Так вернется кавказский леопард!

26 июля в 08:49
 просмотров

Такое животное, как кавказский, или, как его называют иначе, переднеазиатский, леопард, трудно переоценить. Популяция этого уникального зверя – индикатор состояния природы всего Северного Кавказа. А оно критическое, если принять во внимание, что до недавнего времени речь шла о полном исчезновении кавказского леопарда на Северном Кавказе. Вот как прокомментировал ситуацию заместитель директора по экологии Тебердинского заповедника Юрий Саркисян: «Всего 100 лет назад леопард был вполне обычен по всему Кавказу. Но население региона росло, а вместе с ним росли стада и отары. Параллельно уменьшалась численность диких копытных. Пятнистому хищнику ничего не оставалось, кроме как включить в свой рацион домашний скот. В ответ человек объявил ему войну на уничтожение.

Такое животное, как кавказский, или, как его называют иначе, переднеазиатский, леопард, трудно переоценить. Популяция этого уникального зверя – индикатор состояния природы всего Северного Кавказа. А оно критическое, если принять во внимание, что до недавнего времени речь шла о полном исчезновении кавказского леопарда на Северном Кавказе. Вот как прокомментировал ситуацию заместитель директора по экологии Тебердинского заповедника Юрий Саркисян: «Всего 100 лет назад леопард был вполне обычен по всему Кавказу. Но население региона росло, а вместе с ним росли стада и отары. Параллельно уменьшалась численность диких копытных. Пятнистому хищнику ничего не оставалось, кроме как включить в свой рацион домашний скот. В ответ человек объявил ему войну на уничтожение. И леопард стал погибать в капканах, петлях и других ловушках. Только в окрестностях Тбилиси в последние годы девятнадцатого века за четыре сезона было убито 11 зверей, что фактически было равноценно полному уничтожению местной популяции.
Своеобразным убежищем для леопардов некоторое время оставалась «Кубанская великокняжеская охота» – земли в горах Западного Кавказа площадью 552000 га, право на охоту в которых получили только князья Петр Николаевич и Георгий Михайлович Романовы. Территория круглогодично охранялась от браконьеров, здесь не было постоянного населения и скота, что позволяло поддерживать высокую численность диких копытных. Но в годы революции и гражданской войны охотничье хозяйство было разрушено, а его обитатели стали добычей «красных», «белых», «зеленых» и так далее. В 1924 году на этих землях был учрежден Кавказский заповедник, но массовое браконьерство продолжалось все 20-30-годы, не говоря уже о времени Великой Отечественной войны. В послевоенные годы на Кавказе, как и по всей стране, началась массовая борьба с волками, в ходе которой в ход пошли отравленные приманки. На численность волков эта кампания повлияла слабо, зато леопардам нанесла непоправимый урон: к 1950-м годам относятся последние достоверные сообщения о леопардах на Северном Кавказе. Правда, даже десятилетия спустя охотники и местные жители охотно угощали заезжих зоологов рассказами типа «да его еще прошлым летом в таком-то ущелье видели», но их иначе как к разряду охотничьего фольклора и отнести-то было нельзя. Дело в том, что леопард – зверь крайне скрытный и непосредственные встречи с ним в природе чрезвычайно редки…»
Проблемой одного из самых совершенных хищников планеты озаботились в июле 2016 года и выпустили в природу трех особей – самцов Акуна и Килли и самку Викторию. На прошлой неделе в сочинском центре восстановления леопарда на Кавказе при участии АНО «Центр природы Кавказа» и Института проблем экологии и эволюции имени А. Северцова Российской академии наук были подведены итоги первого года жизни переднеазиатских леопардов в дикой природе Кавказа.
Было отмечено, что в ходе мониторинга вопреки стереотипам не было зафиксировано ни одного случая конфликта между человеком и леопардом как на территории Кавказского заповедника, так и на территории нашей республики, куда, согласно данным того же спутникового мониторинга, наведался леопард Килли. При встрече с людьми он скрылся, подтвердив возможность мирного сосуществования леопарда с человеком на заповедных территориях Кавказа.
В презентации итогов годового мониторинга жизни переднеазиатских леопардов приняли участие исполнительный директор Русского географического общества, которое с большим вниманием следит за восстановлением популяции кавказского леопарда, Артем Манукян, заместители генерального директора АНО «Центр природы Кавказа» Сааду Казиев, Наталья Вавилова и другие ученые. В ходе презентации директор Института проблем экологии и эволюции имени Северцова Вячеслав Рожков рассказал, что сейчас поступают данные с ошейников со спутниковых передатчиков двух леопардов – Килли и Виктории, благодаря чему ученые имеют возможность отслеживать историю перемещения леопардов по территории заповедников, а группы полевых зоологов – исследовать следы их охоты.
О создании новых дополнительных зон выпуска леопардов рассказала заместитель генерального директора АНО «Центр природы Кавказа» Наталья Вавилова: «На сегодняшний день существует только одна зона выпуска на территории Кавказского заповедника, и выпуск новых животных – самцов и самок из одного помета невозможен из-за риска взаимодействия близкородственных особей в границах одной территории. Создание дополнительных зон позволит более эффективно использовать приплод, получаемый в сочинском центре восстановления леопарда за счет расселения особей по разным территориям единовременно, и при этом избежать формирования пар из близкородственных особей».
В настоящее время в центре проходят подготовку к выпуску в дикую природу пять котят переднеазиатского леопарда, родившихся летом прошлого года. По оценкам специалистов, через год они овладеют навыками охоты и будут готовы к самостоятельной жизни вне вольера и без присмотра матерей. К реализации программы подключились все регионы исторического ареала кавказского леопарда в России.
Во всей этой истории примечательно и симптоматично, что в Тебердинском заповеднике располагают всей необходимой научной подготовкой к акклиматизации леопарда, ибо без присутствия леопарда нарушаются баланс и гармония первозданной природы Кавказа. С гибелью хищников начинается и падеж поголовья его жертв: леопарды отлавливают больных и слабых животных, являясь своеобразными «санитарами» гор.
В заповеднике также заботятся должным образом об экологическом просвещении населения и туристов. Достаточно зайти в визит-центр заповедника, чтобы прочитать и просмотреть сказ Юрия Саркисяна о красоте и мощи дикой кошки.
Юрий Саркисян именно так назвал свое произведение с надеждой, что когда доработает его полностью, оно станет былью. Приведу лишь несколько отрывков, и, понятное дело, далеко не в хронологическом порядке: «С помощью радиоошейника мы преследуем маршрут следования нашего героя. Пришло время подобрать подругу для Казбека. Самка по кличке Суфруджу находилась в питомнике сочинского нацпарка. Решено было ее доставить в Тебердинский заповедник, где ученый Умар Семенов, мечтавший об этом всю жизнь, сегодня заведует вопросами восстановления популяции кавказских леопардов. Прошло некоторое время, пара леопардов освоилась в долине Кызгыча и соседних урочищах, и наступил день, когда у Суфруджу появились котята…»
Что на это скажешь? Только одно. Да сбудутся мечты одного из самых ключевых природоохранных проектов, реализуемых на Северном Кавказе!

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях