ЧП в «Теремке»

7 февраля в 07:37
6 просмотров

На минувшей неделе в Доме культуры села Коста Хетагурова прошел сход граждан. Поводом для него послужило ЧП в сельском детском саду «Теремок».
Один из родителей, Аслан Алиев, обнаружил на теле своего сына синяки и гематомы. Информацию об этом он выложил в Интернет. Ситуация вызвала большой резонанс. На сход собрались не только жители села, но и люди из многих других населенных пунктов республики. В Коста Хетагурова для выяснения обстоятельств прибыли также министр образования и науки КЧР Инна Кравченко, Уполномоченный по правам ребенка в КЧР Наталья Бондаренко, глава администрации Карачаевского района Спартак Кущетеров, начальник управления образования Карачаевского района Зурида Хатуева, работники правоохранительных органов.

На минувшей неделе в Доме культуры села Коста Хетагурова прошел сход граждан. Поводом для него послужило ЧП в сельском детском саду «Теремок».
Один из родителей, Аслан Алиев, обнаружил на теле своего сына синяки и гематомы. Информацию об этом он выложил в Интернет. Ситуация вызвала большой резонанс. На сход собрались не только жители села, но и люди из многих других населенных пунктов республики. В Коста Хетагурова для выяснения обстоятельств прибыли также министр образования и науки КЧР Инна Кравченко, Уполномоченный по правам ребенка в КЧР Наталья Бондаренко, глава администрации Карачаевского района Спартак Кущетеров, начальник управления образования Карачаевского района Зурида Хатуева, работники правоохранительных органов.
Разговор получился остро критическим. Первым слово предоставили отцу пострадавшего ребенка Аслану Алиеву.
– В один из дней я увидел на левом плече сына внушительный синяк, причем двухлетний малыш, который еще толком и разговаривать не умеет, начинал плакать от боли при прикосновении к плечу и говорить: «Дизя», что на его языке означает «больно». Масса предположений пронеслась в голове, возможно, упал, может, толкнул кто из детей или он сам ударился нечаянно об какой-либо дверной косяк… Спустя некоторое время в глаза бросилось ухо ребенка. Оно оказалось не только синюшным, неестественно вывернутым, если не сказать вывихнутым, был и ушной хрящ. Я в свое время занимался борьбой, и по себе знаю, ребенок повредить свое ухо сам никак не может…
Синяки, гематомы – это все больше походило на побои, и я решил провести собственное расследование. Надел ребенку на руку смарт-часы, настроенные на аудиозапись, и отвел его в детсад. Вечером извлекаю запись и слышу крики, плач детей, удары, сопровождаемые междометиями «на тебе, на тебе…». От услышанного, а прослушал я, сами понимаете, не одну запись, у меня так поднялось давление, что домашние вынуждены были вызвать «Скорую». К счастью, эта вынужденная передышка дала мне время собраться с мыслями, справиться с гневом и подумать, как лучше поступить со ставшими мне известными фактами. Для начала вместе с супругой мы решили пойти в детсад. Разговора не получилось. Сначала заведующая, с которой мы хотели поговорить, прислала вместо себя методиста, а потом весьма категорично заявила: «Мне не о чем с вами разговаривать. Да и какие доказательства вы можете мне предъявить?». Все пришло в движение, когда нас приняла и выслушала начальник управления образования района Зурида Хатуева. Одновременно информация о творящемся в «Теремке» беспределе поступила в МО МВД России «Карачаевский».
– Откровенно говоря, детсад «Теремок» считался одним из лучших не только в районе, но и в республике, – сказал, открывая выездное совещание, глава администрации Карачаевского района Спартак Кущетеров, – а тут чрезвычайное происшествие, которое никак не умолчать, не утаить, которому нельзя противопоставить ничего кроме должной оценки и последующих жестких выводов. И потому сегодня в диалоге, в сопоставлении мнений мы должны разобраться, понять, как мог так вдруг произойти такой фактурный прокол, разумеется, в том случае, если он подтвердится.
Не знаю, как другие, но я не нашла этого «вдруг» в последующих выступлениях. К примеру, родительницы Оксана Эртуева и Фатима Хыбыртова в один голос уверяли, что их дети в последнее время стали очень плаксивыми, дергаными, отказываются идти в детсад.
– Мой сын, когда завидит на пороге одну воспитательницу, бежит к ней изо всех сил, называя ее «арю тетя» – (красивая – авт.), но стоит ему увидеть вторую, он сразу начинает проситься домой. Это ли не мерило личности воспитателя? – вопрошала Фатима Хыбыртова.
Говоря же о произошедшем инциденте, Фатима Хыбыртова сообщила, что ей звонила заведующая садиком Светлана Магомедовна Хубиева и потребовала: «В случае разбирательства ты должна стать на сторону обвиняемой воспитательницы. Сама понимаешь, что в таком случае за твоим сыном всегда будет хороший уход».
Сразу последовали выкрики с мест: «Такой звонок был сделан и мне…», «Слово в слово сказала и мне это по телефону Хубиева…»
Аудитория все больше распалялась. Родители стали говорить о денежных поборах, которые имели место в саду, в частности о том, как заведующая заставляла родителей детей из младших групп сдавать по 300 рублей на приобретение концертных костюмов для воспитанников старших групп, тысячу на приобретение посуды и так далее.
Ирина Быстрова, мать четверых детей, рассказала о том, что Хубиева расставляет воспитателей по группам, как ей вздумается, не считаясь с мнением родителей, в результате чего многие вынуждены были забрать детей из детсада.
– Воспитателем у моего ребенка была Светлана Руслановна (к сожалению, фамилия воспитателя в зале не прозвучала – авт.), – сказала Ирина. – Это великолепный педагог – человечный, совестливый, добрый, внимательный. Зайдешь в группу: если дети на полу, то на полу с ними и она, если они за столиками занимаются поделками, она рядом с ними, дети возятся в песочнице, Светлана Руслановна стоит рядом. Дети в ней души не чаяли, и вдруг замена… Дети приуныли, стали капризничать: не пойду в детсад, на меня кричат… Мы к Светлане Магомедовне с просьбой: верните в группу любимого детьми и уважаемого родителями воспитателя. Хубиева в ответ высокомерно: «Никаких заслуг не вижу. Мне лучше знать, занимается она с детьми или нет…»
– Я педагог с 30-летним стажем из Усть-Джегуты, мать пятерых детей и бабушка четырнадцати внуков, – сказала женщина, которая, к сожалению, не представилась, – и приехала сюда специально, чтобы сказать следующее. Когда я услышала эту аудиозапись, ушам своим не могла поверить. Противным гнусным голосом то ли няня, то ли воспитательница, можно сказать, проклинала детей, говоря им: «Талау тийсин ичинге», даже затрудняюсь это перевести на русский язык, это что-то типа «беды тебе в твою утробу»… А откровенный плач детей и гестаповские окрики вперемежку с тумаками: «Сели! Разделись!» Да не выяснением обстоятельств надо заниматься, а гнать в шею заведующую и таких горе-воспитателей безо всяких объяснений!
Говорили в этот день и о том, что в коллективе поощрялось доносительство, что Хубиева могла в любой момент припугнуть пытающихся докопаться до какой-либо истины родителей: дескать, мне ничего не стоит закрыть не только ясельную группу, открытую по своей инициативе, но и сам детсад. Вполне возможно, в зале прозвучало бы еще куда больше любопытных сведений, но тут раздался голос в защиту Хубиевой: «Светлана Магомедовна не для себя старалась, для ваших же детей…» Тут зал взорвался, задохнулся от негодования…
Спасла положение министр науки и образования Инна Кравченко. Призвав женщин к тишине, она сказала: «Если все факты, вся информация, прозвучавшая сегодня, подтвердятся, к заведующей, двум воспитателям и нянечке, о которых идет речь, будут приняты самые кардинальные меры. А мы, в свою очередь, должны все объединиться и сделать все для того, чтобы нашим детям было комфортно в дошкольных образовательных учреждениях, где они могут и должны получать внимание, заботу, ласку педагогов, воспитателей и, конечно же, родителей, которые в этом тандеме играют одну из главных ролей. И мы должны слышать друг друга, понимать друг друга, проговаривать все ситуации. Аслан, лично вам нужно было не дожидаться такого финала. Увидели недопонимание со стороны заведующей, не получилось до нее достучаться, надо было тут же обратиться к Зуриде Юсуфовне, которая, больше чем уверена, быстро, тонко, корректно, безболезненно умеет справляться с любой ситуацией. Теперь же надо только набраться терпения до выяснения всех обстоятельств. Пока же моим приказом заведующая детсадом, два воспитателя и няня отстранены от должности до окончания служебного расследования, и мне остается лишь попросить прощения у всех родителей от всей образовательной системы на случай, если эти неблаговидные факты найдут свое подтверждение».
Выступить кому-либо еще из официальных лиц, в том числе и Наталье Бондаренко, не удалось, потому как возникшая стихийно на «галерке» словесная перепалка перетянула на себя внимание собравшихся. Утихомирить женщин взялись полицейские, благо их было немало в этот день в селе, я же, выйдя из клуба, тотчас наткнулась на небольшую группу женщин, которая была явно в «стане» Хубиевой. И хотя я не рассчитывала на то, что собеседницы из этой группы, которых я выбрала для разговора, откроют мне истину, считаю необходимым довести высказанные ими мнения до читателя.
– Нас просто потрясло утверждение Алиева, что в нашем «Теремке» детей избивали регулярно и систематически. Это неправда. Да, Хубиева – очень авторитарная личность, но и очень ответственная, очень деятельная натура, обладающая даром общения, способная и понять, и помочь, и сострадать как коллегам, так и родителям детей.
– А как вам утверждение «этот гнусный мерзкий голос то ли няни, то ли воспитателя», прозвучавшее из зала. Чей-то голос или внешность не могут быть переведены ни при каких обстоятельствах в правовую плоскость, это скорее непрописанная сфера этики.
– С цеховых позиций нам следовало бы отстоять заведующую, ведь она в данном случае ни при чем, и настаивать на жестком применении гражданско-правовых санкций к коллегам, которые подвели воспитательный цех.
Не со всеми мнениями, высказанными как в зале, так и в частной беседе с воспитателями, я согласилась, ибо невозможно рассказать того, чего пока не знаешь сам. К слову, самой заведующей и обвиняемых работников детского сада на сходе не было, так как их, по словам Кущетерова, вызвали в Следственное управление.
Надеемся, что следствием будет проведена тщательная проверка, в ходе которой будет установлено, где факты, а где вымысел, проверены подлинность аудиозаписи, все детали произошедшего, проведен опрос родителей, должностных лиц, ответственных за оказание воспитательных услуг и обеспечение безопасности пребывания в детском саду, а по результатам проверки дана правовая оценка действиям и бездействию лиц, в компетенцию которых входили все вышеназванные вопросы.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях