Три судьбы – три светлых повести

Сегодня в 13:19
 просмотров

С первых же дней Великой Отечественной войны трое сыновей Хаджи-Мырзы и Даумхан Казиевых отчаянно сражались на фронте. И всем троим так и не суждено было вернуться домой.
Старший, Мусса, родился в 1908 году. В печатных изданиях 60-х годов прошлого столетия можно найти статью под названием «Всадники». В ней рассказывается о том, как в 1935 г., к годовщине Великого Октября, группа всадников с Муссой Казиевым совершила конный переход вокруг Кавказского хребта.
В пути им приходилось преодолевать неожиданные препятствия, особенно при восхождении на перевал. Обувь всадники обвязывали веревкой, чтобы не скользила. Снег глубиною до четырех метров, сплошные заносы, буран, внезапно срывающиеся с высот лавины, утомительный путь над бездонными пропастями – словом, каждый шаг грозил им гибелью. На выручку приходили дедовский опыт, горская смекалка и изобретательность. Мусса предложил свой метод преодоления обледенелого участка дороги. Разостлали бурку, велели коню лечь на нее. Потащили. Так переправили всех коней…
У спуска с перевалов горели костры. Приветливо встречали и поздравляли бесстрашных конников представители рабочих, колхозников и интеллигенции Закавказья, Дагестана…

С первых же дней Великой Отечественной войны трое сыновей Хаджи-Мырзы и Даумхан Казиевых отчаянно сражались на фронте. И всем троим так и не суждено было вернуться домой.
Старший, Мусса, родился в 1908 году. В печатных изданиях 60-х годов прошлого столетия можно найти статью под названием «Всадники». В ней рассказывается о том, как в 1935 г., к годовщине Великого Октября, группа всадников с Муссой Казиевым совершила конный переход вокруг Кавказского хребта.
В пути им приходилось преодолевать неожиданные препятствия, особенно при восхождении на перевал. Обувь всадники обвязывали веревкой, чтобы не скользила. Снег глубиною до четырех метров, сплошные заносы, буран, внезапно срывающиеся с высот лавины, утомительный путь над бездонными пропастями – словом, каждый шаг грозил им гибелью. На выручку приходили дедовский опыт, горская смекалка и изобретательность. Мусса предложил свой метод преодоления обледенелого участка дороги. Разостлали бурку, велели коню лечь на нее. Потащили. Так переправили всех коней…
У спуска с перевалов горели костры. Приветливо встречали и поздравляли бесстрашных конников представители рабочих, колхозников и интеллигенции Закавказья, Дагестана…
Мусса считался одним из храбрых и лучших конников. Северо-Кавказский краевой исполнительный комитет отмечал, что «беспримерный, блестяще выполненный конный переход вокруг Кавказского хребта, совершенный на расстояние 3000 км, в исключительно трудных и суровых условиях зимы с преодолением неприступного доныне Клухорского перевала – будет вписан в историю Северо-Кавказского края как героический подвиг замечательных, самоотверженных, беспредельно преданных своей социалистической Родине колхозников и командиров – конников нашего края».
Грамота за подписями председателя Союза Осоавиахима СССР Р. Эйдемана и председателя центральной наградной комиссии Союза Осоавиахима СССР С. Буденного гласит: «Дорогой товарищ! Центральный Совет Союза Осоавиахима СССР, награждая Вас настоящей грамотой за героический беспримерный конный переход вокруг Кавказского горного хребта, выражает уверенность, что вы и впредь будете принимать самое активное участие в укреплении обороноспособности нашей великой социалистической Родины».
Грамоты, значки… На одних горы, конный отряд, на других – вздыбленный конь и всадник в черной бурке с белым башлыком.
Мусса был награжден грамотой и был премирован именными часами и награжден орденом «Знак Почета».
Он обучал диких коней для Красной Армии. Колхозники избрали его председателем колхоза. Правление родного колхоза за участие в славном конном походе в награду построило ему дом на хуторе Мара-Аягъы.
1941 год. Началась Великая Отечественная война. Снова походная труба позвала Муссу в дорогу. Снова испытанный всадник, как всегда, впереди, под алым знаменем боевого полка.
Служил Мусса в кавалерийском корпусе Доватора, ходил в разведку, в тыл врага, принимал участие в самых дерзких боевых рейдах доваторцев, показывал образец выносливости и отваги в трудных условиях первого года войны, в оборонительных боях на смоленской земле.
Сохранился солдатский пожелтевший треугольник, в котором карандашом написано: «Письмо жене погибшего. Сообщаю, что ваш муж Казиев М. погиб в боях за освобождение советской земли от фашистских извергов 4-го октября 41-го года у деревни Борки Ильинского района Смоленской области. Похоронен на поле боя. Похоронил Буянов Алексей… Больше писать не могу…». Дальше неразборчиво – время стерло карандашный след…
Средний сын Къази родился в 1910 году. В 30-е годы, перед началом Великой Отечественной войны, заведовал автопарком при облисполкоме. В июне 41-го года ушел на фронт.
В книге «Огненные строки», выпущенной Ставропольским книжным издательством, приводится краткий отрывок из письма жены Къази, Сеир, на фронт мужу. Слова этого письма читаются как мольба и наказ о скорейшем изгнании ненавистного врага и возвращении с победой. Увы, Къази погиб под Ростовом в 1942 году.
В 1918 г. у Хаджи-Мырзы и Даумхан Казиевых родился младший сын – Борис. В 1937 г. партийные органы утвердили его в должности временного члена Карачаевского областного суда. В феврале следующего года Борис стал помощником областного прокурора КАО. Осенью 1938-го был призван в Красную Армию.
Служил политруком роты 229-го полка 8-й кавалерийской дивизии им. Ф.Э. Дзержинского. Был участником финской кампании. 14 июля 1941 г. тяжелораненным и контуженным попал в плен под г. Минском. Шесть раз он совершал побеги из концентрационных лагерей. Последний раз бежал из лагеря «Шталаг-4Б», расположенного в г. Мильберге, недалеко от г. Дрездена. Пробрался в леса округа Лоун в Чехословакии, совершал террористические акты и диверсии, уничтожал фашистов и их пособников, находясь в Праге, связался с руководством ЦК компартии Чехословакии. 3 апреля 1944 г. Борис был выдан провокатором. Фашисты схватили его и посадили в тюрьму «Прага-Панкрац». 25 мая Казиев был переведен в тюрьму г. Терезин, где на следующий день был расстрелян. И до 1967 г. он считался без вести пропавшим…
Позже, в 1982 г., Рашид Лайпанов напишет книгу «Джюрек унутмайды» («Сердце помнит»), посвященную Борису. А сегодня одна из улиц в родном ауле Бориса – Каменномосте носит его имя.

Р. ХАИРКИЗОВ,
председатель совета ветеранов войны и труда Карачаевского района.

Поделиться
в соцсетях