Первые будут помниться всегда

6 октября в 11:49
4 просмотра

Мимо двух стендов, вывешенных в фойе главного здания КЧГУ и названных «Из истории КЧГУ имени У. Алиева» и «Всегда мы будем помнить их», невозможно пройти без внимания, потому что на них представлен уникальный, бесценный материал. Тут и документы, и редкие достоверные воспоминания старожилов, библиографические изыскания о людях, некогда работавших в университете. И все это собрано одним человеком – заведующей аспирантурой КЧГУ Заримой Батчаевой, которая беззаветно любит свой вуз и родной город, которому в этом году исполняется 90 лет. К слову, о Карачаевске ею собран уникальный материал, который она назвала методическим пособием, подготовила его на русском и английском языках, причем сама не только собрала материал, но и отпечатала его и перевела на английский.
Мимо двух стендов, вывешенных в фойе главного здания КЧГУ и названных «Из истории КЧГУ имени У. Алиева» и «Всегда мы будем помнить их», невозможно пройти без внимания, потому что на них представлен уникальный, бесценный материал. Тут и документы, и редкие достоверные воспоминания старожилов, библиографические изыскания о людях, некогда работавших в университете. И все это собрано одним человеком – заведующей аспирантурой КЧГУ Заримой Батчаевой, которая беззаветно любит свой вуз и родной город, которому в этом году исполняется 90 лет. К слову, о Карачаевске ею собран уникальный материал, который она назвала методическим пособием, подготовила его на русском и английском языках, причем сама не только собрала материал, но и отпечатала его и перевела на английский.
Но тема нашей беседы на сегодня не о городе и не о вузе, а о первом директоре педагогического рабфака. Впрочем, обо всем по порядку…
– Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что и педучилище, и учительский институт, и педагогический институт, и педагогический университет – все эти образовательные учреждения, которыми когда – либо назывался наш нынешний вуз, имели одного прародителя – педрабфак. Может быть, далеко не совсем удачное литературное сравнение, но как пелось в студенческой песне: «Не было бы бабушки, не родился б я…» Словом, всему образованию у нас начало положил педрабфак. И меня, естественно, заинтересовало, кто же был его первым директором, – рассказывает доцент КЧГУ Зарима Батчаева. – во-первых, и это мое глубокое убеждение, первые, первопроходцы, назовите, как хотите, должны помниться всегда, а во-вторых, и самые яркие личности забываются на время или навсегда, если о них не напоминать. А Исмаил Махаевич Каракотов, который тесно общался с легендарным Умаром Алиевым, совершенно несправедливо забытый всеми нами и историками, был не только первым директором педрабфака, но и возглавлял в свое время облоно КЧАО. Он был, несомненно, очень яркой, незаурядной личностью, но о нем практически нельзя ничего и нигде прочитать; только очень пожилые люди с любовью всегда называли его имя. Об Исмаиле Каракотове практически никто ничего не знает, может быть, потому, что историки не сказали свое слово, или просто некому было побеспокоиться об этом. Вот я и решила восполнить этот пробел, как смогу. Ведь сбор материала, особенно исторического, всегда приносит пользу, и не только познавательную, а иногда жизненно важную. Так, например, однажды в университет зашел житель нашего города и увидел на стенде фотографию с фамилией и инициалами своего отца, погибшего на фронте в Великую Отечественную войну. Мужчина, уже сам прадедушка, так горько плакал – это была первая и единственная фотография его отца, которого он никогда не видел. Это меня потрясло до глубины души…И тут мне вспомнился совет Марка Твена своему читателю: «Броди по жизни, как вздумается. Говори о том, что интересует тебя в данную минуту, пиши о прошлом и о том, что тебе только что пришло в голову. Тогда ты столкнешь современность с тем, что было давным-давно…»
– Я так понимаю, что вам это удалось. Потому что благодаря информации, размещенной вами на этих стендах, теперь никому не надо рыться в подшивках газет, ибо практически все документы, фотографии, касающиеся истории вуза, города, можно увидеть здесь.
– В случае с Каракотовым мне очень помог сотрудник архива КЧР Шамиль Батчаев, предоставив для пользования архивные документы и фотографии. И вот что следует из автобиографии Каракотова (у меня есть копия его Личного листка). Исмаил родился в 1900 году в Хурзуке в семье Махая Даулетгериевича и Шамахан (Алиевой). Его отец был заместителем старшины а. Хурзука. Для своего времени, как вы понимаете, он был человеком передовых взглядов, борцом за права обездоленных, за светский образ жизни, за светское профессиональное образование. Исмаил в 1912 году окончил начальную школу, а в 1916 г. Учкуланское училище с отличием. В 1917-1919 годах занимался по программе гимназии (с физико-математическим уклоном) самостоятельно. В 1920-1921 г. работал преподавателем школы в Хурзуке, там же – секретарем суда. С 1923 по 1925 г. учился и успешно окончил в Москве ВНУ и учительскую семинарию, а также Московскую академию коммунистического воспитания (организационно-инспекторский факультет). Затем работал в Баталпашинске инспектором, замзав. облоно, уполномоченным Крайнациздата, зампредседателя детской комиссии, членом нацсовета крайисполкома; зав. облоно КЧАО (1926-1928); завпедтехникума, завкурсами по переподготовке учителей, преподавателем физики (1928-1932). В 1931 году были открыты подготовительные курсы. С 1932 года стал действовать Карачаевский педрабфак, где Каракотов работал сначала преподавателем, затем директором. Кстати сказать, брат Исмаила, Осман, в 1938 г. окончил в Москве знаменитое Бауманское училище, а сестра Софья – физико-математический факультет Ростовского госуниверситета. Исмаилу, конечно же, хотелось на этом пути вдохновенно жить и работать, но дело, по всей видимости, неотвратимо приближалось к трагическому концу. До ареста органами НКВД в 1937 г оставалось совсем немного….
– Даже не буду спрашивать, за что он был арестован.
– Я все равно отвечу: за антисоветскую агитацию и пропаганду тройкой при УНКВД по Орджоникидзевскому краю. И это неудивительно. Массовым репрессиям, которые достигли своего апогея именно в 1937 году, подвергались люди, идейно закаленные и имевшие большой политический вес, их было трудно запугать, заставить отказаться от своих убеждений. Труднее было их и обмануть… Каракотов был посмертно реабилитирован лишь в марте 1990 года, и по просьбе известного, ныне покойного, историка Кази Танаевича Лайпанова я, будучи в составе делегации женщин Ставропольского края в США, передала в Вашингтоне оригинал справки о реабилитации проживающей в то время в г. Патерсоне его дочери Тамаре, ныне покойной.
– Зарима Ахматовна, а что известно о семье Каракотова?
– Крайне мало. То, что его жена была из рода Текеевых, у них было трое детей: сын Шамиль и две дочери – Тамара и Нина. Шамиль и Тамара похоронены в США, там же проживает сейчас Нина. Почему в США? Скорей всего, после расправы над Каракотовым могли начаться аресты его родных, что и подвигло их на отъезд. Но это всего лишь моя гипотеза. Крайне мало мы знаем и о самом Исмаиле, и чтобы восполнить этот пробел, я воспользуюсь воспоминаниями выпускника первого набора Карачаевского педрабфака, а впоследствии заведующего Карачаевским районо, депутата Верховного Совета СССР, первого председателя общественной карачаевской организации «Джамагат» Азрета Гиркокаевича Урусова, оригинал которых с его личным автографом хранится у меня:
«В 1933 году в городе Микоян-Шахаре был открыт Карачаевский педагогический рабочий факультет (рабфак), куда я и поступил. И в течение 3-х лет (1933-1936 годы) мы учились в Карачaевском педрабфаке под руководством Каракотова Исмаила Махаевича. Все организационные трудности, проблемы учебных программ, радости успехов в выполнении учебно-воспитательного процесса прошли вместе 18 ребят и девчат первого выпуска под руководством Исмаила Махаевича Каракотова, опытного и мудрого работника народного образования. Исмаил Махаевич очень любил свою специальность. Это чувствовалось по тому, как он на высоком научном уровне вел уроки физики. O кабинете физики, который был создан Исмаилом Махаевичем, знала вся область. Не только мне, но и многим моим товарищам казалось тогда, так я думаю и сегодня, что среди своих соотечественников он, Исмаил Махаевич, был самым подготовленным работником народного образования. Директор он был строгий, но справедливый. Он просто не мог переносить обман, неуважение к старшим, не мог переносить вольно шатающихся студентов. Исмаил Махаевич сам не курил и не позволял курить студентам. Ни один студент, а ребят на нашем курсе было 11 человек, не курил ни тогда, ни впоследствии.
Забота о быте студентов была одной из труднейших проблем в тогдашнее смутное время. Но каждый год, в день празднования Великой Октябрьской революции, он выводил всех студентов рабфака на демонстрацию, переодев в новую форменную одежду. Ни одно учебное заведение этого не делало в стране. В 1934 году, когда в стране существовала карточная система на хлеб, на рабфаке в студенческой столовой существовало незыблемое правило: «За столом кушай хлеба, сколько можешь, сколько хочешь. Выносить на улицу или в общежитие запрещено». За студентами никто не следил, контроль за нововведением был доверен самим студентам, и они успешно справились с этим, чему Исмаил Махаевич был несказанно рад. На мой взгляд, он показал себя как великий организатор педагогического и студенческого коллектива, равного которому не было тогда, нет и сейчас среди интеллигенции карачаевского народа.
Под руководством Исмаила Махаевича на рабфаке были организованы так называемые вечерние подготовки к очередным занятиям (с 19 час. до 21 часа), установлено было дежурство преподавателей. Очень часто он сам приходил на эти подготовительные часы, оказывал помощь студентам по предметам, но больше всего он вел воспитательную работу – поведение, соблюдение народных традиций, обычаев. Это осталось в памяти на всю жизнь! Удивительно, но факт, что он знал в лицо почти всех студентов, знал их имя, отчество и фамилию, их местожительство. Более того, проявлял большую заботу о трудоустройстве каждого выпускника. К слову, все 18 выпускников первого выпуска были определены на работу или поступили учиться в вузы страны. Именно с этого года (1936) началось массовое поступление карачаевских ребят в вузы страны, и в этом тоже заслуга Исмаила Махаевича Каракотова.
Ко мне он относился по-своему требовательно, по-отечески. Своим поступлением в пединститут я обязан ему. Встретив меня на улице Мира г. Микоян-Шахара, около почты, он строго наказал, чтобы я завтра поехал в Кабардино- Балкарский пединститут и поступил учиться. Я выполнил его наставление… Нельзя не сказать о том, что он, Исмаил Махаевич, был великим методистом, педагогом, организатором учебно – воспитательного процесса. Как умело, по крупицам, подбирал преподавателей, воспитателей молодого поколения. Назову нескольких преподавателей-патриотов (имя, отчество некоторых из них, к сожалению, не помню): Бондаренко (русский язык и литература), Гинденбург (математика), Баучиев Аубекир Джумукович, (история), Аджиева Хабибат Аубекировна, Чанкаев Абдул (отчество?) (родной язык), Арнольдов (военное дело) и др. Под их умным воздействием на умы молодого поколения из стен рабфака вышли сотни патриотов своего Отечества, в частности, четыре Героя Советского Союза (Осман Муссаевич Касаев, Хамзат Ибраевич Бадахов, Солтан-Хамит Локманович Биджиев, Дюгербий Танаевич Узденов), два заслуженных учителя школ Российской Федерации, четыре отличника народного образования и один член Союза писателей КЧР, СССР – Осман Ахьяевич Хубиев. Но главное, как и я, все выпускники рабфака с большим удовольствием и гордостью называют его своим наставником и воспитателем».
– Согласитесь, какое мощное созвездие имен! А прочитаешь глубоко автобиографичные, теплые воспоминания первого выпускника Карачаевского педрабфака, жителя села Коста Хетагурова Георгия Бестоловича Бязрова, которые записал мой коллега, доктор исторических наук Чермен Степанович Кулаев, и понимаешь, что тебе даже не нужно прибегать к каким-то художественным домыслам биографии Каракотова, – говорит Зарема Ахматовна и предлагает моему вниманию эти записи.
«Карачаевский педрабфак в г. Микоян-Шахаре был открыт в 1933 г. Он был призван обеспечить молодежь Карачаевской области к поступлению в высшие педагогические учебные заведения страны. Был я в числе первых, который обучался и окончил с отличием факультет в 1935 г. Насколько мне помнится, в 1933-34 учебном году на рабфаке обучалось 85 человек, а в 1934-35 гг. количество студентов удвоилось и составило до 200 человек. После окончания педрабфака я, как отличник, сразу же поступил на физико-математический факультет Кабардино-Балкарского госпединститута, который также окончил успешно.
У истоков создания Карачаевского педрабфака стоял его первый директор Каракотов Исмаил Махаевич. Среди всего преподавательского коллектива он был самой популярной фигурой, которую отличали глубокая грамотность, четкость решений всех проблем учебного процесса. Вся молодежь охотно шла к нему за советом, помощью, поддержкой. Он всегда оставался верным своей профессии, личным примером учил, как надо достигать высот в науке. Мне запомнилось, что в его работе с молодежью главными были проблемы воспитания молодого поколения, его морально-волевой стойкости, идеологической закалки, готовности к любым испытаниям во благо Родины.
Я прожил немалую жизнь. Мне за 85 лет. Видел многие поколения людей, но о своем первом директоре Каракотове И.М. с полным основанием могу сказать, что он относится к поколению тех, кто готовил молодежь к обновленной жизни, самоотверженно и беззаветно боролся за получение ими образования и культуры, права на жизнь, достойную человека. Я пришел к такому выводу, потому что имя Исмаила Каракотова к тому времени звучало на его родине, по всему Карачаю. Не случайно он был назначен первым директором педрабфака. Кроме того, мне, как молодому человеку, запомнилось его отношение к русским и осетинам. На педрабфаке, кроме меня, обучалось несколько осетинских ребят из моего села, а также мой друг и сосед Виктор Александрович Датиев. Нам очень хорошо запомнилось доброе, человечное отношение директора рабфака. Он всегда нас останавливал, спрашивал, как семейные дела, учеба. Не было такого дня, чтобы он не беседовал с нами. Тем более, что мы со своим другом на занятия ходили пешком из своего села. Его душевное отношение к нам, требовательность к дисциплине, интеллектуальные знания, вызвали в нас такое чувство благородства, что мы со своим другом Датиевым за полгода в совершенстве изучили и стали разговаривать на карачаевском языке. Этот язык стал для нас родным языком, которым я лично владею и на котором разговариваю свободно по настоящее время. Это доставляет мне особое удовольствие в знак уважения и памяти к своему директору Каракотову И.М.
К глубокому сожалению, из-за состояния здоровья я не могу дать полную картину о большой и многогранной деятельности своего директора рабфака. Но, как учитель, твердо знаю, что жизнь Каракотова И.М. оборвалась, как жизнь человека, целиком отдавшего себя борьбе за воспитание молодого поколения, своего народа, за их светлое будущее.
Я глубоко убежден, что необходимо увековечить память директора первого высшего учебного заведения нашей республики, предложив ученым университета изучить многогранную деятельность Исмаила Махаевича Каракотова, что будет способствовать воспитанию молодого поколения.
Кроме того, давно назрела необходимость в восстановлении исторического музея, который функционировал до 1957 года».
– Оригинал текста Бязрова также хранится бережно в моем архиве, потому что нельзя допустить, чтобы такие свидетельства о смелости, порядочности, благородстве, глубокой интеллигентности Учителя с большой буквы исчезли, растворились в памяти людей. Что же касается Урусова и Бязрова, могу сказать лишь одно: во все времена встречи с интересным человеком, его личные свидетельства о времени и себе, его жизнь и мысли нужны, интересны и поучительны. Время не остановишь, они уже ушли в мир иной, но их воспоминания уже сами по себе представляют огромную научную ценность, ибо с их помощью мы получили сведения о человеке, оставившем значительный след в истории Карачаево-Черкесии, и можем, должны сохранить их в памяти народной. Возможно, сведения об Исмаиле Махаевиче, которые я вам передала, затронут сердца руководителей нашей республики, историков, и будут положительные последствия, ибо как писал знаменитый писатель Валентин Распутин: «Сколько в человеке памяти, столько в нем и человека».
Кто бы спорил, что в слове «память» – зерна великой нравственности человека и народа в целом? А благодаря Зариме Ахматовне Батчаевой оно стало едва ли не самым насущным и душевно выстраданным в КЧГУ, потому что, стоя у стендов, читая собранные ею материалы об институте филологии, КЧГУ, кафедре иностранных языков, городе Карачаевске, которая прокладывают мост через бездны времени, попадая к ней в кабинет, почти физически ощущаешь, как начинает размыкаться время, как возвращаются из небытия славные имена сыновей и дочерей Карачаево-Черкесии. И в первую очередь Исмаила Каракотова!
Огромное спасибо ей за это и за беседу!

НА СНИМКЕ: Сотрудники Карачаево-Черкесского областного отдела

образования (облоно), 3-й слева зав. облоно Исмаил Махаевич КАРАКОТОВ.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях