День республики № 53 от 14.04.2020

Шанс на жизнь

16 апреля в 14:06
4 просмотра

В Республиканском перинатальном центре (РПЦ) в г. Черкесске ежегодно появляются на свет до трех тысяч детей. В прошлом году эта цифра заметно повысилась: 3162 малыша родились в нашем перинатальном центре. Чаще всего через несколько дней счастливые мамочки с агукающим свертком в руках отправляются домой. Но бывает иначе, когда аномалии плода, преждевременные роды и другие факторы ставят под угрозу жизнь и здоровье ребенка. И тут в борьбу со смертью включаются детские реаниматологи. Конечно, врачи не боги, и всех спасти нельзя. Но отчаянная борьба идет за каждую маленькую жизнь, и, надо отметить, очень успешно. По итогам прошлого года младенческая смертность в РПЦ снизилась и достигла своего исторического минимума – 3,1 промилле. О работе детской реанимации и технологии выхаживания недоношенных детей мы поговорили с главным врачом Республиканского перинатального центра Евгенией ПОНОМАРЕВОЙ.

– Евгения Борисовна, за счет чего удалось достичь таких высоких показателей? Ведь по сравнению с 2012 г. эта цифра стала ниже в 6 раз!

– Тут соединилось множество факторов. Это и проведенный капитальный ремонт со сменой всех инженерных сетей. И профессионализм медицинского персонала. У нас все сотрудники не по одному разу проходят курсы симуляционного обучения на базе федеральных институтов, активно участвуют во всех обучающих семинарах, проходят повышение квалификации, участвуют в системе непрерывного медицинского образования. У нас работает институт кураторства. Наши кураторы из Ростовского научно-исследовательского института акушерства и педиатрии, Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета неоднократно за последние три года приезжали в республику, проводили аудит. Вместе с минздравом КЧР мы разработали планы по построению работы, направленной на понижение младенческой смертности. Большое внимание уделялось оснащению детской реанимации. Это единственная детская неонатальная реанимация в республике, которая выхаживает недоношенных детей, в том числе и деток с экстремально низкой массой тела, меньше 1000 граммов.

Эти технологии у нас отработаны, внедрены стандартные операционные процедуры в работу детской реанимации. Мы стараемся максимально полно обеспечивать потребность отделения неонатальной реанимации, отделения патологии новорожденных всеми теми необходимыми медикаментами, расходным материалом, которые гарантируют высокий процент успеха при лечении таких больных детей. Большую роль сыграло налаживание маршрутизации пациентов. Женщины с недоношенной беременностью в 95% случаев родоразрешаются у нас.

Благодаря всем этим материально-техническим факторам, кадровому потенциалу, налаженной маршрутизации, аудиту со стороны федеральных центров, выработанным мероприятиям и удалось снизить перинатальную заболеваемость и смертность. То есть это результат усилия многих людей на протяжении долгого времени.

– Расскажите подробнее про маршрутизацию пациентов.

– Если женщина, к примеру, стояла на учете в Учкекене и там диагностируется угроза преждевременных родов, то проводятся специальные мероприятия, которые позволяют затормозить развитие преждевременных родов и доставить пациентку в наш перинатальный центр. Поскольку эта система налажена и работает, нам практически не приходится забирать тяжелых детей из районов и везти сюда, потому что любая транспортировка, даже в течение 15 минут, значительно ухудшает прогнозы ребенка на выживание. Поэтому все недоношенные детки должны рождаться у нас и у нас же лечиться.

– Самый маленький вес пациента, которого удалось спасти и выходить?

– 420 граммов. Это было в 2018 году. А дети с весом 470, 480, 500 граммов у нас бывают ежегодно. В прошлом году таких новорожденных было 25. 80% недоношенных детей выживает. Стопроцентного результата, к сожалению, невозможно достичь. Преждевременным родам всегда сопутствуют патологии. Согласно мировой статистике, больше шансов у тех, кто родился с весом более килограмма – это 90% выживаемости, а у родившихся до 700 граммов – уже 40%.

– Как давно в нашем перинатальном центре работают с детьми с экстремально низким весом?

– С 2012 года все дети с массой от 500 граммов подлежат реанимации, выхаживанию, лечению, реабилитации. До этого все дети, родившиеся с массой менее килограмма, считались поздним выкидышем и не подлежали реанимации. Некоторые из них, конечно, выживали, но это были единичные случаи.

– Сколько мест в реанимации? Какая заполненность?

– 21 койка. Нет, они не должны быть полностью заполнены, они должны выстаиваться. На сегодняшний день у нас 10 детей в реанимации. Когда кто-то переводится на второй этап выхаживания, все вокруг прежнего пребывания ребенка обрабатывается, обеззараживается и оборудование «отдыхает». Работают другие палаты, другие реанимационные залы, другие кювезы и столики. Оборудование используется не постоянно. Его должно быть настолько много, чтобы была возможность дать ему проветриться, продезинфицироваться, пройти какую-то техническую диагностику.

– А если ребенок родился, а ему неотложно нужна какая-то операция?

– Самое главное – адекватная диагностика врожденных аномалий еще до рождения ребенка. При своевременно поставленном диагнозе при беременности решается вопрос о маршрутизации этой пациентки в зависимости от патологии, которая выявлена у ребенка. Как правило, таких беременных мы отправляем в федеральные центры. Такие дети в идеале должны родиться там, где есть условия для незамедлительной оперативной помощи ребенку. Но, к сожалению, иногда узи-диагностика плода бывает несовершенной и о необходимости неотложной операции мы узнаем лишь, когда ребенок появился на свет.

Еще буквально пять лет назад всех этих детей старались перевести в Ставрополь и др. Но наша неонатальная хирургия не стоит на месте, и несколько лет мы уже оперируем сами. В первые годы нам неоценимую помощь оказали хирурги Санкт-Петербургского педиатрического университета, которые приезжали в Карачаево-Черкесию и оперировали наших деток. В прошлом году у нас, к примеру, было восемь операций. Две из них сделали петербургские специалисты, а шесть – мы уже сами. Это были в основном операции на кишечнике с аномалиями развития, операции при атрезии пищевода. Все они прошли успешно. Лишь в одном случае ребенок позже погиб от других тяжелых осложнений, не связанных с хирургическим вмешательством, сама операция была проведена успешно. Развитие собственной неонатальной хирургии – это очень серьезный и важный шаг для снижения младенческой смертности.

– Во многих передовых перинатальных центрах неонатальная реанимация открыта для мам, широко применяется метод «кенгуру». А как дела обстоят в нашем перинатальном центре?

– У нас уже в течение трех лет внедрена система открытой реанимации, где мамы при желании могут круглосуточно находиться рядом со своими детками. Для них выделены специальные места, в том числе и для отдыха. Единственное, мы не допускаем мамочек с признаками вирусной инфекции. Если женщина в состоянии заботиться о своем ребенке, мы это только приветствуем, потому что тактильный контакт с матерью кожа к коже, возможность кормления сцеженным грудным молоком имеют большое значение для успеха выхаживания новорожденного, для формирования тесной эмоциональной взаимосвязи между матерью и ребенком, формирования общего микробиома для мамы и ребенка, что создает условия для противостояния больничной микрофлоре. Мы обучаем мамочек уходу за кожными покровами, обработке новорожденного, кормлению, уходу за зондами, за катетерами и т. д. Мама наравне с медицинским работником участвует в уходе за ребенком.

– Какие должны быть у ребенка показатели, чтобы его отпустили домой?

– Строгих показателей нет. Решение о выписке каждого пациента принимается индивидуально. Но у него должна быть положительная динамика прибавки массы тела, он должен быть не зависим от источников кислорода, способен поддерживать необходимую температуру тела, не нуждаться в круглосуточном наблюдении, все его органы и системы должны адекватно функционировать. При этом, выходя за порог роддома, мамы с недоношенными детьми не остаются предоставленными сами себе, они выписываются на участок, где продолжается планомерная работа по реабилитации ребенка. Такой ребенок всегда остается под пристальным вниманием семьи и, в первую очередь, медицинских работников. В случаях, когда выписываем детей, которые вызывают беспокойство, либо я, либо заведующий отделением или заместитель главного врача по педиатрической службе звоним и лично оповещаем руководителя детской поликлиники по месту жительства, что такие дети выписаны. Также обязательно ставим в известность Министерство здравоохранения КЧР о ребенке с пороком сердца или другой патологией, которая требует пристального внимания.

– Мы все видим, как много средств, сил физических и моральных вкладывается в развитие перинатального центра, и видим конкретные результаты. В республиканском центре давно не было материнской смертности, а младенческая смертность рекордно снижена. Однако, судя по соцсетям, учреждению и его работникам часто приходится сталкиваться с хейтом и негативом…

– Определенная часть населения, которая теряла детей или имела родственников, которые теряли здесь детей, всегда будет негативно настроена. И те цифры, которые сегодня впечатляют всю страну, не впечатляют их, потому что своя потеря – она самая горькая и самая больная. А роддом – он не для потерь, он для счастья. И не готовы люди ни эмоционально, ни психологически встретиться здесь со смертью. И хотя патологии у ребенка, преждевременные роды чаще всего связаны со здоровьем матери, виноваты у них всегда врачи. Если есть неблагоприятный исход, мы всегда очень тщательно подходим к разборам, к экспертизе, к анализу случая. Это тоже приносит свои плоды. Одно могу сказать: мы вкладываем все силы и средства и до конца боремся за каждого ребенка, даже, казалось бы, совсем безнадежного.

– Может, кого-то из сотрудников хотите выделить, похвалить? Уверена, вам есть кем гордиться.

– Если я начну перечислять всех, кого я хочу похвалить, у вас газетной полосы не хватит. Не хочу выделять ни тех детских реаниматологов-анестезиологов и врачей-неонатологов, кто всю свою жизнь отдал работе, потерял здесь здоровье, сутками не выходя с работы, хотя трудно переоценить их вклад в здравоохранение Карачаево-Черкесии; ни тех, кто только пришел и взвалил на свои молодые плечи тяжелый груз. А это действительно очень тяжелый груз: работа с больными детками сильно истощает и морально, и физически. Это и детские врачи, которые снижают процент нуждающихся в переводе в детскую реанимацию, отделение патологии новорожденных. Мы внедрили палату интенсивной терапии в отделении новорожденных среди здоровых деток, где дети, требующие особого подхода и лечения, получают помощь, а потом уезжают вместе с мамой домой. Я не буду говорить о профессионализме акушеров-гинекологов, ведь чем более грамотно и квалифицированно проведены роды, тем меньше осложнений мы имеем. Мы внедрили за последние годы огромное количество современных технологий, которые профилактируют неонатальный травматизм. Не буду говорить о врачах женской консультации, которые ведут девять месяцев беременную, ведь от их профессионализма и квалификации во многом зависит исход беременности. Много хорошего можно сказать о среднем персонале, об акушерках, медсестрах. Или тех, кто чистит, моет, утилизирует, дезинфицирует, готовит еду, обеспечивая беспрецедентный санэпидемрежим. Каждый из членов нашей большой команды вносит свой важный вклад в развитие перинатальной службы Карачаево-Черкесии. Все наши ежедневные победы: и большие, и маленькие – ведут к одной большой – снижению младенческой смертности. Еще раз повторюсь, роддом – он для счастья…

Фатима ГАДЖАЕВА
Поделиться
в соцсетях
дети интервью медучреждения младенческая смертность неонатальная хирургия Республиканский перинатальный центр Черкесск