День республики № 67-68 от 16.05.2020

«Мы все преодолели…»

19 мая в 11:19
3 просмотра

Уважаемая редакция!

Пишет вам Лидия Яковлевна Лемешева. Мой трудовой стаж составляет пятьдесят лет. Но рассказать я вам хочу не о своей трудовой деятельности, а о детстве, которое выпало на трудное военное и послевоенное время.

Когда началась война, мой отец, работавший директором школы, вместе с выпускниками ушел на фронт. Ему был 31 год. В октябре 41-го отец погиб. И моя мама, учительница начальных классов, осталась вдовой. Ей было всего 23. И у нее на руках остались два маленьких ребенка: я родилась в феврале 1938 года, а через год, в феврале 39-го, на свет появилась моя младшая сестра.

Мы жили в Нальчике. Враг приближался к городу. И меня отправили в Черкесск, к маминой маме. Так получилось, что оккупацию я пережила с бабушкой в Черкесске, а маме с моей младшей сестрой удалось приехать к нам только в 44-м. В нашу квартиру в жактовском доме в Нальчике попала бомба, разворотив угол. И мои родные остались практически без жилья.

У бабушки тоже своего жилья не было, она снимала квартиру. Так что пришлось нашей семье помыкаться по углам. Времена были тяжелые, голодные, но мы как-то выживали.

Помню, в 45-м я пошла в школу. Из белых байковых портянок, прокипятив их в отваре крапивы, бабушка сшила мне форму, на зависть младшенькой сестре, а из детской старенькой клеенки мне соорудили «портфель». Вот так я пошла первый раз в первый класс. В школе на завтрак нам давали кусочек хлеба из отрубей, на который намазывалась капелька повидла. И как же мы ждали этот кусочек!

Помню и то, как мы строили свою хату из плетня, глины, кизяка, дранки под руководством бабушкиного брата – деда Егора. Носили навоз в ведрах на коромыслах с самого Псыжа, затем с сестрой месили раствор из глины, навоза, едва дыша от холода. А бабушка этим раствором обмазывала плетень… Мама тем временем пахала за двоих: сначала школа, затем – огород, а по вечерам при свете керосинки – ученические тетрадки… Почти полгода мы строили свою избушку, и к осени наконец перебрались в собственное жилье: комнатка где-то пятнадцать квадратных метров, кухня, сенцы. И ничего, что не было в том доме воды, света, что не было деревянных полов. Ничего, что суп готовили на керогазе и из-за этого он пах керосином! Главное, у нас теперь был свой дом! В тесноте, как говорится, да не в обиде.

Жили дружно. Мы с сестрой всегда помогали старшим (нам тогда уже по 9-10 лет было). При этом прилежно учились в школе. Обе с золотой медалью окончили школу № 11, обе получили высшее образование. Сестра окончила Харьковский авиационный институт, я – Ростовский строительный, после которого всю жизнь проработала в Черкесске… И вот еще один пример, как трудно жилось тогда, сразу после войны. Только став студенткой, я с удивлением узнала, что у обуви есть размер. Мы в детстве носили все, что придется, и понятия не имели, что может быть иначе…

И так тяжело жила не только наша семья. Страна, пережившая войну, поднималась из руин, из пепла. Трудностей было хоть отбавляй. Но мы все вынесли, все преодолели. И 9 Мая для нас, конечно, святой праздник…

Л. ЛЕМЕШЕВА.
г. Черкесск.

Л. ЛЕМЕШЕВА
Поделиться
в соцсетях
Великая Отечественная война ВОВ воспоминания из почты редакции Лидия Лемешева люди письмо судьба человека