Обитель обретенных надежд

19 декабря в 13:08
1 просмотр

Об автономной некоммерческой организации «Центр противодействия наркомании и алкоголизму» знают не только в нашей республике, но и далеко за ее пределами. За почти десять лет существования  центра через него прошло около 500 человек из разных уголков страны, чтобы покончить с печальным прошлым и начать новую жизнь. Многим это удалось с первого раза, некоторым приходилось возвращаться сюда вновь. Но, так или иначе, именно в этой обители, приюте или даже коммуне – называйте как хотите – люди, попавшие в плен опасных пороков, без медикаментозного лечения, без принуждения и совершенно безвозмездно изменили свою жизнь, восстановили утраченные силы и благополучно вернулись в социум.

Об автономной некоммерческой организации «Центр противодействия наркомании и алкоголизму» знают не только в нашей республике, но и далеко за ее пределами. За почти десять лет существования  центра через него прошло около 500 человек из разных уголков страны, чтобы покончить с печальным прошлым и начать новую жизнь. Многим это удалось с первого раза, некоторым приходилось возвращаться сюда вновь. Но, так или иначе, именно в этой обители, приюте или даже коммуне – называйте как хотите – люди, попавшие в плен опасных пороков, без медикаментозного лечения, без принуждения и совершенно безвозмездно изменили свою жизнь, восстановили утраченные силы и благополучно вернулись в социум.

«Чужое страдание невыносимо»
…Вечерело, когда мы с Рустамом Худайбановым, одним из учредителей центра, по совместительству ведущим специалистом Карачаевского районного управления образования, подъезжали к усадьбе, где обосновался этот своеобразный пансионат – наконец-то подобрала нужное слово.
Эти места мне хорошо знакомы – северная окраина поселка Мара-Аягъы исстари именуется Холодной балкой. Живописный уголок с одной стороны окружен нависающими над проселочной дорогой, ведущей в соседний поселок Новый Карачай, горными массивами, с другой – бурливыми потоками Кубани. Благодаря плодородной земле этот уголок всегда славился своими садами, малинниками, огородами, цветниками. Словом, самое дачное место со своей чуткой тишиной и покоем.
У калитки обширной усадьбы меня гостеприимно встречали руководитель центра Дмитрий Загребельный и учредители, супруги Татьяна и Александр Лагутины. Прежде чем приступить к беседе, они с гордостью продемонстрировали владения центра. В глаза бросился большой ухоженный двор с цветниками, кое-где еще с неувядшими зелеными насаждениями, грядками, где дважды снимают отменный урожай клубники. Здесь же чуть поодаль – свинарник и коровник. Заглянув к животным, поразилась чистоте помещений и отсутствием всякого специфического запаха. А ухоженные толстые хрюши прямо так и просились на престижную сельхозвыставку. У вольеров с нутриями не могла оторвать глаз от их блестящего меха, от их повадок – встанут на задние лапы во весь рост и смотрят как разумные существа.
Здесь же во дворе нашла место и слесарно-токарная мастерская с необходимым инструментарием, вписалась и русская парная баня, которую топят дровами. На стене пансионата, где в данный момент проходят или уже прошли реабилитацию 15 мужчин и женщин, рукой талантливого художника (у многих обитателей поистине золотые руки) выведены слова из Евангелия: «К свободе призваны вы, братья, только бы свобода ваша не была поводом для угождения плоти, но с любовью служите друг другу».
Как объяснил руководитель центра Дмитрий Загребельный, в реабилитации наркоманов и алкоголиков, их социальной адаптации имеет место и религиозная составляющая, а тренинги, которые здесь проводятся психологом Татьяной Лагутиной, сочетают в себе обращение к Богу и психологические квесты. Но главное – это трудотерапия: «Все, что вы видите вокруг, сделано руками наших подопечных, все здесь обустраивалось и обживалось их стараниями и любовью».
Проходим в просторный дом, сияющий опять же чистотой и порядком: амфилада мужских и женских комнат, просторная столовая, гостиная, кухня, ванная комната, несколько телевизоров последних моделей, фортепиано и другие музыкальные инструменты. Оказалось, здесь не только музицируют в свободное время, но и готовят представления для детских утренников. Уже началась подготовка и к новогодним праздникам.
…Мы сидим в гостиной за чашкой чая, который приготовил нам постоянный житель данного пансионата Азрет Х. из Учкекена, который после реабилитации стал волонтером. Так случилось, что, приехав сюда восемь лет назад, чтобы избавиться от алкоголизма, так и остался здесь. На нем – сельскохозяйственные работы, уход за буренками, тот хозяйский догляд, что необходим такой усадьбе в 20 с лишним соток.
Здесь все подопечные центра при деле – кто-то работает в цехе по изготовлению памятников, кто-то занимается ремонтом жилья по найму… Словом, на жизнеобеспечение центра хватает. Как и на выезды на природу: в Домбай, Теберду, Архыз. Для новичков такие выезды с пикниками и рыбалкой – первая проверка на прочность – не сорвется ли кто-то, возжелав спиртного, не оторвется ли от коллектива в его поисках?
Распорядок дня в центре четкий, строгий и насыщенный, где главное условие – ни капли спиртного и ни одной выкуренной сигареты. Между завтраком, обедом и ужином каждому есть чем заняться. К тому же подопечные центра частенько помогают соседям – убраться в огороде, помочь по хозяйству, участвуют в субботниках, организованных администрацией поселка Мары-Аягъы.
…Мы продолжаем чаепитие, и я ловлю себя на мысли, что мне очень комфортно рядом с этими улыбчивыми, добросердечными людьми, в которых есть что-то и от легендарной доктора Лизы, кормившей бомжей и бинтовавшей их раны, без страха и упрека помогавшей обездоленным. Ведь сюда к ним, на Холодную балку, привозят и грязных, оборванных бомжей, найденных полицией под забором, и отпрысков обеспеченных родителей, отчаявшихся  вытащить своих чад из бездны, из черной трубы – где есть только два выхода – вперед или назад. Как считает Рустам Худайбанов, добрый порыв чувствуешь главным образом, когда видишь чужое страдание. А почему рвешься помочь? Да потому что чужое страдание невыносимо.
И если выслушать все жизненные истории подопечных центра, хватило бы на несколько томов под общим названием «Живи трезво!»

История первая. «Мой путь к трезвой жизни»

…Я не успела спросить у Марины К., 1983 года рождения, уроженки г. Краснодара, читала ли она повесть Венедикта Ерофеева «Москва – Петушки», написанную в форме философствующей исповеди и описания ощущений интеллигентного алкоголика: «Надо, чтобы, проснувшись, немедленно чего-нибудь выпить, а именно того самого, что ты пил вчера, и пить с паузами в сорок – сорок пять минут, так, чтобы к вечеру ты выпил на 250 граммов больше, чем накануне. Вот тогда не будет ни дурноты, ни стыдливости, и сам ты будешь белолицым, как будто тебе уже полгода по морде не били». Но, наверное, ей все это знакомо и без В. Ерофеева.
Мы сидим с ней и пьем чай в столовой центра. В своей исповеди Марина, привлекательная блондинка с прекрасным цветом лица («Видели бы вы, на кого я была похожа, когда меня привезли сюда – конченая старая алкашка!»), предельно откровенна и легко идет на контакт: «Выпивать я начала ровно 10 лет назад. Сначала это было наше некрепленое вино вкупе с сигаретами – это довольно легкий кайф. Работала в одном из салонов красоты, я – мастер по маникюру. После смерти родителей осталась с двумя братьями.
Старший Сергей преуспел в жизни, у него свой налаженный бизнес, и всю заботу обо мне он взял на себя.
К выпивке я потянулась от безысходности и горя – от воспаления легких умер мой жених, которого я горячо любила и с которым была счастлива.
В принципе, я очень домашний человек, не люблю шумных компаний, тусовок, хотя у нас в Краснодаре немало ресторанов и других злачных мест. Словом, запила я втихую. Сидела дома в выходные и горевала одна-одинешенька с бутылкой вина. Поначалу это не влияло на мою работу и никто из посторонних не догадывался о моей проблеме. Но когда в ход пошла водка, тут уже стало не до работы. Я вообще перестала выходить на улицу – вызову по телефону такси, и водитель приносил мне на дом спиртное. А по утрам, когда нечем было опохмелиться, такого состояния, наверное, и врагу не пожелаешь!»
Что ж, и это состояние опять-таки мастерски описано все в той же повести «Москва – Петушки»: «О, это утренняя ноша в сердце! О непоправимость! О иллюзорность бытия! Чего в ней больше – паралича или тошноты? Истощения нервов или смертной тоски где-то неподалеку от сердца? А если всего поровну, то в этом во всем чего же все-таки больше: столбняка или лихорадки?»
За прошедшие 10 лет любящий и заботливый брат Марины Сергей неоднократно лечил сестру в наркологических клиниках Краснодара и Майкопа, имело место и кодирование на 12 месяцев…
«После кодирования я выдержала без алкоголя ровно 8 месяцев, хотя знала, что играю со смертью в прятки, – продолжала свою исповедь Марина. – В результате сначала поднялось давление, потом я провалилась в небытие. Словом, еле откачали от гипертонического криза в реанимации».
В Центр противодействия наркомании и алкоголизму п. Мара-Аягъы Сергей привез Марину аккурат в последний день февраля нынешнего года. С той поры она здесь.
«Здесь, в центре, избавившись от тяги к алкоголю и сигаретам, я поняла главное: ни самые современные медицинские препараты и капельницы, ни сеансы психотерапии и даже гипноза не в силах вылечить человека от зависимости, если нет комфортной для души среды, тех людей, с которыми тебе интересно. Вот и я, наутро 1 марта проснувшись в непривычной для меня обстановке – не то пансионат, не то трудовой лагерь, естественно, захотела выпить. И рука уже потянулась к телефону, чтобы позвонить брату в Краснодар: «Сережа, забери меня отсюда!». Но в комнату вошла Татьяна Лагутина  – ее доброты и обаяния хватает на нас всех, и мы по душам с ней поговорили. От нее я узнала, что здесь за прошедшие девять с половиной лет центр дал путевку в новую жизнь почти пятистам мужчинам и женщинам. И я сама вижу, сколько их, теперь самодостаточных и процветающих в жизни, приезжают по праздникам сюда на своих машинах с благодарностью и презентами. И я не исключение, просто нужно оглядеться вокруг и посмотреть – а как же они, делящие вместе и кров, и стол, и общую работу, и волонтерскую деятельность. Словом, переборов недомогание и тяжелое похмелье без всяких капельниц и очистки крови, я втянулась в эту жизнь, где нет места безделью, тоске и отчаянию, отпала всякая охота пить и курить, а душа потянулась к Священному Писанию…»
Здесь Марина обрела настоящего друга, и, как обмолвились руководители центра, дело идет к свадьбе. Что ж, дай-то Бог!

История вторая. «Как разрушить «стеклянную стену»
Беседуя с 40-летним Евгением В. из Владикавказа, в прошлом – мастером спорта по греко-римской борьбе, я уже была подготовлена к тому, что буду беседовать с человеком с высшим образованием. Он уже много лет пытается окончательно порвать с наркологической зависимостью и не скрывает, что каждый раз срывается. А где та грань, и существует ли она, когда человеку уже можно вернуться назад, напрочь отрекшись от наркотиков? Ведь условная «стеклянная стена» между социумом и наркоманом со стажем становится все толще и шире, если упустить время.
У моего визави, сменившего за столом Марину, которая уже готовила ужин на всех обитателей центра, было немало периодов, когда он надолго «соскакивал с иглы». Но потом он, к сожалению, вновь возвращался к героину и плотно сидел на этом наркотике. Закончился этот «роман с героином» переходом на алкоголь, но, как говорится, «хрен редьки не слаще», «ломка» или абсистенция у наркомана, когда нет зелья, и тяжелое похмелье алкоголика болезненны по-разному, но суть одна. Причем во время последнего у человека может остановиться сердце, если его не поддержать спасательными 100 граммами.
…В жизни у Евгения все поначалу складывалось удачно. Серьезно занимался спортом, побеждал на турнирах и чемпионатах на борцовском ковре, и его кумиром был легендарный осетинский борец Сослан Андиев.
После окончания Северо-Осетинского государственного университета (СОГУ) им. К. Хетагурова преподавал в школе физвоспитание, вел секцию борьбы.
«…В начале 2000-х как-то незаметно для себя втянулся в компанию, где тусовалась «золотая молодежь», и здесь, как обычно, по кругу шла папироса, забитая анашой. Хотелось острых ощущений, кайфа, музыки, праздника, – вспоминает Евгений. – Сначала – баловство «по праздникам», потом – привычка, позднее – желание попробовать тяжелые наркотики. Так я подсел на героин. И началось – сначала рай, когда ты «попал в вену», потом ад, когда нужно уколоться, а нет денег на дозу. Один грамм героина мы доставали за 5 тысяч рублей, а это – пять доз на пятерых. С преподаванием в школе, разумеется, было покончено, перебивался случайными заработками. Так и вышло, что к своим сорока годам семьи я так и не создал»…
В этом центре Евгений не впервые. Первый раз он поступил сюда в 2015 году. После курса реабилитации вернулся домой с твердым намерением начать новую жизнь. Но его хватило ровно на год – сорвался, причем стал употреблять и наркотики, и алкоголь. И когда Евгений осознал, что погибает, приехал за спасением все туда же, на Холодную балку: «Сейчас я доволен своей жизнью – мне нравится возиться с домашними животными, обихаживать усадьбу, топить баню, меня захватывают тренинги, дающие пищу уму и сердцу. И у меня где-то в подсознании брезжит мысль, что даже еще не поздно создать семью. Как вы считаете?»…

НА СНИМКЕ: Учредители Центра противодействия наркомании

и алкоголизму (слева направо): Дмитрий ЗАГРЕБЕЛЬНЫЙ,

Александр и Татьяна ЛАГУТИНЫ, Рустам ХУДАЙБАНОВ.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях