«Всадник в броне»

5 октября в 07:28
4 просмотра

Этим седым, статным мужчиной с неизменной улыбкой, с жадным интересом ко всему происходящему вокруг невозможно было не любоваться. Герой Советского Союза Харун Умарович Богатырев был красив и внешне, и внутренне…
Он родился 15 сентября 1907 года в ауле Джегута. Сказать, что у него было слабо раздраженное событиями детство, ничего не сказать. Большая бедная семья, потому мальчишка, отучившись в начальной школе два года, стал работать по найму. Иными словами, батрачить. После установления Советской власти Харун получил возможность продолжить образование и воспользовался ею сполна. А далее его судьба намечена, надо сказать, редким крупным пунктиром.
Окончил совпартшколу в Баталпашинске, после чего два года заведовал избой-читальней в родном ауле. Этим не ограничился, отучился на рабфаке в г. Иваново и в 1931 году был призван в армию. Через год с отличием окончил Орловское бронетанковое училище и был назначен командиром танкового взвода в учебно-механизированный полк Академии бронетанковых войск в Москве.
Богатырев не только растет по службе, став командиром уже танковой роты, но и одновременно учится на вечернем отделении бронетанковой академии.

Этим седым, статным мужчиной с неизменной улыбкой, с жадным интересом ко всему происходящему вокруг невозможно было не любоваться. Герой Советского Союза Харун Умарович Богатырев был красив и внешне, и внутренне…
Он родился 15 сентября 1907 года в ауле Джегута. Сказать, что у него было слабо раздраженное событиями детство, ничего не сказать. Большая бедная семья, потому мальчишка, отучившись в начальной школе два года, стал работать по найму. Иными словами, батрачить. После установления Советской власти Харун получил возможность продолжить образование и воспользовался ею сполна. А далее его судьба намечена, надо сказать, редким крупным пунктиром.
Окончил совпартшколу в Баталпашинске, после чего два года заведовал избой-читальней в родном ауле. Этим не ограничился, отучился на рабфаке в г. Иваново и в 1931 году был призван в армию. Через год с отличием окончил Орловское бронетанковое училище и был назначен командиром танкового взвода в учебно-механизированный полк Академии бронетанковых войск в Москве.
Богатырев не только растет по службе, став командиром уже танковой роты, но и одновременно учится на вечернем отделении бронетанковой академии.
А потом будет война, где легенда будет неотступно шагать за ним с первых дней Великой Отечественной. Впрочем, легенда в данном случае  не совсем точное слово. О его подвигах, о его мужестве все хорошо известно, все подтверждено документами и фактами.
Как только Харун Богатырев попал в действующую армию, командующий 3-й танковой армии генерал С. Рыбалко назначил его командиром первого танкового батальона 97-й танковой бригады. Поскольку батальон состоял только из тяжелых танков, ему всегда приходилось идти в атаку впереди всей бригады и, естественно, первым прорывать оборону противника. В 1943 году за проявленное мужество, умелое командование  в боях за города Росошь и Харьков Харуну Умаровичу было присвоено звание майора.
Третье лето войны. 3-я танковая армия, ставшая гвардейской, принимает участие в Курской битве. Практически о каждом дне этой битвы, про которую английский публицист А. Верт сказал: «Выиграв Курскую битву, СССР фактически выиграл войну», можно было написать: «Ревели моторы, рвались снаряды и бомбы, пылали сотни машин, клубы дыма окутывали поле битвы». В боях на Курской дуге, где разгорались беспримерные в истории войн танковые сражения, Богатырев лично подбил шесть тяжелых танков – «тигров» и «пантер». Под Курском был дважды ранен, но вновь и вновь возвращался в строй.
После победы в Курской битве, которая вынудила немцев перейти к обороне на всех фронтах войны, 3-я гвардейская танковая армия была переброшена в сентябре 1943-го на Киевское направление фронта. Гвардейская танковая бригада, заместителем командира которой к тому времени был назначен гвардии майор Х. Богатырев, с ходу заняла г. Переяслав-Хмельницкий. Как вспоминал сам Богатырев, 18 сентября он ночью во главе мотострелкового батальона бригады на лодках переплыл на правый берег Днепра. Внезапность нападения помогла занять село Григоровка и создать там Бухринский плацдарм для дальнейшего наступления. Через два дня Богатыреву было присвоено звание Героя Советского Союза.
Потом были бои за Киев. Наступление на древний город началось 3 ноября, а ночью пятого ноября бригада под командованием Харуна, и в первую очередь благодаря его необычайной деятельности и быстроте ориентировки, твердости решений и изобретательности ума, разгромила танковую бригаду противника на окраине Киева и вошла в город. Рано утром столица Украины была освобождена, но почивать на лаврах танкистам не пришлось ни минуты, они двинулись на Житомир, в боях за который было уничтожено большое количество танков противника.
За участие в этих боях генерал армии Рыбалко представил Богатырева вторично к званию Героя Советского Союза, но представление так и осталось на бумаге. Надо ли объяснять, почему? На дворе стоял ноябрь, ставший «черным» для карачаевского народа…
Лето 1944 года. Бои за Тернополь. При наступлении на Львов Богатырев был тяжело ранен, но ничто не могло вывести его из строя, пока… Однажды генерал Рыбалко вызвал его к себе и сказал: «Тебя вызывают в Генштаб. Сам знаешь, представители репрессированных народов отозваны с фронта по приказу Сталина. Я отстаивал тебя, сколько мог, точнее, ты сам своей беспримерной отвагой и мужеством…»
Маршал Федоренко, который принял Харуна в Москве, разрешил ему продолжать службу в армии при условии, что он основательно подлечится. Маршал был, видимо, в курсе того, что Богатырев был ранен 16 раз и семь раз горел в танке… Харун пробыл в госпитале несколько месяцев, а в апреле 1945-го вновь прибыл в  родную танковую армию.
Заместитель командира 52-й гвардейской танковой бригады гвардии подполковник Харун Богатырев еще не раз покажет свою удаль и решительность в боях при взятии Праги и Берлина. О нем будут писать газеты «Правда» и «Известия», в последней, кстати, будет напечатан очерк военкора Кригера «Всадник в броне», а в нем такие строки: «Я хотел бы, чтобы все представили себе, что такое атака Харуна – глубокая, быстрая, направленная в тайники немецкого тыла…»
После войны подполковник Богатырев еще год служил в Германии, в 1947-51 гг. был начальником курса бронетанковой академии в Москве, с 1952 по 1954 гг. уже полковник Богатырев был первым заместителем начальника Ташкентского военного училища.
Я даже не берусь расшифровывать последнее назначение Богатырева, я просто уверена, что это было  его собственное желание быть поближе к родным, которые во время депортации карачаевского народа в Среднюю Азию попали в поселок Кант Киргизской ССР.
Моему отцу,  который был дружен с Харуном  Умаровичем в последние годы его жизни, он как-то сказал: «Что же мне еще могло помочь на войне, спасти от гибели, если не дума о Родине, о моем невинно пострадавшем народе, о моих безвинно униженных, оболганных родных?»
Писатель, фронтовик, военный корреспондент Валентин Нежинский, который часто приносил в редакцию свои материалы, и все, как правило, на военную тему, говорил: «Когда Харун Богатырев увидел и обнял своих родных в Средней Азии, они пришли в некоторое замешательство при виде  наградного «иконостаса» его гимнастерки, а потом с укором сказали: «Люди медали получали, и то домой с непомерной гордостью отписывали, а ты молчал…»
А он за свои боевые заслуги, помимо звания Героя Советского Союза, был удостоен ордена Ленина, медали «Золотая звезда», двух орденов Красного Знамени, ордена Александра Невского, орденов Отечественной войны и Красной Звезды, медалей…
Харун Умарович вышел в отставку в 1954 году. «Стало пошаливать сердце», – говорил знакомым, только в это мало кто верил, потому что «всадник в броне» только и знал, что курсировал между Ленинградом и Карачаевском, где его семья попеременно жила. Точнее, он с сыном все больше в Карачаевске, в Джегуте пропадал, супруга – в Ленинграде. Кстати, Богатырев являлся почетным гражданином не только двух этих городов – Ленинграда и Карачаевска, но и г. Пардубице в Чехословакии.
В 1966 году сердце героя, перенесшее несколько инфарктов, перестало биться. Харуну Умаровичу Богатыреву было всего 58 лет…
Горе в те дни было всеобщим. На похороны  Богатырева – а похоронили его у Дома Советов в Карачаевске – ехали со всех концов КЧАО, летели из Ленинграда и Казани, Севастополя и Минска, Москвы и Юрмалы…
Пятьдесят один год прошел с того дня, а памятник Харуну Умаровичу Богатыреву у Дома Советов, как экватор в городе. В какую сторону от него ни пойди, ты увидишь улицу его имени, школу имени Харуна Богатырева, парк его имени… Его имя в республике вспоминается и почитается везде – в станицах и городах, в аулах и селах.  Можно назвать это славой, но это больше чем слава – это любовь, это знак глубокого восхищения  мужеством, доблестью, твердостью нашего земляка, это гордость всех народов нашей республики, которую он, «всадник в броне» – как это верно, как это красиво сказано! – прославил на века…

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях