День республики № 22 от 18.02.2021

На дистанции чести и совести

19 февраля в 13:03
4 просмотра
Источник — Фото из семейного архива

Когда я впервые познакомилась с Шагабаном Муссаевичем ТОТОРКУЛОВЫМ (на снимке) – а это был где-то конец 90-х прошлого столетия, – я сразу выделила его для себя за манеру держаться, интеллигентность, достоинство. А как женщина – еще и за редкое обаяние, какой-то внутренний его свет, словом, то, что в обиходе определяется понятием «порода».

Шагабан родился в 1961 году в поселке Новый Карачай. Уклад в семье его родителей, Муссы Локмановича и Люазы Ахматовны (в девичестве Лайпановой), полностью соответствовал древнему изречению, гласящему: «Мужчины создают законы, женщины – нравы». Авторитет Муссы Локмановича, кавалера ордена Трудовой Славы третьей степени, проработавшего водителем, механиком автогаража в ПО «Ставропольуголь» практически всю свою сознательную жизнь, был непререкаем на работе, как и законы, установленные им в доме. В первую очередь, это уважение к женщине, будь то мать, сестра, жена или подруга. У Муссы и Люазы было четверо детей: Шагабан, Рамазан, Фатима и Аминат, но даже двух мнений по одному вопросу в семье быть не могло. Каждый знал и помнил: старший в семье – отец, к нему особое уважение, как, собственно, ко всем другим старшим, чей опыт может подсказать наилучшие решения во всех житейских проблемах. Никогда не обманывать. Всегда жить по совести, по закону, ибо что такое закон, если не переложение языка совести на язык юридических документов.

Детские годы и первые самостоятельные шаги доктора экономических наук, профессора Северо-Кавказской государственной академии (да-да, это все о нем, о Шагабане Тоторкулове) не могут быть освещены вне рассмотрения того влияния, которое оказывал на него отец. Несмотря на рабочую профессию, Мусса Локманович был вполне образованным человеком, всегда живо интересующимся политикой, успехами научной мысли, историей, этнографией, топонимикой родного края. Заметив ясность мышления сына, его склонности к точным математическим вычислениям, отец не стал противиться выбору Шагабана, когда тот решил поступать на инженерно-экономический факультет Шахтинского технологического института.

Институт Шагабан окончил с отличием в 1983 году. В том же году по рекомендации ректората 22-летний парень поступает в аспирантуру. Учеба в аспирантуре несколько затянулась ввиду того, что откладывать на потом службу в армии Тоторкулов не собирался ни при каких обстоятельствах. Тем не менее в 1989 году он защитился, судя по отзывам оппонентов на диссертационном совете, «на ура» в Московском институте народного хозяйства имени Плеханова. Дальше начинается работа в научно-исследовательских и производственно-технических организациях Москвы, Ставрополя, Черкесска, где каждая должность была словно сплошной, почти беспрерывный экзамен.

В свое время весьма именитые и не менее проницательные ученые подметили, что по гуманитарным предметам «технари» дадут фору любому гуманитарию, так и только так могу объяснить пребывание Шагабана Муссаевича в 90-х на должности заместителя директора, впоследствии директора малого предприятия «Карачаево-Ногайский НИИ ИФЭ», которое занималось исследованием проблем истории, филологии и экономики народов Карачаево-Черкесии. В 1991 году он был включен в состав рабочей группы облисполкома КЧР, созданной в целях реализации Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», и принял активное участие в формировании экономического блока вопросов заключительного акта этой рабочей комиссии. Но это в пересказе все легко и просто. А в жизни…

Вспомните историческую специфику тех лет. Отчаянная радость от обретенной справедливости (полная реабилитация карачаевского народа!), осознание своей исторической миссии, и тут же лозунги, призывающие к «боям местного значения». Словом, это был ветер, который благоприятствовал не только полному торжеству исторической справедливости как в политическом плане, так и в экономическом, но и некоторым мятежным сепаратистским настроениям, типа создания отдельной Карачаевской области. И потому в составе рабочей комиссии должен был быть человек не только крайне грамотный, а жесткий, не стенающий, подобно большинству, человек действующий, причем не по команде сверху, как раньше бывало, а полный созидательной энергии, основанной на конкретном знании нужд и чаяний своего народа.

– Тоторкулов окрылен даром мыслить стратегически, – говорил о нем в то многотрудное время председатель общества «Джамагат» Азрет Гюргокаевич Урусов. – Я сразу же обратил внимание на то, что этот образованный молодой человек не стремится выразить свою мысль в виде блестящего афоризма, способного мгновенно воспламенить слушателей, как это делают некоторые, а намерен честно, бескомпромиссно добиваться намеченного. И он смел в своих таких поступках.

– Однажды невольно стала свидетелем крайне нелицеприятного разговора, когда кучка так называемых моджахедов, окружив Шагабана и его друзей, вопрошала: «Слушайте, не боитесь того, что будет создана отдельная Карачаевская республика, а вы, ратующие за единую КЧР, в ней окажетесь лишними?», – рассказывает врач-стоматолог Б. Эркенова. – Мне понравился ответ Тоторкулова: «Бояться нужно только порочных мыслей, неуважительности по отношению к людям. В правде нет страха».

Понятия «годовщина», «юбилей» означают обыкновенно нечто вроде воспоминаний о пройденном этапе, в большинстве своем – об этапе вершинных достижений человека. А у Тоторкулова что ни должность – то вершина, до которой он поднимается со скоростью ракеты. С 1992 по 1998 год – директор Усть-Джегутинского филиала акционерного коммерческого банка «Кавказ-Гелиос», последующие три года – председатель комиссии по рынку ценных бумаг при Правительстве Карачаево-Черкесии, с 2001 по 2011 – начальник отдела ценных бумаг, начальник отдела управления и распоряжения государственным имуществом, заместитель министра имущественных и земельных отношений КЧР. И ни на одной из этих должностей Шагабан не сходил с дистанции чести и совести.

Тем не менее своей самой головокружительной карьерой Тоторкулов считает преподавательскую деятельность. Доктор экономических наук (докторская диссертация была защищена в 2007 году в Государственном университете управления в Москве и посвящена вопросам социально-экономического развития ряда субъектов РФ), профессор Шагабан Муссаевич Тоторкулов преподает в СКГА экономические дисциплины. Улыбчивый, похожий на студента-первокурсника Шагабан Муссаевич по виду совершенно не соответствует общепринятому мнению как о профессоре, авторе 45 крупных научно-методических работ, в том числе трех монографий: «Вопросы социально-экономического развития КЧР», «Карачаево-Черкесская Республика: программные вопросы социально-экономического развития», «Формирование эффективной системы управления социально-экономическим развитием субъекта Федерации». Но он так сумел поставить на службу вузовской педагогике свой талант, что студенты быстро признали его авторитет и потянулись к нему – преподавателю и человеку.

– Шагабан Муссаевич – человек очень интеллигентный и в лучшем смысле этого слова демократичный, – отзываются о Тоторкулове студенты академии Мадина Сидакова и Эльвира Хыбыртова, – держится с нами очень по-доброму. Поражает то, как он умеет удивляться студенческим мыслям, ценить в студентах собеседников. Удивляет свобода, с которой профессор может говорить с нами на любую тему из области культуры, живописи, языкознания, истории, но при этом во всем, что касается учебы, требует и добивается полной отдачи. Не позволяет студентам филонить на лекциях, а тем паче в экзаменационную пору…

Довольно успешно сочетает свой научный талант Тоторкулов и с общественной деятельностью. Шагабан Муссаевич является членом Общественной палаты КЧР и заместителем руководителя Карачаево-Черкесской региональной общественной организации «Къарачай Алан Халкъ». И при всем таком физическом напряжении (а оно не бывает без нервного, согласитесь) Тоторкулов по поводу и без повода льнет душой к своим детским впечатлениям, окаймленным оконными рамами отчего дома, мысленно видит причудливое переплетение улиц и переулков родного поселка и хранит в памяти все чистые, незамутненные краски детства…

Впрочем, почему мысленно? В отцовском доме, в котором сейчас живет младший брат Рамазан, инженер-механик по профессии, Шагабан, старшая сестра Фатима и младшая, Аминат, – самые дорогие и желанные люди. Заметьте, не гости, а полноправные члены большого, красивого семейства, родители которых: мудрый Мусса Локманович и благородная Люаза Ахматовна – уже покинули этот бренный мир, но по-прежнему продолжают жить с детьми, только не старея, а молодея… И свидетельством тому – фотография, которую держит в руках Шагабан Муссаевич.

– Я как сейчас помню тот день, когда мы готовились к съемке всей семьей. Помню, как готовился папа, надев пиджак, который украшал орден Трудовой Славы, как мила, но непреклонна была мама, не пожелавшая снять любимый, своими руками связанный старенький жилетик, несмотря на просьбы Фатимы и Аминат, – говорит Шагабан Муссаевич. – Помню, как в тот день наши девчонки, переглянувшись, сказали: «Как хочется, чтобы в семейной жизни каждого из нас все было так, как у наших родителей, не иначе!»

За каждого не ручаюсь, потому что не знаю, а вот личная жизнь моего героя сложилась на редкость удачно. Его супругой стала Мадина Эркенова, дочь известного в республике общественного деятеля Шакмана Эркенова, провизор по специальности. В семье трое детей. Сын Расул пошел по стопам отца, финансист, работает судебным приставом, старшая дочь, Лейла, проходит интернатуру в глазном центре им. Федорова, младшая, Фатима, – студентка Ставропольского медуниверситета. Но это уже жизнь другого поколения, которое, если верить известной пословице, что «яблоко от яблони далеко не падает», с нитки сокровенной дистанции, заложенной отцом – заслуженным экономистом КЧР Шагабаном Тоторкуловым, не сойдет никогда.

Указ о присвоении почетного звания «Заслуженный экономист КЧР» был подписан Главой КЧР Р. Темрезовым в начале этого года. Лучшего подарка к 60-летию и не придумать!

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях
60 лет биография воспоминания люди прикосновение к судьбе судьба человека Шагабан Тоторкулов юбилей