Война, которая длилась ровно месяц…

27 июля в 06:48
2 просмотра

Малоизвестные факты и обстоятельства войны СССР с Японией
Отшумели майские праздники, трепетно и волнительно прошел повсеместно День Победы, но как часто мы забываем, а многие и многие просто не знают, что война советского народа против фашизма в Европе – это часть Второй мировой войны, в которой милитаристская Япония была союзницей гитлеровской Германии, и разгром японского милитаризма – это логическое завершение военных действий практически во всём мире. Этому периоду отечественной истории долгие годы уделялось непростительно мало внимания. О нём, как правило, упоминалось вскользь, весьма кратко и чаще всего как о малозначащем и кратковременном эпизоде.

Малоизвестные факты и обстоятельства войны СССР с Японией
Отшумели майские праздники, трепетно и волнительно прошел повсеместно День Победы, но как часто мы забываем, а многие и многие просто не знают, что война советского народа против фашизма в Европе – это часть Второй мировой войны, в которой милитаристская Япония была союзницей гитлеровской Германии, и разгром японского милитаризма – это логическое завершение военных действий практически во всём мире. Этому периоду отечественной истории долгие годы уделялось непростительно мало внимания. О нём, как правило, упоминалось вскользь, весьма кратко и чаще всего как о малозначащем и кратковременном эпизоде. В результате даже у многих наших сограждан, особенно у тех, кто родился в постсоветский период, сложилось впечатление, что победа над Японией достигнута исключительно усилиями американской армии и в основном – применением флота и авиации, без существенных людских потерь. Порой это пропагандистское по сути утверждение (не имеющее, разумеется, ничего общего с реальными историческими фактами) приводится современными псевдоисториками типа гг. Резуна, Веллера, Млечина и пр. в качестве примера того, как (в отличие от методов советского Генштаба) надо «правильно» вести войну. Оставим эти утверждения на совести их авторов и постараемся найти ответ на вопросы, которые редко освещаются даже в специальной литературе.
Известно, что и до 1941 года отношения СССР и Японии складывались весьма напряжённо. В 1938 году японская армия, захватившая Северо-Восточный Китай, нанесла удар по советской территории в направлении озера Хасан. В военно-исторических источниках этот акт агрессии часто рассматривается как провокация, но на самом деле эта акция имела далеко идущие цели. Достаточно взглянуть на карту, чтобы был понятен её истинный смысл. Дело в том, что именно здесь по очень узкой полосе прибрежной территории, принадлежавшей Советскому Союзу (а ныне – России), проходила единственная более или менее пригодная для автотранспорта дорога на Владивосток. Здесь же была протянута железнодорожная ветка из Кореи, имеющая выход и на Транссибирскую магистраль. Отсюда по суше можно было блокировать небольшие, но имеющие важное значение порты Зарубино и Посьет. В случае успеха вполне реален был и захват Владивостока, а в перспективе – всего Приморья и части Хабаровского края вплоть до Амура. Принятые тогда военные меры позволили дать эффективный отпор захватчикам, но заодно выявили недостаточную защищённость нашей границы. Поэтому в 1939-1940 годах у советско-китайского участка границы в Приморском крае была построена линия капитальных бетонных ДОТов, каждый из которых представлял собой небольшую крепость, оснащенную лёгкими артиллерийскими орудиями и пулемётами. Экипаж такого ДОТа состоял примерно из 15-20 человек и входил в состав одного из пулемётно-артиллерийских батальонов 25-й Краснознамённой Дальневосточной армии. Эта пограничная линия обороны оказалась в дальнейшем серьёзным фактором, сдерживающим территориальные аппетиты японских генералов. Что касается действий экипажей ДОТов в период 1941-1945 гг., о них будет сказано несколько ниже.
С началом военных действий 22 июня 1941 г. на западной границе СССР все подразделения войск на Дальнем Востоке были приведены в боевое состояние и сосредоточены на приграничных позициях. Здесь надо отметить, что, опасаясь спровоцировать японцев и ввергнуть страну в войну на два фронта, Верховное командование отдало строжайший приказ не открывать огонь ни при каких обстоятельствах. Однако в японской армии такого приказа не было, поэтому противник, вдохновлённый успехами своих союзников-гитлеровцев на первом этапе войны, непрерывно устраивал провокации на границе, причём иногда весьма опасные. По воспоминаниям моего отца, Петра Романенко, бывшего участником этих событий, облёты японскими самолётами нашей территории, настоящая охота японских снайперов за красноармейцами с противоположной стороны границы, стрельба из орудий холостыми снарядами в сторону советских позиций – всё это было повседневной действительностью с июня по декабрь 1941 года. Советские солдаты почти непрерывно находились в окопах и возле пушек, зимой на лютом морозе, не отвечая на провокации японской военщины. При этом, однако, командиры артиллерийских подразделений на свой страх и риск держали пушки заряженными, что было вообще-то запрещено. В то время, когда немецкие полчища рвались к Москве, их японские союзники фактически отвлекали на себя несколько десятков боеспособных дивизий.
После разгрома немцев под Москвой провокации на восточной границе заметно, хотя и не полностью, сократились, часть войск Дальневосточного фронта была отправлена на запад, а часть по-прежнему осталась на месте для охраны границы. Здесь следует вспомнить о линии ДОТов, о которых сказал ранее. Численность пограничных войск на востоке была в эту пору невелика, особенно с учётом того, что длина пограничной полосы составляла, например в Приморье, примерно 1000 километров. Поэтому патрулирование границы было поручено экипажам ДОТов. Под руководством профессиональных офицеров-пограничников они организовали службу так, что проход шпионов, диверсантов, контрабандистов и прочих незваных гостей был практически прекращён, многие из тех, кто пытался его осуществить, задерживались и передавались в органы НКВД.
Когда война в Европе подошла к концу, американское руководство стало настойчиво просить Сталина объявить как можно быстрее войну Японии. Может возникнуть вопрос: почему столь оснащённая и, по заявлениям западных специалистов, могущественная армия США нуждалась всё же в помощи СССР? Для того чтобы понять причину такой настойчивости, следует вспомнить об одной из военных операций американцев, которую они часто называют «величайшей в истории» – о битве за остров Иводзима.
Как готовились в 1945 году к штурму Иводзимы американцы? Они сосредоточили мощные силы флота: 15 линейных кораблей, 20 крейсеров, 103 эсминца, а всего – более 700 боевых кораблей. Поддерживали эту операцию более 1400 палубных и базовых самолетов, то есть очень мощный воздушный флот. Однако результаты Иводзимской операции показывают, что «техническая война без потерь» – не более чем блеф проамериканской пропаганды. В том сражении за сравнительно небольшой остров американская сторона потеряла более 28 тысяч человек, в том числе около 5 тысяч убитыми и примерно 23 тысячи ранеными. Японские самолеты потопили 14 американских кораблей и судов, включая линкоры и авианосец «Bismarck Sea», на котором погибли 300 человек команды, а другой авианосец – «Saratoga» – вследствие атаки пяти летчиков-камикадзе получил серьезные повреждения. И это на море, где США безоговорочно доминировали! Американский конгресс счёл такие потери настолько чудовищными и неприемлемыми, что часть конгрессменов пыталась инициировать немедленное прекращение войны и мирные переговоры с Японией. Президент США Ф. Рузвельт на конференции в Ялте прямо говорил, что американское общественное мнение чрезвычайно чувствительно к потерям своих войск.
Скорее всего командование США, во-первых, понимало, что справиться самостоятельно и в приемлемые сроки с миллионной японской Квантунской армией, расположенной в Манчжурии и Корее, оно не способно, военные действия могут затянуться на неопределённый срок. К тому же оно панически боялось, что в этом случае потери войск США многократно превысят суммарные потери за весь предыдущий период Второй мировой войны. Во-вторых, Квантунская армия занимала территорию, сравнимую по площади со всей Европой. Армия США не имела опыта организации военных операций на столь огромных континентальных пространствах. В то же время действия советских танковых соединений в Европе показали их способность решать такого рода военные задачи. Более того, в середине 45-го года американское командование настаивало даже на том, чтобы СССР принял участие в боях на острове Хоккайдо, оно было готово предоставить транспортные суда для доставки туда советских танков. Правда, после того, как наши войска очистили от японцев Сахалин, американцы категорически отказались от советской помощи, решив не делить ни с кем плоды победы, но это уже – другое время и другие обстоятельства.
В современной литературе о войне можно иногда встретить утверждение о том, что Сталин на самом деле не хотел и не собирался вступать в войну с Японией и только настойчивость президента Рузвельта заставила его пойти на этот совсем не нужный для нашей страны шаг. Так ли это? Такого рода утверждения весьма сомнительны. По некоторым заслуживающим доверия мемуарам современников, Сталин действительно говорил, что «с разгромом Германии наша война закончилась». Но эти слова, скорее всего, были понятной политической уловкой. Воспоминания тех, кто служил во время войны на Дальнем Востоке, свидетельствуют, что подготовка к разгрому японских войск началась существенно раньше, нежели после Ялтинской конференции.
Скорее всего, планы по военным действиям на дальневосточном театре созрели сразу же после того, как Красная Армия вышла на государственную границу СССР. Сталин ясно понимал, что если Советский Союз не уничтожит давнего агрессора на своей восточной границе, то в конечном счёте там осядет либо армия китайского генералиссимуса Чан Кайши, все симпатии которого адресованы исключительно США, либо сама американская армия с последующей расстановкой военных баз в непосредственной близости от нашей страны. По расчётам советского руководства, вступление нашей армии в Китай и Корею могло обеспечить по-беду народно-освободительных армий этих стран в борьбе за власть и возникновение в будущем дружеских соседних государств.
По свидетельству моего отца, который нёс службу на одном из уже упомянутых приграничных оборонительных сооружений в районе озера Хасан, уже в 1944 году в подразделение были доставлены 120-мм полковые миномёты, и началось интенсивное переучивание личного состава на новый вид оружия с ориентацией на наступательные действия. В то же время оборудовались открытые миномётные позиции, активно велась разведка целей на сопредельной стороне. Одновременно экипажи переформировывались во взводы, оснащались дополнительно к телефонам радиостанциями. В начале 1945 г. им уже придавались и средства транспорта.
В задачу этой статьи не входит подробное описание наступления Красной Армии. Отмечу лишь то, что её удар был ошеломляющим и совершенно неожиданным. Японские генералы никак не ожидали, что советские танки преодолеют безводные горы Большого Хингана и войдут в Китай с непроходимой, по их мнению, стороны. Они не ожидали, что на 1-м Дальневосточном фронте во время сильнейшего ливня артиллерийские корректировщики в сопровождении разведгрупп займут высоты на берегу реки Тумендзян, и, как только упадёт утренний туман, будет открыт точный ураганный огонь по японским позициям, как, впрочем, не ожидали встречи с военной техникой, далеко превзошедшей всё, что имелось в императорской армии. Японские гарнизоны у границы сопротивлялись с отчаянным упорством, и эта война была жестокой, с тяжёлыми потерями, а никак не лёгкой прогулкой, и то, что она оказалась столь скоротечной, – это результат выучки, мужества и великого труда советских воинов и тех, кто ковал победу в тылу.
Эта война началась 9 августа 1945 года и длилась всего месяц. И именно она поставила последнюю точку во Второй мировой войне.

В. РОМАНЕНКО, писатель.
Нижний Архыз.

Поделиться
в соцсетях