День республики № 96 от 01.07.2021

Качество бывает только одно – лучшее

Вчера в 13:31
4 просмотра

Хусей Джаммолатович Биджиев родился в 1958 году в Учкулане. Отец с детства приучал всех своих детей к труду. Дензнаки как эквивалент труда для Джаммолата как будто не существовали. Он признавал только труд, которым надо заниматься через «не хочу» и «не могу». Хусею были скучны эти заботы, и он, считая, что имеет право выбора, окончив школу и отслужив в армии, уезжает работать в Саратов на строительных объектах. Когда спустя время вернулся в родной Учкулан, устраивается на работу в совхоз имени Османа Касаева, одновременно учится в Первомайском совхозе-техникуме.

– Я всегда испытывал потребность что-то строить, соединять, собирать, конструировать, потом я уважаю мужскую дружбу, мужские занятия, потому, когда мне предложили принять участие в строительстве водопроводных сетей, ведущих к фермам, кошарам, овчарням на Бичесыне, я с радостью согласился. И не прогадал, во-первых, платили тогда по-честному. Во-вторых, работать на высокогорном плато – это был избыток адреналина, будоражащий кровь… В-третьих, это была возможность всегда помочь в свободное от работы время животноводам, у которых порой руки не доходили до простых вещей – прибить полки, сделать навес, подлатать крышу, сделать многое другое по мелочам. После Бичесына поехал работать в Адлер.

– Вас заставляли работать, да еще в разных местах, какие-то неисполнимые, неисполненные материальные желания или что-то другое?

– Как вам сказать… Мои желания не превышали никогда моих возможностей, тем не менее я никогда не забывал о своей семье, не игнорировал бытовые проблемы, имел круг общения вне работы.

Когда пришло время, вновь вернулся в Учкулан. Как раз в тот момент, благодаря тогдашнему директору совхоза им. О. Касаева Алию Чотчаеву, в Учкулан привезли яков, и они моментально взяли меня в полон. Я сразу понял, что держать их в хозяйстве очень выгодно, потому что яки не терпят привязи, не признают загонов. По одному их виду было ясно, что эти «особо выдающиеся» личности разнесут в щепки любое, даже сильно укрепленное строение. Собственно, они себя так и повели, когда мы приобрели 15 яков и собрали их в загон для ветеринарного обследования…

– Какая же выгода могла быть от животных, сметающих все на своем пути?

– Самая простая. Яки могут пастись в горах круглый год. Летом они пасутся на Махаре, а зимой… Дело в том, что в Учкуланском ущелье очень много трав остаются нескошенными, так как они растут в таких неудобных местах, куда косарям добраться стоит больших трудов, не то, что косить там. В результате травы грубеют, пересыхают и так и уходят некошеными под снег. А яку добраться туда, разгрести снег и даже раскрошить лед, не стоит никакого труда, потому что их копыта имеют весьма уникальную форму, которая позволяет им чувствовать себя довольно уверенно как на леднике, так и на каменистых кручах.

– Насколько мне известно, яков прямо сняли с крыши мира Памира – их вольницы, эксперимента ради. У вас не было опасений, что яки не приживутся в наших местах?

– Меня, конечно, многие стращали этим, говорили, что за неблагодарное дело ты взялся, не справишься с этими дикими животными, но время доказало обратное. Эти дикие, неуклюжие животные не только неприхотливы в еде, они очень умны, у них очень силен инстинкт добывания пищи, защиты места кормления, защиты человека, который о нем заботится, который его кормит, инстинкт размножения.

– Вот вы сказали, что они очень легко добывают пропитание, что дает вам возможность сэкономить на кормах. Тем не менее, в ауле говорят, что вы с сыновьями постоянно косите траву на тех самых неудобьях, о которых только что сказали, но сено не свозите в аул, а оставляете в горах. Почему?

– По весне бескормица очень сильно бьет по всем зверям, но особенно по травоядным, и они в поисках пищи начинают обгладывать все подряд, в том числе и кору ценных деревьев. Вот я и мои сыновья Шамиль и Солтан пытаемся подкормить их таким образом. Сейчас в нашем хозяйстве сорок яков. Это и взрослые особи, и малыши. В стаде есть яки, вес которых достигает чуть ли не 500 килограммов. У нас хороший выход телят. Если, скажем, в стаде яков 15 коров, значит, пятнадцать телят будет. Ячье молоко по жирности, содержанию в нем витаминов превосходит и коровье, и козье. Вот только мало желающих доить ячих – они капризные «барышни».

– Каковы же «кавалеры»-яки в общении с людьми?

– К тем, кто их кормит, поит, они относятся весьма мирно и доброжелательно, хотя бывают такие разборчивые едоки, которые спокойно выплюнут все, что им не по вкусу, тебе прямо в лицо, а вот чужого к себе не только не подпустят, но попытаются шугануть его диким ревом, попадется непонятливый – и боднуть попытаются…

– Есть спрос на мясо яков?

– И большой. Люди приезжают со всех районов республики, из других регионов. Одни забирают живьем яков, другие – мясо.

– Перекупщиков среди них много?

– Я бы назвал этих людей купцами, которые такая же необходимость в рыночном хозяйстве, как производитель и потребитель. Ведь не каждый учкуланец может позволить себе выращенный урожай моркови или капусты повезти в Ростов или Краснодар и неделями стоять на тамошнем базаре, вот и прибегают к услугам посредников. Мы пока в них не нуждаемся.

– Кроме яков никого не держите в хозяйстве?

– Отчего же? Есть крупный рогатый скот, и, конечно же, лошади. С такой «мощной техникой», как лошади, мотаться высоко в горах, чувствуя дыхание снежных вершин, свежий и нежный флер цветов, терпкой пряности трав, одно удовольствие. Вообще в горах трудно быть в плохом настроении, здесь каждый взгляд на елочку, укрытую снеговой шалью, на лисенка, выскочившего тебе навстречу, – сплошная медитация.

– А проблемы с содержанием скота бывают в горах?

– Бывают, только иного толка. К примеру, в горах часто попадаются капканы, тронутые ржавчиной, но все еще хранящие в себе страшную силу стальных пружин, которые со страшным лязгом захлопывают стальные челюсти с острыми, как у пилы, зубьями… В такие минуты становится не по себе…

Слушая Хусея Джаммолатовича, понимаешь, что есть жесткое сцепление между делом и нравственностью человека. Иной проживает жизнь, ничем не проявив себя, у другого, у которого труд свободный и творческий, открываются какие-то тайные задвижки, позволяющие тебе во всей красе любоваться его духовной энергией. И не только тебе.

– У Хусея Биджиева очень доброе, отзывчивое сердце, он такой открытый, легкий – и с бомжом будет ласков, – говорят о нем друзья. – И еще один талант, ему присущий, – талант дружить.

– Это один из самых светлых людей в ауле, всегда излучающий доброжелательность, всегда готовый прийти на помощь землякам, – говорят соседи, – такая же у него и семья.

Так и добрались до «святая святых» Биджиева – его семьи. У него большая семья. С супругой Земфирой Темирджановой они вырастили семерых детей – Расула, Шамиля, Зухру, Солтана, Джамилю, Зульфию и Софью, теперь не нарадуются на своих внуков и внучек. Их тринадцать.

– Быть в окружении детей и внуков, особенно внуков, – в этом есть сумасшедший кураж, который дает возможность как можно дольше не стареть.

– И все же, и все же… Когда отойдете от дел, какой совет дадите сыновьям?

– Пока отходить от дел не собираюсь, потому как хочу довести поголовье яков до трехсот голов. Ну а когда придет время, не только сыновьям, всем своим детям скажу: чем бы ни занимались, где бы ни работали, помните, качество вашего труда должно быть… Впрочем, качество бывает только одно – лучшее.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях
биография животноводство КЧР люди сельские будни сельское хозяйство трудовая деятельность Учкулан Учкуланское ущелье фермер фермерское хозяйство Хусей Биджиев яки