Абул-Керимовну награждали работники и многочисленные посетители Государственной Национальной библиотеки имени Халимат Байрамуковой, которые первыми отметили юбилейный – 75-й – для нее год. Сама Салпагарова свой возраст никогда не скрывала, вот и сейчас смеется: «Когда тебе далеко за семьдесят, глупо делать вид, что ты родилась вчера».
Писать Кулина начала рано и довольно рано стала членом Союза писателей СССР и членом Союза журналистов СССР, но никакого зазнайства, никакой гордыни. Маленькая, хрупкая, с тихой мягкой речью, с фантастической эрудицией, она не обладает той пробивной силой, про которую известный поэт сказал: «Талантам надо помогать, бездарности пробьются сами». Но когда касается «талантам надо помогать», тут она – прирожденный боец. Собственно, эрудиция и изящество мысли у нее всегда сочетались с прямотой и принципиальностью суждений.
О природе щедрого таланта Кулины Салпагаровой первым в свое время написал известный карачаевский писатель и журналист Сеит Лайпанов, но он больше делал упор на ее фольклорные изыскания, а ведь ее первая книга рассказов «Водоворот» была напечатана, когда Кулине исполнилось 15 лет, потом свет увидят «Солнце в росе», «Голубые родники», «Постижение»…
Помимо поэзии и прозы Кулина занимается переводами, в частности она перевела на карачаевский язык трагедию Шекспира «Ромео и Джульетта». Но поистине титаническую работу она проделала над переводом книги Назира Хасанова «Къарча», сделав это уникальное произведение доступным для широкого круга читателей.
Я, конечно, не литературовед и не критик, а простой учитель из средней школы маленького поселка Майского, но могу одно сказать: в плане сохранения, развития и популяризации родного языка ей мало равных. Ее «Хрестоматия» для внеклассного чтения на карачаевском языке в 5-9 классах, «Занимательная грамматика», сборник «Тюшюнюу», сотканный из притчей и народных рассказов, а иными словами, справочник по воспитанию благородного человека, ряд дидактических материалов стали настольными книгами для многих преподавателей карачаевского языка и литературы. И смею заверить на опыте нашей школы, что по методике Кулины Абул-Керимовны карачаевский язык можно выучить за три месяца.
Глубокую образованность Кулины Салпагаровой, ее тонкую душевную организацию отмечают и на кафедре карачаево-балкарского и ногайского языков и литератур РИПКРО, где она работает старшим преподавателем.
Кулина все время в работе, даже когда принимает гостей. Не удержавшись, спросила как-то: «Неужели не хочется иногда отложить в сторону писанину и посмотреть что-нибудь интересно-захватывающее по телевизору?». Кулина, слегка усмехнувшись, ответила: «Не знаю, из какой песни эти строчки, но очень верные: «Телефон – как выстрел в спину. Телевизор – злой сосед. Все опутал паутиной вездесущий Интернет». Так что нет ни времени, ни желания смотреть «ящик». Лучше пообщаться лишний раз с добрыми, открытыми, светлыми людьми, которым хочется верить. Сейчас, во время свободы мыслей и нравов, сложно обладать этими качествами, но у меня получается. Еще я легко вмещаю интерес к разным вещам – к живописи и литературе, к музыке и цветам. Люблю быть в окружении детей и работать для них, в этом есть сумасшедший кураж, который дает возможность дольше не стареть. Все-таки 75 – это возраст. И время не терпит, так как в моем столе еще много рукописей, которые ждут своего часа…»
Кажется, Агата Кристи сказала: «Женщины редко ошибаются в своих суждениях друг о друге». Так вот хочу сказать: глядя на Кулину Салпагарову, начинаешь верить, что время можно остановить, потому что она практически не изменилась с тех пор, как я ее увидела в первый раз – такая же обаятельная, хрупкая, внимательная, энергичная… А это было лет тридцать тому назад.

Н. ЭДИЕВА,
п. Майский.
НА СНИМКЕ: Кулина САЛПАГАРОВА.

Поделиться
в соцсетях