Память о героях не подлежит забвению

29 апреля в 14:22
11 просмотров

Жители Карачаево-Черкесии свято чтут память о советских воинах, погибших и пропавших без вести в жесточайших сражениях Великой Отечественной войны. В 90-е годы ХХ века в нашей республике были изданы два тома Книги Памяти КЧР, которые стали символом вечной скорби и печали, печатным памятником нашим воинам-землякам, отдавшим свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины.

Второй том Книги Памяти КЧР, изданный в 1999 году, завершался напутственными словами: «Издание Книги Памяти КЧР – это первый шаг по превращению слов «Никто не забыт, ничто не забыто» в живое дело исторической правды. Это благородное дело нельзя считать законченным, так как почти половина не вернувшихся с полей сражений земляков считаются до сих пор пропавшими без вести. Найти и увековечить имена всех наших земляков и тем самым воздать должное, как говорилось в старину, «за заслуги, оказанные Отечеству на поле брани», надо рассматривать как гражданский, нравственный долг нас – живых. Эта работа должна быть продолжена!..»

Члены детского объединения «Поиск» Детской школы искусств Урупского муниципального района КЧР, которое организационно входит в состав республиканского сводного поискового отряда «Подвиг», посчитали делом чести продолжить поиск. Руководит объединением «Поиск» педагог дополнительного образования Евгений Деренский. Мы встретились с Евгением Ивановичем, и он подробно рассказал об исследовательской работе, которую ведут юные патриоты из Урупского района.

«Работая над созданием обновленной электронной версии Книги Памяти нашего Урупского района, нам удалось выяснить, что за последние годы в электронный обобщенный банк данных «Мемориал» было загружено много архивных документов, в том числе о советских воинах, призванных на фронт с территории Карачаево-Черкесии и погибших в немецком плену, и то, что большинство этих воинов в Книге Памяти КЧР до сих пор числятся пропавшими без вести, – рассказал Евгений Деренский. – Количество же воинов-земляков, погибших в плену и учтенных в Книге Памяти КЧР, составляет всего 142 человека. Поэтому на заседании нашего поискового объединения было принято решение изучить трофейные немецкие карточки советских военнопленных, опубликованные на сайте ОБД «Мемориал», и сверить их с информацией о пропавших без вести, опубликованной в Книге Памяти КЧР, с целью установить, кто именно из воинов, до сих пор числящихся пропавшими без вести, погиб в плену».

Как объяснил Евгений Деренский, у некоторых воинов, попавших в плен в 1941-1942 гг., в Книге Памяти КЧР указывается, что они пропали без вести в 1943 году. Это объясняется тем, что военным ведомством было принято решение считать датой, когда воин пропал без вести, дату последнего письма с фронта, к которой добавлялось два-три месяца. Если же родственники воина проживали на оккупированной территории, а Карачаево-Черкесия была оккупирована в годы войны, то два-три месяца добавлялись уже к дате освобождения территории. Поэтому у большинства воинов, пропавших без вести в 1941-1942 годах, в Книге Памяти КЧР указывается, что они пропали без вести в марте 1943 года.

Поиск воинов, погибших во вражеском (немецком, финском, румынском) плену, осуществлялся на сайте ОБД «Мемориал», через функцию «Расширенный поиск», «Документы о военнопленных», «Место рождения». В графе «Место рождения» указывались названия населенных пунктов и территорий на территории Карачаево-Черкесской Республики периода Великой Отечественной войны (Орджоникидзевский край, Черкесская АО, Карачаевская АО, названия районов и населенных пунктов). Выявленная в результате поиска карточка «Информация о военнопленном», в которой содержались сведения о воине-земляке, распечатывалась для последующей сверки с информацией о воинах, опубликованной на страницах Книги Памяти.

Большую трудность в идентификации наших военнопленных: карачаевцев, черкесов, абазин, ногайцев – представляет тот факт, что документы пленного составлялись немецкими писарями на слух и латинскими буквами. А затем советские переводчики «обратно» переводили документы на русский язык. Поэтому очень часто происходило значительное искажение написания фамилии, имени и отчества военнопленного.

«Мы выяснили, что при заполнении карточки на военнопленного Текеева Пиляла Хызыровича немецкий писарь первоначально написал латинскими буквами имя «Пилял», затем, видимо, засомневавшись в существовании такого имени, зачеркнул «Пилял» и написал «Павел», а отчество исказил на «Хесур». У Кубанова Хызыра Хаджидаутовича немецкий писарь искаженно записал в карточке имя как «Хизирхадыхе», а отчество «Давидович», – рассказал Е. Деренский. – Подавляющая часть имен и отчеств карачаевцев, черкесов, абазин, ногайцев в карточках военнопленных немецкими писарями искажена. Большие трудности испытывали и советские переводчики, которые после войны работали с карточками военнопленных. Так, на немецкой карточке Дотдуева Аскербия Ахматовича советский переводчик написал три варианта перевода фамилии на русский язык «Дотцуев», «Дутуев» и «Дотдуев». В итоге в электронную базу данных «Мемориал» воин был занесен под искаженной фамилией «Дутуев» и искаженным именем «Аскир». У военнослужащего Шебзухова Исмаила Шугаибовича советским переводчиком фамилия пленного с немецкой карточки была записана как «д. Хавец».

Помимо поиска воинов-земляков по «Месту рождения» поиск воинов осуществлялся по наиболее распространенным национальным фамилиям без загрузки в поисковое окошко имени, отчества воина из-за того, что трудно догадаться, под какими искаженными именами и отчествами они могли быть занесены с трофейных документов в ОБД «Мемориал». На страницах ОБД «Мемориал» члены поискового отряда просматривали информацию на воинов с выбранной фамилией погибших в плену, с указанием места рождения на территории Карачаево-Черкесской Республики. Затем в соответствии с Ф.И.О. и указанной в «Карточке военнопленного» информацией о месте рождения и месте проживания родственников осуществляли поиск информации о данном воине на страницах Книги Памяти КЧР. Самое сложное в этот период было по искаженному в немецкой карточке имени и отчеству найти в Книге Памяти этого же человека с правильным написанием имени и отчества. Далее информация на воина, погибшего в плену, заносилась в электронный список «Советских военнослужащих, призванных на фронт с территории Карачаево-Черкесской Республики в годы Великой Отечественной войны и погибших во вражеском (немецком, финском, румынском) плену» и через средства массовой информации доводилась до сведения родственников.

Также информацию о погибших советских военнопленных искали на сайте русскоязычной версии немецкого Центра документации Объединения Саксонские мемориалы. По алфавитной базе данных военнопленных и по спискам умерших военнопленных в офлагах и шталагах проверяли место рождения умершего военнопленного. Воинов, у которых в графе «место рождения» указаны «Орджоникидзевский край, Карачаевская АО, Черкесская АО», уже проверяли по российской электронной обобщенной базе данных «Мемориал».

За период 2018-2020 гг. удалось установить фамилии, имена и отчества 432 воинов, призванных на фронт с территории КЧР в годы Великой Отечественной войны и погибших во вражеском (немецком, финском, румынском) плену. Из них 233 воина в Книге Памяти КЧР числились пропавшими без вести. 32 человека числились погибшими, без указания даты гибели и места захоронения. 154 человека, призванных на фронт с территории КЧР и погибших в плену, в Книге Памяти КЧР не числились. При этом на большинство из них в ОБД «Мемориал» имеются документы, как на призванных на фронт с территории КЧР и пропавших без вести. Пока не удалось установить, числятся ли в Книге Памяти КЧР 13 человек, у которых искажено написание фамилий, имен, отчеств.

В ходе проведения исследовательской работы помимо установления фамилий 432 воинов, погибших в плену, удалось установить фамилии 11 воинов, попавших в плен и выживших в фашистской неволе. Из этих 11 воинов 9 человек до сих пор числятся в Книге Памяти КЧР как пропавшие без вести, а 2 человека – погибшими в бою. Также установлены фамилии 3 воинов, которые в Книге Памяти числятся пропавшими без вести, а в действительности они попали в плен, впоследствии были освобождены из плена, продолжили воевать в Красной Армии и погибли в бою.

«В Книге Памяти КЧР учтено 142 человека, погибших во вражеском плену. По этим воинам мы также провели дополнительное исследование. Из 142 человек только у 31 воина, погибшего в плену, в Книге Памяти указано место захоронения. Нам удалось установить места захоронения ещё у 47 воинов, погибших во вражеском плену. Из оставшихся 64 воинов 40 человек числятся в ОБД «Мемориал» как погибшие в плену, но без указания места захоронения, а на 24-х человек в ОБД «Мемориал» информация в настоящее время вообще отсутствует», – сказал Евгений Деренский.

Каждый желающий может ознакомиться с полной информацией. На сайте Детской школы искусств Урупского муниципального района размещена обновленная электронная Книга Памяти Урупского района, а в материале «Возвращаем имена пропавших без вести» – список советских военнослужащих, призванных на фронт с территории Карачаево-Черкесской Республики в годы Великой Отечественной войны и погибших во вражеском (немецком, финском, румынском) плену.

В результате проведения исследовательской работы поисковикам удалось частично уменьшить число пропавших без вести. Достигнутые результаты не являются окончательными, поисковая работа будет продолжаться, так как, по сообщениям СМИ, в ОБД «Мемориал» внесена только 1/3 имеющейся информации.

«Мы считаем, что установление судеб пропавших без вести воинов – это наш моральный долг перед людьми, которые принесли на алтарь Победы самое дорогое, что было у них, – жизнь. И поэтому память о них не подлежит забвению», – в завершение беседы подчеркнул Евгений Деренский.

Светлана ОСЕЦКАЯ
Поделиться
в соцсетях
75 лет Победы Великая Отечественная война ВОВ детские школы искусств детское объединение "Поиск" Книги Памяти КЧР КЧР поисковый отряд "Подвиг" сайт ОБД "Мемориал" Урупский район электронный обобщенный банк данных «Мемориал»