День республики № 157 от 22.10.2020

И вновь заиграла гармонь

27 октября в 12:01
3 просмотра

В те теплые июньские дни вся улица небольшого шахтерского поселка была взбудоражена. Она гудела, как пчелиный улей перед дождем. Люди, живущие на ней, передавали новость друг другу:

– Нашлась! Нашлась!

– Вы слышали? Она нашлась!

Торопились к маленькому домику под скалой, чтобы порадоваться за женщину, которую знали всю жизнь. Так что же случилось? С чем спешили соседи поздравить ее? И кто же все-таки нашелся?

…Свадьбу, как и положено в горских селениях, сыграли всем селом. Создалась еще одна счастливая семья. В дом пришла помощница – крепкая, здоровая, работящая. Молодая невестка с уважением и любовью относилась к родственникам мужа, и они платили ей тем же. Веселая и покладистая, она ладила со всеми, заряжала своей энергией окружающих. К Нине, так звали эту молодую женщину, тянулись все, ее полюбили соседи за доброту и отзывчивость. Да и как ее не полюбить! Она поднималась раньше всех, успевала управляться со всеми делами в доме и еще помочь пожилой соседке. Ни одна свадьба не обходилась без ее искусной игры на гармошке. Семья жила дружно, у нее были большие надежды на будущее, когда вдруг все внезапно оборвалось.

Началась страшная, безжалостная война, которая заставила умолкнуть и гармонь, и людской смех. Даже вездесущие мальчики притихли, как-то повзрослели.

С первых же дней войны мужчины села, умевшие держать в руках оружие, отправились защищать свою Родину, свой дом. Опустели многолюдные дома, остались старики, женщины, дети. Проводив на фронт мужа и его братьев, Нина поставила свою любимую гармошку в угол и больше не прикасалась к ней.

Наступила осень. Как Нина любила это время года с его разноцветными красками! Но сейчас ей было не до картин природы. Все осенние хлопоты были на ней, а ей с каждым днем становилось все тяжелей двигаться, хотелось хоть немного отдохнуть.

Ближе к зиме у Нины родилась дочка Соня. Жить стало очень трудно. Мужчины воевали на фронте, женщины и подростки работали в колхозе: пахали, сеяли, собирали урожай, ездили рыть окопы. Зимой вязали теплые вещи и отправляли на фронт. Нина больше была дома, ей не с кем было оставить дочку и старенькую больную бабушку. Она сидела и вязала теплые варежки на фронт, ждала писем от мужа, радовалась, что он жив, растила малютку.

Одна за другой пришли «похоронки» на братьев мужа. А через год Нина получила извещение и о его гибели. Свою боль она переживала стойко, ведь сколько горя было вокруг. Из каждого дома слышны были причитания матерей, которые никогда уже не увидят своих любимых детей.

Пережили сельчане и оккупацию. Все это страшное время Нина жила с дочкой и бабушкой в родительском доме. Жили впроголодь, помочь ей было некому, тяжело приходилось всем. Молодая женщина не думала о себе, ведь в маленькой семье она отвечала и за своего ребенка, и за бабушку. Ее постоянно тревожили мысли о еде для них. В один воскресный день после бесполезных попыток найти хоть какую-нибудь еду Нина пошла на рынок в надежде продать хоть пару носков и купить дочке что-нибудь поесть. Носки свои она не смогла продать, сколько ни ходила по рядам. Голову сверлила только одна мысль: чем накормить дочку?

И тут она уловила тот ни с чем не сравнимый запах, запах свежеиспеченного хлеба, который звал, манил к себе. Ноги сами свернули в сторону этого запаха, и Нина очутилась перед прилавком, где красовались румяные, только что из печи булочки. Глубоко вдыхая этот запах, женщина завороженно смотрела на выпечку, думая не о себе, а о маленькой дочери, о ее ликовании, о протянутой к ней ладошке. И она не удержалась! Как только продавец отвернулся, она схватила булочку, сунула ее под носки и торопливо пошла к выходу. Какой-то «доброжелатель», тоже с завистью смотревший со стороны на булочки, закричал:

– Держите воровку! Она украла булочку! Держите ее!

Нину задержали, нашли украденную булочку и сдали подошедшим милиционерам. Потом был суд. Нину осудили на два года. В день суда соседи привели к ней дочку. Соня плакала, протягивая руки к рыдающей матери. Соседей с девочкой выпроводили из зала суда. Судья ничем не мог помочь женщине – такое было время. Осужденную увели, присутствующие на суде стали расходиться. И тут обнаружилось, что девочки нигде нет. Ее долго искали, но поиски были тщетны. Заверив жителей села, что ее обязательно найдут и вернут в село, все разошлись. Судью Николая Ивановича очень расстроил этот случай. Он еще долго сидел у себя в кабинете и думал о судьбе женщины и ребенка:

– Что же с ними будет? Из-за маленькой булочки?! Булочки для голодного ребенка!

Он вспоминал своих фронтовых друзей, которые делились друг с другом последним куском хлеба и уж, конечно же, никогда бы не обидели ребенка. И вот тебе голодный ребенок! Сирота! Отец погиб на фронте! И куда же она делась? Где ее искать? Уже смеркалось, когда расстроенный судья вышел из кабинета и прихрамывая пошел к выходу.

Моросил холодный дождик, будто сама природа скорбела о разлученных матери и ребенке. Дома Николая Ивановича ждала жена. Она, верно, уже беспокоилась, что его так долго нет. Детей у них не было, и они были очень привязаны друг к другу. Нужно поторопиться, чтобы рассказать Татьяне, из-за чего он задержался.

Осторожно спускаясь по ступенькам, судья вышел во двор и вдруг услышал какие-то звуки. Он остановился, огляделся… В давно опустевшем дворе, ближе к улице, как маленький птенчик, выпавший из гнезда, съежившись под дождем, стояла та самая девочка, мать которой осудили несколько часов назад. Промокшая насквозь, с расширенными от ужаса глазами, она тихо всхлипывала. Николай Иванович молча смотрел на нее. Мысли в голове лихорадочно теснили друг друга. Что делать? Как не испугать? Что сказать?

Решение пришло сразу. Он понял, что должен сделать. Это был правильный выбор.

Когда Татьяна открыла дверь мужу, он стоял на пороге, прижимая к груди маленькую девочку. Молча пройдя в комнату, осторожно опустил спящую девочку на кровать. Татьяна раздела ее, обтерла сухим полотенцем, надела на нее свою теплую ночную рубашку и укрыла одеялом. После они долго сидели на кухне, где Татьяна слушала рассказ мужа. Ночью несколько раз подходили к девочке. Наутро малышка металась по кровати в лихорадке, у нее началось воспаление легких. Температура не спадала несколько дней. Татьяна не отходила от девочки, поила ее лекарством, протирала худенькое тельце, вызывала врача.

Николай Иванович несколько раз пытался встретиться с родственниками девочки, но что могла сделать немощная бабушка, которая после суда окончательно слегла. Она не смогла даже прийти в город, чтобы посмотреть на внучку. Приходили соседи, приносили молоко, кусочки козьего жира. Наконец девочка стала медленно поправляться благодаря стараниям Татьяны. Женщина привязалась к девочке как к родной. В это же время пришел приказ из краевого управления о переводе Николая Ивановича в большой город на новое место службы. Он еще раз попытался вернуть девочку родственникам, но пока она болела, бабушка умерла, а соседи решили, что ребенку будет лучше в семье судьи до возвращения матери.

Николай Иванович и Татьяна переехали на новое место жительства, оставив свой новый адрес на случай возвращения матери малышки. Они оформили девочку на себя. Так в семье судьи появилась дочка Валя, а у нее – родители. Николай Иванович работал судьей, Татьяна растила дочку. Отец с матерью не могли нарадоваться на девочку, старались, чтобы она ни в чем не нуждалась. Валя тоже очень любила своих родителей, даже не подозревая, что они у нее не родные. Татьяна часто думала о том, что в один день девочка узнает правду, и тогда… Что тогда?

Однажды Валя пришла домой заплаканная: «Мама, а девочки говорят, что я не ваша дочка, потому что не похожа на вас». Татьяна расстроилась, но постаралась успокоить ее:

– Ты похожа на бабушку. Такая же смуглая и красивая.

Прошли годы. Валя окончила школу, потом институт, стала работать, вышла замуж за любимого человека, родились дети. Время летело быстро. Тяжело заболев (сказались фронтовые ранения), скончался Николай Иванович. После его смерти Татьяна тоже стала часто болеть. В очередной раз вернувшись из больницы, она долго думала и наконец решилась рассказать дочери правду.

– Не могу унести с собой эту тайну. И Коля перед смертью просил меня рассказать тебе все, что произошло много лет назад.

Она подробно поведала Вале, каким образом та оказалась в их семье, как они ее удочерили, что случилось с ее родной матерью.

– Может быть, она жива, – продолжала Татьяна, – и искала тебя все эти годы, хотя мы оставили свой новый адрес на прежнем месте работы мужа, но мало ли что могло случиться. Может, он затерялся. К нам никто так и не обратился. А я не хочу больше все это скрывать, хочу спокойно умереть. Это очень тяжело – столько лет жить с такой ношей на душе. Ты прости нас, дочка, – закончила Татьяна свою исповедь.

Для Вали рассказ матери был большим потрясением. Через столько лет узнать, что твои любимые мама и папа, которые тебя оберегали, растили, учили, – тебе не родители, и, может быть, где-то есть та женщина, что дала ей жизнь!

Мать Вали, Нина, отсидев весь срок, вернулась в родное село. Дом стоял на месте, только был неухоженным: двор зарос, забор развалился. Да, дом без хозяина стареет и погибает. Но ничего, справится, только бы узнать, где ее дочурка. Соседи рассказали ей все, что случилось, пока ее не было.

– Я ее найду, – пообещала она себе и соседям. Материнское сердце чувствовало, что жива ее дочка, и она все сделает для того, чтоб ее найти.

На следующий день она уже была в том здании, где ее осудили два года назад. Расспрашивала всех о своей дочери. Просила адрес нового места работы судьи Николая Ивановича, но его никто ей не дал. Безрезультатно походив несколько дней, Нина устроилась на работу в поселковую больницу, где весь персонал знал историю этой женщины и помогал в поисках. Она работала и продолжала поиск. Обращалась в правоохранительные органы области, края. Писала письма, однако никто не мог дать ей положительного ответа.

Чтобы вести поиски дочери, ей нужно было больше зарабатывать, и Нина переехала в небольшой шахтерский поселок, где попросилась на работу в шахту. Жители поселка с сочувствием относились к женщине с такими грустными глазами. Жила она очень скромно, в доме было все только необходимое. На столе в рамке стояла фотография девочки, с которой Нина вечерами разговаривала, уверяя ее, что сделает все, чтобы ее найти. Бежали дни, месяцы, годы, и, хотя время сказывалось на здоровье Нины, она не теряла надежды.

Валя, узнав правду, решила разыскать родственников в далеком селе, узнать хоть что-то о матери. Где она? Жива ли? Помогал ей в поисках муж Саша. Надо, наверное, очень верить в лучшее, чтобы все получилось как хочется.

Как-то на работе, во время перерыва, Саша поинтересовался, откуда родом его новый напарник Вася. Молодой человек ответил, что он из очень известного села, и стал рассказывать, чем же известно это село.

«А ведь родственники Вали тоже жили, а может, и сейчас живут в этом селе», – подумал Саша. Дома он поделился мыслями с Валей. На следующий день Саша спросил Васю, не знает ли он такую женщину, и назвал имя и фамилию. Вася подумал, но женщину с такими данными не вспомнил, однако пообещал по приезде в село узнать у сельчан что-либо о ней. Через некоторое время Вася уехал в село к родителям. Он не забыл про обещание. Невозможно передать словами волнение, которое не покидало семью Вали все дни, пока они ждали возвращение Васи.

Вася же, после радостной встречи с близкими, после расспросов о новой работе, о друзьях, поинтересовался, не знает ли кто-нибудь такую-то женщину. Кто-то из старших вспомнил ее. «Это же Нина, она живет в соседнем поселке»…

На работе Вася радостно сообщил Саше:

– Жива мать вашей жены, она долго разыскивала дочь и живет в поселке.

Немного успокоившись, Саша с Валей решили поехать навестить Нину. Перед выходными вся семья уже была готова ехать на встречу. В багажник машины погрузили все необходимое и подарки.

Ранним утром, еще раз уточнив маршрут, они выехали. Всю дорогу Валя очень волновалась, не представляла себе эту встречу с незнакомой женщиной. Несколько раз порывалась даже повернуть обратно, но, вспоминая наказ матери «обязательно найди ее, если она жива, попроси за нас с отцом у нее прощения и познакомься с ней, выслушай ее», продолжала молча сидеть, иногда оборачиваясь к сыновьям.

Наконец они подъехали к тому месту на трассе, где им нужно было свернуть к поселку. Съехав с трассы, Саша осторожно переехал через каменный, удивительной формы мост и заглушил мотор. Все вышли из машины и огляделись: речка журчит под мостом, скалы над речкой, на зеленом холме пасутся овцы, живая изгородь из цветущей, благоухающей сирени, домики по обеим сторонам дороги, поднимающейся по склону. Идиллическая картина, от которой исходит умиротворение. Семья долго молча стояла, любуясь этой живой картиной. Нигде ни души. Хотя нет. По дороге от трассы поднималась женщина с сумкой, видно, из магазина. Они подождали, пока она подойдет. Саша извинился и спросил, не знает ли она, где живет Нина, начал объяснять. Женщина улыбнулась, оглядела приехавших, остановив взгляд на Вале, и ответила:

– Пойдемте, я вас провожу.

Она не спросила, зачем ищут эту женщину, кто такие, а повела их по дороге к домам. Остановилась у небольшого дома, к которому вели каменные ступени, и позвала:

– Нина, ты дома? К тебе гости приехали, выходи.

Дверь домика распахнулась, и на крылечко ступила пожилая женщина. Она посмотрела на соседку, потом на стоящих рядом с ней людей. Вдруг лицо ее побледнело, губы прошептали:

– Доченька моя, моя Соня.

Соседка помогла ей спуститься по ступенькам, и Нина подошла к Вале, погладила ее по голове, стала ее обнимать, все время приговаривая сквозь рыдания:

– Нашлась! Наконец-то нашлась.

Плакали все: женщина с сумкой, Нина, Саша, Валя, дети, подошедшие соседи. Весть по поселку разнеслась молниеносно. К домику шли соседи, поздравляли Нину:

– Вот видишь, ты дождалась встречи, не зря же искала дочь столько лет. А ведь это она сама тебя нашла! И внуки у тебя такие хорошие, и зять!

В этот вечер Нина снова взяла в руки свою заветную гармошку, хотя пальцы ее уже не так слушались, но по ущелью долго лилась музыка, музыка радости от встречи разлученных когда-то очень давно близких людей.

Г. ВОРОНОВА.
с. Коста Хетагурова.

Г. ВОРОНОВА
Поделиться
в соцсетях
история из жизни Читальный зал