Горняцкий характер

Вчера в 06:11
 просмотров

В нынешнем году угольная отрасль отмечает 70-летний юбилей празднования Дня шахтёра и 295-летие начала добычи угля в России. Самое время оглянуться и вспомнить о том, что в своё время уголь добывали и у нас, в Карачаево-Черкесии, и наиболее значительными месторождениями являлись Хумаринское, Толстобугорское, Кяфаро-Богославское месторождения. Хумаринское, соответствовавшее юрскому возрасту, разрабатывалось ещё до Октябрьской революции в 1846 году. По калорийности, наличию летучих веществ и смол уголь этого месторождения представлял интерес и в качестве сырья для химической промышленности.
…Я с детства помню ясные и открытые шахтёрские лица, их глаза, словно подведённые чёрным косметическим карандашом. Угольная пыль въедалась так, что не отмоешь ни в одной парной бане, и это придавало взгляду шахтёра недостижимую для людей наземного труда глубину. И со школьных лет я хорошо была знакома со словами: «штрек», «террикон», «копёр», потому что ими запросто манипулировали мои одноклассники, шахтёрские дети.

В нынешнем году угольная отрасль отмечает 70-летний юбилей празднования Дня шахтёра и 295-летие начала добычи угля в России. Самое время оглянуться и вспомнить о том, что в своё время уголь добывали и у нас, в Карачаево-Черкесии, и наиболее значительными месторождениями являлись Хумаринское, Толстобугорское, Кяфаро-Богославское месторождения. Хумаринское, соответствовавшее юрскому возрасту, разрабатывалось ещё до Октябрьской революции в 1846 году. По калорийности, наличию летучих веществ и смол уголь этого месторождения представлял интерес и в качестве сырья для химической промышленности.
…Я с детства помню ясные и открытые шахтёрские лица, их глаза, словно подведённые чёрным косметическим карандашом. Угольная пыль въедалась так, что не отмоешь ни в одной парной бане, и это придавало взгляду шахтёра недостижимую для людей наземного труда глубину. И со школьных лет я хорошо была знакома со словами: «штрек», «террикон», «копёр», потому что ими запросто манипулировали мои одноклассники, шахтёрские дети. К нам в школу на классные часы часто приглашались прославленные шахтёры, чтобы, так сказать, внести свой «паёк» в профориентационную работу. Предполагалось, что мальчишки после школы непременно пойдут работать в шахту… Больше всего меня потряс рассказ чьего-то старого деда, бывалого коногона, который начинал свою трудовую деятельность ещё в 20-х годах, приехав в наши края, как и многие, из Донбасса. В обязанности подземного кучера входило сопровождать нагруженные вагонетки, которые тащила лошадь в кромешной темноте. И мы представляли себе мрачное чрево шахты, лошадь, опутанную цепями, к которым прикреплялись вагонетки, курсирующие по узкоколейке. А коногон стоял на буфере и освещал лампой путь для лошади…
Жизнь в шахтёрском посёлке, где основные события крутились вокруг добычи угля, как нигде высвечивали горняцкий характер, быт, уклад жизни. И по сей день осталось ощущение: шахтёрский характер – это всегда мужество, сплочённость, правдолюбие, трудовое упрямство идущего вперёд, светя себе лампой: «Не за деньги, не за славу, не за почести держись. Коль пришёл работать в лаве, то в окопе – тоже жизнь!»
Именно о вышеупомянутом и многом другом мы говорили в этот тихий августовский день, накануне шахтёрского праздника, с бывшим горняком с 23-летним стажем  подземной работы Анатолием Победенным, сидя на лавочке у его дома. Здесь, в посёлке Малокурганном, который в народе называют Шестой шахтой, он прожил с семьёй свыше 35 лет. С женой Валентиной Степановной здесь они вырастили двоих детей, обзавелись тремя внуками. Словом, семья Победенных вросла корнями в эту землю, ставшую им второй родиной. Они ещё застали процветание посёлка: исправно работал довольно самодостаточный Дом культуры, на стадионе проводились футбольные матчи, поскольку была довольно крепкая команда «Шахтёр», которая не давала застаиваться горняцким стадионам – что в Орджоникидзевском, что в Малокурганном. Славилось на всю округу местное кафе с прекрасной кухней, словом, на скуку и застой жаловаться не приходилось. В бытность мэром Карачаевского городского округа Сапара Лайпанова посёлок был в поле зрения: это при нём Малокурганный полностью газифицировали, в тяжёлые перестроечные годы градоначальник не дал пропасть детскому садику «Буратино», были построены здания школы, ФАПа…
Добрым словом вспомнили мы и последнего директора Карачаевского шахтоуправления Виктора Филатова, который на свой страх и риск, сделав расчёты, довёл добычу угля до 100 тысяч тонн в год, тогда как раньше она еле дотягивала до 50 тысяч тонн. Этим самым в начале 90-х годов он отстоял шахты Карачаевского угольного бассейна. За годы правления Филатова были открыты новые штольни, увеличен заработок шахтёров, построены многоэтажные жилые дома, чётко работал профсоюз.
А когда тот же Филатов возглавил ликвидационную комиссию в период закрытия шахт, он постарался выбить для шахтёров причитающиеся им льготы и надбавки, около 30 шахтёров получили квартиры.
…От моего собеседника Анатолия Филипповича Победенного веет той основательностью, праведностью, что всегда отличает человека с крепкой трудовой биографией. Коренной уралец, после окончания в шахтёрском городе Копейске (его название происходит от слова «копи») горного техникума, где освоил несколько технических специальностей, он пошёл работать в шахту. Здесь ковались его рабочий характер и чувство товарищеского локтя, да иначе и нельзя, когда над тобой толща земной тверди. Как писал шахтёрский поэт С. Фисенко: «Вход в лаву, он – с чердачное оконце! Тогда не представлял я совершенно, что в эту пасть бездонную, драконью, почти на 20 лет просунув шею»…
Наверное, А. Победенный так бы и оставался на Урале, где входил в силу, обзавёлся семьёй, если бы однажды не приехал на лечение в санаторий в Ессентуках. Там он случайно узнал, что почти рядом с курортами Кавминвод, в окрестностях Карачаевска, действуют шахты. Приехав на «разведку» в наши края и оценив и климат, и природу, и условия труда на шахтах, перебрался сюда в 1978 году, в посёлке Малокурганном приобрёл добротный дом.
С первых же дней работы на 38-й шахте Победенный зарекомендовал себя как знающий, толковый специалист. Работал и механиком участка, и главным энергетиком шахтоуправления. Отличаясь принципиальностью и чувством ответственности, он всегда на рабочих совещаниях поднимал вопрос о технике безопасности, которая, как признаётся теперь Анатолий Филиппович, во главе угла не стояла. Отсюда и аварии на шахтах, приносившие беду в шахтёрские семьи…
«Наверное, я был неудобен для многих, потому что на собраниях, где рапортовали о рекордах добычи угля, вечно встревал с разговором о технике безопасности, – вспоминает Победенный. – Поэтому разные награды и почётные грамоты меня обычно обходили стороной, но я всегда был далёк от всего этого и за регалиями не гонялся. Мою точку зрения поддерживал начальник участка Фёдор Владимирович Мамонов. Он мне запомнился как толковый, знающий горный инженер, человек высоких моральных принципов. В одной связке я работал и с главным механиком Карачаевского шахтоуправления Николаем Поповым и его помощником Василием Копцовым».
О многом переговорили в этот день мы с Анатолием Филипповичем, коснулись и событий в Донбассе. «Напугать шахтёров в принципе ничем невозможно,- твёрдо сказал Победенный, – они ежедневно спускаются в шахту. Поэтому шахтёров Донбасса, которые дают ответ на различные вызовы и угрозы, которые связаны с территорией, родным языком, безопасностью семьи трудно разъединить. И мы, горняки России, мысленно всегда с ними, особенно в наш профессиональный праздник»…
С Днём шахтёра, дорогие земляки!

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях