«Задачей, целью жизни стало…»

26 февраля в 06:36
 просмотров

История знает немало примеров героизма людей, которые обессмертили свои имена, защищая Отечество. К примеру, лично я – родной племянник Героя Советского Союза Кичибатыра Хаиркизова, к такой же высокой награде был представлен и мой отец Юсуф Хаиркизов, вот только получить ее он не смог, поскольку был к тому времени представителем опального, репрессированного народа. О Хаиркизовых написано очень много, интерес к двум братьям, стяжавшим неувядаемую славу своим героизмом, не тускнеет и по сей день, но сегодня мой рассказ о другом человеке – Муссе Эдиеве.
У Маштая Эдиева и Нинюа Гочияевой, живших в ауле Верхняя Мара, было семь детей – четыре сына и три дочери. Мусса был призван в армию в 1939 году, полк, куда он попал, дислоцировался в окрестностях озера Хасан. Затем полк был переправлен на границу с Польшей. В один из дней туда прибыли большие офицерские чины и на построении объявили: «Кто хочет принять участие в боевых действиях, которые разворачиваются на финско-советской границе, сделайте шаг вперед». Конечно же, одним из первых из шеренги вышел и Мусса Эдиев.

История знает немало примеров героизма людей, которые обессмертили свои имена, защищая Отечество. К примеру, лично я – родной племянник Героя Советского Союза Кичибатыра Хаиркизова, к такой же высокой награде был представлен и мой отец Юсуф Хаиркизов, вот только получить ее он не смог, поскольку был к тому времени представителем опального, репрессированного народа. О Хаиркизовых написано очень много, интерес к двум братьям, стяжавшим неувядаемую славу своим героизмом, не тускнеет и по сей день, но сегодня мой рассказ о другом человеке – Муссе Эдиеве.
У Маштая Эдиева и Нинюа Гочияевой, живших в ауле Верхняя Мара, было семь детей – четыре сына и три дочери. Мусса был призван в армию в 1939 году, полк, куда он попал, дислоцировался в окрестностях озера Хасан. Затем полк был переправлен на границу с Польшей. В один из дней туда прибыли большие офицерские чины и на построении объявили: «Кто хочет принять участие в боевых действиях, которые разворачиваются на финско-советской границе, сделайте шаг вперед». Конечно же, одним из первых из шеренги вышел и Мусса Эдиев.
Мусса два зимних месяца, которые провел на финской границе, был пулеметчиком. И вспоминал, как они финнов насмешливо прозвали «кукушками» за их способности взбираться на высокие деревья и расстреливать окопы противника, но и наши бойцы в долгу не оставались, пулеметными очередями сбивали финнов с деревьев.
Когда финская война закончилась, Мусса вернулся в Польшу, в свой же 96-й полк второго эскадрона. Служба уже подходит к концу, но на дворе стоит приснопамятный 1941-й, и в дембель никого не отпускают. Все чаще вспоминает Мусса родной аул Мару, откуда он уходил, чтобы защитить самое дорогое, что есть у каждого: свою семью – мать, отца, сестер, словом, свои корни и свое будущее.
…22 июня рано утром в небе над границей появились немецкие самолеты. «Учения, видно, у немцев», – равнодушно бросил командир взвода и услышал тревожные нотки в голосе Муссы: «Да нет, это война».
Разумеется, перевес во всем был на стороне врага, и наши солдаты стали с боями отступать. После команды «Воздух!» более или менее стройное движение превращалось в сплошной хаос, все, кто мог, бежали к ближайшему укрытию. При одной из бомбежек оглушенный взрывом Мусса провалился в какую-то яму, а когда выбрался из нее… Земля была сплошь усыпана трупами однополчан, а чуть поодаль билась в судорогах лошадь, привязанная к дереву и пытавшаяся выбраться из пут. На повозке, в которую она была запряжена, находились два пулемета. Горец бросился тотчас к повозке и, схватив пулеметы, укрылся за деревом, расщепленным пулями, и начал вести огонь по врагу, который появился на горизонте. Неожиданность сделала свое дело – немцы, не ожидавшие нападения, падали как подкошенные, и вдруг кто-то положил Муссе тяжелую руку на плечо. Первая мысль: «Немцы подкрались сзади». Но нет, это был красный офицер. Сказав: «Спасибо тебе, солдат», он взял у Муссы второй пулемет и открыл огонь по врагу. Эдиев и подоспевший к нему на помощь офицер сдерживали атаку врага до тех пор, пока не подоспели свои. За проявленное в том бою мужество Эдиев был представлен к своей первой награде.
Наши войска отступали, а о положении на фронте мало кто что знал. Вряд ли что знал и командир эскадрона и иже с ним, которые вели колонну кавалеристов сложным, путаным маршрутом, словно искали кого-то. В свою очередь, солдаты только и задавались вопросами: «Куда ведет эта дорога? Почему мы оторвались от наших главных сил? Может, отрезаны и выход ищем?» Во всяком случае, все надежды возлагались на разведчиков, среди которых был и Мусса. Однажды ночью Мусса и еще два разведчика пробрались на окраину ближайшего села, занятого немцами, под днищами танков. Такие вылазки были бесценными, потому как разведчики успевали выведать все: сколько немцев в том или ином населенном пункте, сколько у них техники и так далее.
Фронтовые дороги вскоре привели Эдиева в Москву. Под столицей шли ожесточенные танковые бои, в которых погибло немало его товарищей.
– Когда фашисты получили отпор под Москвой, они стали отступать, но при этом нещадно зверствуя, – говорит Тохтар Эдиев, – отец не мог спокойно вспоминать, как они находили дома, сожженные вместе с людьми, говорил, что немало людей они высвободили из горящих домов с подпертыми снаружи дверьми…
Немцев без остановки, с тяжелыми боями гнали до самых непроходимых брянских лесов и болот. Это был тяжелый, до предела изнурительный период наступления. Дни и ночи без сна, без горячей пищи, иногда с одним сухарем на весь день. Но какими крепкими оказались люди! Они вели бои во всех условиях, ходили в контратаки, делали ночные вылазки в стан врага, буквально шатаясь от голода и холода.
В одном из боев с танковой немецкой колонной Муссу тяжело ранит. С полевого пункта, куда собирали всех раненых, находящегося в бессознательном состоянии Муссу на самолете отправят в стационарный госпиталь. Но не успеет «борт» подняться в воздух, как попадет в окружение «мессершмиттов». Только благодаря своему мастерству и профессионализму летчику удастся оторваться от врага и доставить раненых в госпиталь. Но тут другая напасть. Консилиум врачей, который спешно собрали, вынесет неутешительный вердикт: «Ампутация левой руки. Гангрена». Уговорить Эдиева на операцию оказалось невозможно. Более того, как только ему удалось «выпасть» из поля зрения врачей, вызванных на срочную операцию, Мусса прямо-таки подполз к санитарочке, которая в свободное от работы время вязала носки раненым солдатам, и, выпросив у нее спицу, проткнул ею опухшую, посиневшую руку в трех местах, после чего потерял сознание… Поступил солдат так по наитию или были у него какие-то познания в знахарском деле, на которое всегда были богаты аулы горного Карачая, один Всевышний знает, но как бы там ни было, обошлось без ампутации. Правда, Эдиева, пролечив с месяц, тут же демобилизовали, несмотря на его отчаянные протесты. Рука стала недееспособной…
В начале 1943 года Мусса вернулся в родной аул, к радости всех родных. Тем временем его братья Паго и Аскер воюют на фронте. Теперь все его мысли, все его молитвы только о них.
Осенью 1943-го Мусса возглавил бригаду, которая заготавливала кукурузу на прирезках. С ним была и его сестра Мариям, потому в день депортации семью Эдиевых выслали в полном неведении о том, где находятся Мусса и Мариям. Брат и сестра найдут родных в Средней Азии, в Пахта-Арале, намного позже. Мусса увидит отца и мать опухшими от голода на скамейке у дома, и сердце его чуть не разорвется от горя. Он будет пытаться накормить их маленькими порциями, но вскоре их не станет. Там же, в Азии, умрет от голода и Мариям. Паго вернется с фронта, а Аскер пропадет без вести…
В Средней Азии Мусса работал в хлопководческом совхозе бригадиром, там же обзавелся семьей. Его избранницей стала Шерифат Абрекова, в 1957 году молодые вернулись на родину. Мусса будет работать животноводом.
– У отца, по его словам, было много наград, но во время ранения он все документы потерял в лесу, – рассказывает Тохтар. – Человек здравомыслящий, но мало образованный, он даже затруднялся точно назвать без документов названия войсковых частей, своих наград. Да, собственно говоря, он и не собирался их искать по архивам, потому что надо было воспитывать, учить шестерых детей – Мухтара, меня, Солтана, Курманбия, Сеитбия и Фатиму.
Нет уже в живых Муссы и Шерифат, но все же их дети и внуки надеются найти в военных архивах накануне великого праздника – 75-летия Великой Победы наградные листы своего отца и деда. Они хотят собрать по крупицам всю информацию о его подвигах, воссоздать весь его боевой путь. Многое, конечно, безнадежно упущено, и все же шанс есть всегда. Не будет стоять в стороне и совет ветеранов Карачаевского района, задачей и целью которого стало «вас воскресить – погибших на войне», как сказала известная поэтесса Юлия Друнина.

Р. ХАИРКИЗОВ,
председатель совета ветеранов Карачаевского района.
НА СНИМКЕ: Мусса ЭДИЕВ.
Фото из семейного архива.

Поделиться
в соцсетях