«Инъекция хорошего настроения»

Вчера в 10:27
9 просмотров
Источник — Фото автора

Ольга КОЛЬЦОВА (на снимке) (в девичестве Гуйван) родилась в селе Краснополье, что находится в центральной части Украины. Ее отец работал ветеринарным врачом в колхозе «Россия», мама – там же, только агрономом-полеводом. Сельские интеллигенты – добрые, скромные, начитанные люди – и детей своих, двух дочерей, видели только подле себя в большом селе либо учителями, либо клубными работниками. Но, окончив школу, старшая, Наталья, тут же подалась в Винницу и поступила в мединститут. Следом поехала поступать в Винницу и Ольга, только в другое учебное заведение – в техникум общественного питания.

– Наверное, мне на роду было написано стать поваром, потому как все женщины, что с отцовской, что с материнской стороны, были знатными стряпухами, мама даже порой шутила, когда мы просили ее почитать нам что-нибудь: «Все, что я хочу в жизни узнать, нахожу в поваренной книге». Я тоже рано научилась готовить, собирать старинные рецепты…

После окончания техникума Ольгу Гуйван и еще семь девушек, согласно заявке областного совета по туризму и экскурсиям Карачаево-Черкесии, направили в Домбай, а конкретно – в одноименный туристический комплекс.

Принимающая сторона обескуражила девчонок в первый же день сообщением о том, что туристический комплекс «Домбай» на капитальном ремонте, и одновременно обнадежила: «Не бойтесь, без работы не останетесь». Но на дворе апрель, самое что ни на есть унылое межсезонье. Выручает турбаза «Азгек» в Теберде, куда требуются повара и кухонные рабочие.

– Мне еще повезло, – с улыбкой вспоминает Ольга те далекие дни, – нас с Ниной Мельник взяли поварами пятого разряда, остальные пошли в подсобные рабочие. Жили в отдельных домиках при турбазе, днем работали, вечерами гуляли по лагерю под гитарные переборы под сенью роскошных сосен и елей, вековых дубов, но все же тосковали по своей веселой, родной Украине. И, отработав два года в «Азгеке», вернулись домой.

На родине Ольга оказалась не только востребована, но и стала быстро подниматься по карьерной лестнице: заведующая производством комбината Винницкого общественного питания, заместитель директора, исполняющая обязанности директора этого же предприятия…

– Да, но какие тогда обстоятельства привели в Теберду во второй раз?

– Наверное, моя судьба сложилась бы иначе, если бы в первый свой приезд я не работала под началом удивительного человека, повара шестого разряда Людмилы Кольцовой, которая стала для меня и всех девчонок и наставницей, и советчицей, и другом, – вспоминает Ольга.

Веселая и светлая, словно вешнее утро, Ольга сразу же приглянулась Людмиле Прокофьевне, и та решила познакомить ее со своим сыном Виктором. Знакомство состоялось, но вскоре Виктор ушел в армию, а Ольга, как я уже сказала, вернулась на родину. Правда, обменяться адресами молодые успели.

– Переписка затянулась, поскольку, отслужив положенные два года в Германии, Виктор остался еще на два года на сверхурочную службу, – рассказывает Ольга. – Когда я об этом узнала, у меня в душе выпал горький, точно от весенних костров, осадок, но его проникновенные, теплые письма, которые приходили через день, быстро его развеяли. Когда Виктор приехал за мной и увидел наше цветущее, добротное, радушное украинское село, он сказал: «Красота! Правда, до нашей Теберды не дотягивает!»

Откровенно говоря, он был не прочь чуть-чуть подзадержаться на Украине, поработать там, но тут произошла эта чудовищная чернобыльская авария, и нас, можно сказать, родители просто в шею вытолкали в Теберду, подальше от беды…

В Теберде Ольга начинает работать кондитером в туркомплексе «Домбай», немного времени спустя ее назначают заместителем заведующего пищеблоком. Все складывается как нельзя лучше, если не считать того, что Оля начинает стесняться своей убывающей стройности, но куда все девается, когда на свет появилась малышка Аня… Через три месяца после родов Ольгу просто умоляют выйти на работу, потому что наслышанные о ее пирогах, тортах, пирожных, капкейках, словом, выпечке, туристы то и дело спрашивают ее со всех гостиниц поселка. Выручила свекровь. Не выпала Ольга из трудового социума, и когда родился сын Сергей. Все так же на подхвате была мудрая, добрая мама Виктора…

– В 90-х на Домбае воцарился – и надолго – мертвый сезон. Я продолжала печь, но уже на дому, торты, хычины, осетинские пироги для редких туристов, горожан, – продолжает свой рассказ Ольга.

– Быстро совладали с национальной кухней?

– А почему бы нет? Ведь образование – это всего лишь база, над которой можно надстроить что угодно – карачаевскую, осетинскую, еврейскую, гуцульскую кухню. И потом, иногда, чтобы что-то создать, нужно просто этого сильно желать и делать все как для себя. Я только так и работаю. И скорей всего только поэтому в те трудные времена меня стали одновременно звать на работу в гостиницу «Снежинка» на Домбае и в СОШ № 2 г. Теберды. Было над чем подумать. В фешенебельной «Снежинке» обещали баснословные по тем временам дивиденды, а школа, о профессионализме, требовательности, человечности руководителя которой ходили легенды и в которую не сегодня – завтра пойдут учиться мои дети, была в двух шагах от дома… Для начала пошла в школу. И увидев, как директор школы Магомед Халилов умеет поднять любого человека, будь ты сторож или учитель, повар или ученик, до своего уровня, какая доверительная теплая атмосфера царит в этой школе, тут же сделала свой выбор. И вот уже почти тридцать лет работаю поваром в школе имени Магомеда Халилова и ни разу не пожалела о своем выборе.

Почти 30 лет эта приветливая, милая женщина встает в пять утра и уходит на работу, а возвращается ближе к вечеру. Дом Кольцовых, действительно, в пяти минутах ходьбы от школы.

– Моя свекровь – царство ей небесное, она ушла из жизни пять лет тому назад – всегда говорила: «Чтобы все хорошо получалось, особенно в кулинарном деле, никогда нельзя торопиться». Потому и встаю засветло, тем более что без выпечки на кухне не бывает, – делится Ольга Валентиновна. – Практически каждое утро детей ждут пышные булочки, сладкие пирожки, печенье…

– Для меня одна только мысль о том, что я сегодня буду кормить детей вкусной и забавной пищей, – инъекция хорошего настроения. Вдвойне – если дети доедают все до последней крошки, как говорится.

– «Вкусная и забавная» – хорошо звучит.

– Чтобы не дать детям засорять свой организм мусорной едой типа газировки, чипсов и так далее, мы начинаем с лета заготавливать сухофрукты для компотов и крюшонов, благо в нашем саду растут груши, яблони, смородина, крыжовник, точно так же заготавливаем зелень, разные травяные специи на зиму.

– Мы – это…?

– Виктор и я. Виктор всегда рад помочь мне, особенно летом, когда начинает работу пришкольный лагерь, и дети нагуливают на природе такой аппетит, что только о добавке и слышишь. В такие дни он с вечера заготавливает корзины с фруктами для детей, рада таким же образом расстараться для наших школьников и моя коллега Айшат Батчаева – все несет на школьную кухню со своего огорода.

Ольгу Валентиновну за ее профессионализм и добрый нрав не только дети и их родители любят, но и очень ценит педагогический коллектив школы. Здесь ни для кого не секрет, что у Ольги есть свои секреты, своя особая затворническая связь или задушевная близость, не знаю, как сказать, с детьми, которые остались без родителей. Для каждого у нее припасен пакетик с домашними вкусностями, который незаметно, безмолвно она умудряется опустить в тот или иной ранец или портфель…

– Знаете, в народе говорят, что только самые чуткие, догадливые, умные идут рядом с ребенком, немножко даже впереди, – говорит директор школы Амина Джагафаровна Семенова. – Ольга Кольцова из таких людей. Вся ее душевная молодость – другого слова и не подберу – откликается навстречу душевным и физическим потребностям трех сотен детей, абсолютно разных детей, но для каждого она сможет подобрать норму питания. Дети, которые галдят на переменах в коридорах, иногда на уроках, если хотите, в столовой ведут себя весело, раскованно, но не шумно, не буйно. И глядя на это, иногда невольно вспомнишь писателя Николая Отарова, который много писал о педагогике и говорил, что «старые няньки и истопники – часто лучшие педагоги, чем дипломированные воспитательницы».

…Нетрудно предположить, что, ознакомившись с этой статьей, читатель задастся вопросом: «О какой школьной столовой, школьных поварах может идти речь, когда все дети сегодня – на дистанционном обучении?» Вот только дело в том, что указ о введении режима самоизоляции вышел на второй день после нашей встречи с Ольгой, и я подумала, что в свете этого будет вполне логично, заканчивая статью, поинтересоваться по телефону, чем «убивает» вынужденное свободное время школьный повар Кольцова?

– Вожусь на пару с Виктором в огороде, в саду, цветы развожу, из живности только кур держим.

– Чем Виктор, дети занимаются?

– Виктор много лет проработал охранником на базе отдыха «Гоначхир», последние 15 лет в должности электрика в одной из котельных города. Сергей живет и работает в Сочи. Анна, она теперь Долаева, работает педиатром в участковой больнице Теберды. Да-да, зять у нас карачаевец, работал спасателем на Домбае, сейчас в Архызе. На внучку Самиру, которая учится во втором классе, не нарадуемся. При каждом удобном случае рвется ко мне на кухню, как я в детстве, закатав рукава…

– Времени много, наверное, балуете разносолами семью?

– И не только семью. Готовлю очень много, разношу потом контейнеры по старикам, старушкам, живущим на нашей улице. Помните, что сказал Сократ: «Удовольствие от еды получают люди всех возрастов. Оно может сочетаться с любым другим удовольствием, но остается единственным утешением в случае утраты всех остальных удовольствий». На данный момент страна поголовно в самоизоляции, но я верю в то, что мы справимся с этой напастью, так думают все, и я верю в то, что мысль материальна, и если ты (то есть, мы все) чего-то на самом деле очень хочешь, Вселенная обязательно тебя услышит…

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях
биография Газета "День республики" Кунацкая люди повар судьба человека Теберда школа