День республики № 99 от 06.07.2021

Обратная сторона земли

7 июля в 13:40
7 просмотров

1/5

Закрыть

Продолжение. Начало ч 1, ч 2, ч 3, ч 4, ч 5, ч 6.

Хансвилл: космические тренинги для молодых

Вообще говоря, базы для молодёжи, где проходило знакомство учащихся с космической техникой и обретение в той или иной степени навыков для космических полётов, были и в нашей стране (например, в Московском дворце молодёжи). В августе 1986 года в Нижнем Архызе на базе Специальной астрофизической обсерватории даже был проведён, причём весьма масштабно и интересно, слёт юных астрономов и космонавтов. Тогда мне довелось беседовать с некоторыми из его участников, и сложилось впечатление, что и они, и те, кто обеспечивает работу и московского клуба, и ему подобных учреждений, рассматривают их работу в основном как некую игру в космонавтов.

В Хансвилле всё было организовано по-серьёзному. Тренировки на тренажёрах точно такие же, как при настоящей подготовке астронавтов (напомню, что так возвышенно называют участников космических полётов в США, хотя никаких полётов к звёздам и близко не предвидится). Курсанты лагеря изучают реальную технику, решают реальные задачи по навигации, получают задания по принятию правильных решений в различных ситуациях полётов.

У входа в корпус, где проходят тренировки, внимание сразу же привлекает гигантский аквариум, внутри которого находится макет космического аппарата. Возле него – люди, облачённые в акваланги. Это – бассейн гидроневесомости, в котором сила тяжести компенсируется выталкивающей силой воды. Здесь проводятся тренировки по ориентации и умению выполнять операции при уменьшенных весовых нагрузках. Кроме курсантов в бассейне обязательно находится тренер.

Неподалеку от бассейна – ещё один тренажёр – для выработки навыков ориентации в пространстве и необходимой координации движений, что может пригодиться, особенно при работе в открытом космосе вне станции. Человек подвешивается вниз головой, и в этом положении он должен собрать из отдельных деталей рамочную конструкцию с помощью винтов и гаек.

Многие тренажёры подвергают курсантов немалым физическим нагрузкам. Наибольшее впечатление произвело на меня трёхосное кресло. Прежде всего несколько слов о том, что собой представляет это устройство. В его основе – сиденье, подвешенное внутри трёх колец. Кольца вращаются независимо друг от друга в разных направлениях и со скоростью в несколько десятков оборотов в минуту! У меня возникло острое желание испытать себя, сев на сиденье этого тренажёра, но такое желание не вызвало ответного понимания у тренера. Он был крайне удивлён и ответил, что это небезопасно и что посторонние к оборудованию категорически не допускаются. Мой сопровождающий Боб Холман объяснил, что я – приглашённый лектор из России, и попросил сделать исключение. Исключение сделали; позвали медработника, который измерил пульс, давление и согласно кивнул тренеру. Меня усадили, надели наушники с микрофоном, прочно пристегнули ноги и руки, запустили механизм. Вращение началось медленно, но постепенно ускорялось, и скоро возникло странное ощущение перелёта в какое-то другое пространство. Голос в наушниках спросил о самочувствии, я ответил, что всё нормально. Наконец, тренажёр остановили. Перед тем как освободить кресло, меня взяли за руки, чтобы я не упал от головокружения, но, к счастью, этого не понадобилось – его практически не было. Наверно, сказались занятия гимнастикой в школьном прошлом. Как оказалось, испытание длилось всего три минуты, что для первого раза, по мнению тренера, было даже слишком долгим. Он был удивлён и порекомендовал продолжить подготовку по программе полётов на орбиту.

Ещё один тренажёр мне предложили сами хозяева. Это была – ни больше ни меньше – кабина управления космическим кораблём «Шаттл», точнее её полная копия. Мне выдали и задание – «вывести корабль курсом на посадочную полосу и посадить его» с помощью джойстика (манипулятора). Специалист, обслуживающий тренажёр, подробно всё объяснил, показал, как это делается, и тренировка началась. Все движения «Шаттла» отображались на экране, и создавалась если не полная иллюзия, то весьма близкое ощущение реальности. Процесс «посадки» оказался довольно длительным – около 15 минут, а после этого откуда-то послышались аплодисменты. Оказалось, что недалеко от тренажёра расположен «Центр управления полётами», команда которого отслеживала все движения моего «космического корабля».

…Покидая Хансвилл, я думал о том, какой огромный заряд романтики и настоящих знаний даёт мальчишкам и девчонкам этот лагерь! И как жаль, что лагерей такого уровня в нашей стране практически нет. В Штатах же их даже не один, а по крайней мере три – кроме Алабамы ещё во Флориде и в Калифорнии. Мне стало понятно, почему население этой страны массово интересуется и гордится космическими достижениями. Там крайне редко можно услышать мнение о том, что надо прекратить космические исследования и тратить средства на «улучшение жизни», хотя различных проблем так же предостаточно, как и у нас. Для большинства американцев, многие из которых прошли через лагеря «Спейс Кэмп», освоение космоса – это неотъемлемая часть жизни страны, каждый гордится её достижениями и чувствует себя к ним причастным.

И ещё вот что важно. В нашей стране путёвка в такой лагерь рассматривается чаще всего как поощрение за хорошую учёбу. Не думаю, что это правильно. Побудительным мотивом должен быть прежде всего личный интерес, если хотите – мечта. Ведь история науки знает много примеров, когда большой учёный в детстве не отличался блестящими успехами в школе. Яркий тому пример такие личности, как Исаак Ньютон и Альберт Эйнштейн.

Продолжение.

В. П. РОМАНЕНКО
кандидат технических наук, заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей России
Поделиться
в соцсетях
Space Camp Владимир Романенко воспоминания Путевые заметки путешествия США Хансвилль