Из Киева – в Бесленей

3 октября в 08:24
2 просмотра

Жители Бесленея бережно хранят в своей памяти имена людей, которые оставили добрый след в жизни аула. В старинном черкесском ауле живут семьи, чьи предки из разных районов страны оказались здесь волею случая, но сумели внести достойный вклад в становление новой власти, в создание первых очагов просвещения, в решение социально-экономических задач на земле Бесленея. Люди другой национальности, другой веры стали для бесленеевцев родными, они жили жизнью аульчан. И этот рассказ посвящен одной из тех, кому Бесленей стал второй родиной, – Фатиме Наптуговой.
Она прожила в ауле Бесленей до глубокой старости, а если приходилось ей говорить о своей национальной принадлежности, то всегда подчёркивала, что она черкешенка, хотя по происхождению была русской. Каким же образом Фатима оказалась в ауле?

Жители Бесленея бережно хранят в своей памяти имена людей, которые оставили добрый след в жизни аула. В старинном черкесском ауле живут семьи, чьи предки из разных районов страны оказались здесь волею случая, но сумели внести достойный вклад в становление новой власти, в создание первых очагов просвещения, в решение социально-экономических задач на земле Бесленея. Люди другой национальности, другой веры стали для бесленеевцев родными, они жили жизнью аульчан. И этот рассказ посвящен одной из тех, кому Бесленей стал второй родиной, – Фатиме Наптуговой.
Она прожила в ауле Бесленей до глубокой старости, а если приходилось ей говорить о своей национальной принадлежности, то всегда подчёркивала, что она черкешенка, хотя по происхождению была русской. Каким же образом Фатима оказалась в ауле? О, это интересная история!
Настоящее имя Фатимы – Ефросинья. Коренная киевлянка Фрося Вербина в 1911 году блестяще окончила киевскую гимназию. В эти же годы в Киеве служил в частях по охране военных объектов офицер Магомет Наптугов. Так случилось, что судьбы Ефросиньи и Магомета переплелись – участник русско-японской войны, награждённый за боевые заслуги двумя Георгиевскими крестами и медалями, однажды познакомился с семнадцатилетней гимназисткой-выпускницей. Молодые люди полюбили друг друга. Не спросив родителей, Ефросинья вышла замуж за Магомета, а спустя некоторое время он увёз её в свой далёкий черкесский аул.
Можно представить себе состояние родителей Ефросиньи! Куда, в какую даль увёз их дочь кавказский мужчина, что это за люди такие – черкесы, как примут они их совсем еще юную дочь? Бессонными ночами мать не находила себе покоя, мучительно ища ответы на эти вопросы. Фантазия рисовала родителям Ефросиньи безрадостную жизнь дочки, которая так опрометчиво попала в совершенно незнакомую ей среду. Вконец отчаявшись, решили они поехать за нею и привезти домой. Сборы были недолгими, ехали и поездом, и гужевым транспортом. Уже подъезжая к аулу, тревожились: как их встретят совсем незнакомые люди, в каком состоянии увидят они свою любимую дочь.
Каким же было их удивление, когда они увидели Фросю и Магомета радостными, весёлыми и счастливыми. Семья Наптуговых и аульчане встретили их как самых дорогих гостей. Соседи шли с подарками, душевно здоровались, что-то восхищенно говорили на совершенно непонятном для киевлян языке. И как-то сразу между гостями и хозяевами сложились доверительные, добрые отношения. Правда, родители не сразу привыкли, что теперь их дочь называют совсем другим именем – Фатимой. И только потом узнали, что их дочь приняла ислам, соблюдала обычаи и традиции черкесов, усвоила их местные порядки, научилась черкесскому языку.
Несколько дней прожили родители Фроси в ауле и в итоге приняли выбор дочери, убедившись, что живётся ей иначе, чем они думали. На общем совете со своими новыми родственниками Фросины родители приняли решение не возвращаться домой, остаться здесь, в Бесленее, чтобы быть всё время рядом с дочкой. Купили себе земельный участок в соседнем хуторе Замостовском-Зеленчукском, расположенном на левом берегу Большого Зеленчука. Построили на хуторе дом и постоянно поддерживали связь с новой родней. При этом и переехавшая из далекого Киева христианская семья Вербиных, и ставшая мусульманкой Ефросинья всегда были окружены вниманием не только своих детей, но и жителей аула.
К сожалению, счастье молодых было недолгим. В 1919 году умер муж Фатимы. Раны, полученные Магометом на войне, сократили его жизнь. И осталась Фатима с тремя малолетними детьми. Старшей девочке, Муслимат, было пять лет, сыновьям: Атажуку – три года, Асхаду – полтора года.
В том году страна находилась в тяжелейшем положении, шла гражданская война, во многих районах был голод. Остаться в такое время с тремя малышами без кормильца – катастрофа для семьи. Но жители Бесленея не оставили Фатиму с детьми без средств к существованию. У черкесов есть хороший обычай (впрочем, как и у всех мусульман), сохранившийся от древних предков, – одну десятую часть своего дохода от урожая они отдавали сиротам, оставшимся без кормильцев, бедным и одиноким людям.
Вот и Фатиме привозили пшеницу, кукурузу, просо, яйца, молоко, масло и даже дрова. Кто зарежет овцу или телёнка, обязательно делились с ней. Сама женщина не сидела сложа руки, вела, как могла, своё небольшое хозяйство. Но без помощи аульчан вряд ли она смогла бы поднять детей.
Фатима не только за год научилась черкесскому языку, она умела на нем свободно читать и писать. И когда её пригласили работать в аульскую школу, то с радостью приняла это предложение. Фатима учила грамоте не только бесленеевских детишек, она много времени уделяла работе со взрослыми, занимаясь ликвидацией их безграмотности.
Будучи выпускницей киевской гимназии, официального разрешения работать в школе Фатима не имела. Поэтому в 1937 году она заочно окончила Черкесское педагогическое училище, получив законное право быть учителем. Старшее поколение и сегодня с благодарностью вспоминают Фатиму Сеитовну (так называли Фросю Вербину в Бесленее), которая многим детям помогла определить свой дальнейший жизненный путь.
Работу в школе Фатима Наптугова успешно сочетала с общественной работой, всё больше вовлекая в нее женщин аула. Первой среди женщин аула она вступила в колхоз, была членом правления, работала заместителем председателя сельпо. Не сразу, но постепенно её примеру последовали аульчанки, тоже стали втягиваться в общественную жизнь аула. До ухода на пенсию эта замечательная женщина активно участвовала в жизни Бесленея, неоднократно ее поощряли подарками и благодарностями.
Своих детей Фатима вырастила прекрасными людьми. После окончания местной школы они продолжили учёбу в разных учебных заведениях. Атажук окончил Орджоникидзевский лесопромышленный техникум, затем военное училище, был офицером Красной армии, участником Великой Отечественной войны. Войну Атажук окончил в Японии. За воинские заслуги был награждён орденами и медалями. После войны служил в Гродно. В звании майора ушёл в отставку и, будучи на пенсии, работал в системе потребкооперации. Имел двух сыновей.
Асхад пошёл по стопам матери, окончил педагогическое училище и работал в местной школе. Тоже фронтовик, имел военные награды. После войны до ухода на пенсию работал учителем в родной школе.
Дочь Муслимат вышла замуж за учителя местной школы и занималась воспитанием троих детей.
Как-то Фатиму Наптугову спросили: «Каково ваше мнение о черкесах?» Она ненадолго задумалась, а затем с волнением произнесла: «Скажу откровенно, для меня нет лучше черкесского народа. Благодаря этим людям я не знала нужды в самые тяжёлые годы. Умирать буду, не забуду их доброту…» Трудно спорить со словами, идущими от сердца умудрённого жизнью человека.
Ушли из жизни указанные в статье представители старшего поколения. Сегодня в ауле Бесленей живут уже внуки и правнуки черкесского парня Магомета Наптугова и русской девушки Ефросиньи Вербиной. Живут, трепетно сохраняя и бережно передавая из поколения в поколение, лучшие традиции своих семей.

А. КАРДАНОВА.

А. КАРДАНОВА
Поделиться
в соцсетях