День республики № 145-146 от 25.09.2021

«Охота к перемене мест…»

28 сентября в 09:55
1 просмотр

«Охота к перемене мест (Весьма мучительное средство  – немногих добровольный крест)», – писал в «Евгении Онегине» Александр Сергеевич Пушкин. Это суждение в полной мере можно отнести к автостанционным объектам г. Карачаевска. Начиная с 80-х прошлого века, весь общественный транспорт отходил в городе с «пятачка», именуемого остановка «Горянка». Обстановка на «пятачке» зашкаливала: отсюда отходили старые желтые ЛиАЗы, прозванные ввиду почтенного возраста в народе «сараями», в Коста Хетагурова, Кумыш, Сары–Тюз, Правокубанский, компактные «пазики» держали путь в Учкуланское, Маринское ущелья; из динамика то и дело неслось: «Отправляется автобус Теберда – Краснодар. Просьба всем занять свои места», «Просьба ко всем, кто взял билет на рейс Теберда – Грозный, пройти в салон.  Автобус отправляется!», «Билетов на рейс Теберда – Краснодар в продаже больше нет! Просьба не занимать очередь и не запруживать пространство перед кассой». Кассой называлось маленькое помещение, построенное, точнее, отгороженное стеной со встроенным окошечком, тут же, в углу остановки. Иными словами, маленький закуток…

Со временем в городе построили автовокзал – довольно модерновое по тем временам здание, но особой популярностью он у горожан не пользовался, потому как был построен за городом и добираться до него было не только накладно, но порой и проблематично. Автовокзал продержался недолго. То ли из-за экономической нецелесообразности, то ли из-за войны в Чечне, но туристический поток иссяк, и тотчас позакрывались маршруты Грозный – Теберда, Владикавказ – Теберда, Краснодар – Теберда…  Недолго думая, заартачились водители, работающие на таких востребованных, несмотря на все перипетии, маршрутах, как Мин-Воды – Теберда, Ставрополь – Теберда, довезут пассажиров до Карачаевска и на постой. Дескать, с какой стати буду гонять пустой автобус на ночь глядя в Теберду? Автовокзал понемногу стал приходить в запустение, не заставил себя долго ждать и полный раздрай опустевшего здания… И вновь «Горянка» стала полигоном для транспортных средств, но теперь уже всех мастей – икарусы, маршрутки, такси – водители которых придерживались одного правила: кто первым встал, того и тапки, вследствие чего шоферская дружная братия стала регулярно выяснять отношения, правда, далеко не образцом дипломатического языка. Трехэтажный мат то и дело сотрясал воздух…

   Страсти на «Горянке», все больше величаемой теперь «шанхаем», накалялись еще и по другому поводу. Власти снесли с лица земли рынок, расположенный напротив остановки. Был ли он стихийным, не знаю, но вполне цивилизованным точно, тем не менее церемониться с ним не стали. Рынок закрыли, людей разогнали, а на его месте стали рыть котлован под явно нехилый объект, информацию о котором узнать где-либо было просто невозможно… Возмущению горожан не было предела, и строительство не только «заморозили», но и обещались снести… Потом по городу пошли слухи, что сия затея принадлежала одному дерзкому городскому чиновнику, с подачи которого, скорей всего, и была придумана следующая схема: разгрузить «Горянку», дабы беспрепятственно начать грандиозную стройку, построив мини-автовокзальчик для назойливых многочисленных маршруток, курсирующих между Карачаевском и Черкесском, в центре города, на площади, которую с трех сторон обступают Дом Советов, здание бывшего кинотеатра, городской парк… Никто не успел опомниться, а оно – безликое здание, примечательное лишь тем, что под ним расположился частный туалет, было возведено…

Что внутри этого здания, наверное, мало кто из горожан знает, потому что в него никто практически не заходит, кроме водителей Газелей. Я бывала в нем и свидетельствую, есть касса, при ней кассир, но нет и никогда не бывает проверочного контроля салона, как и посадочного контролера – кассира, плату с пассажиров взимает водитель, и только водитель! Тогда, спрашивается, для чего и зачем возводили в историческом центре города это подчистую лишенное архитектурной доминанты здание, ничего не выражающее и не отражающее ни своим внешним видом, ни внутренним содержанием?

Но если на мини-автовокзале от усердия никто не потеет, то на «Горянке» кассиры–диспетчеры (да–да, два в одном) просто «зашиваются».  Нет, здесь на стене рядышком с кассой можно ознакомиться и с расписанием автобусов, и с ценами на билеты, здесь пассажиры приобретают билеты, но никому нет дела до того, какой ценой дается этот порядок   кассирам–диспетчерам АО «Чарх». Дело в том, что каморка обесточена, а значит, сообщить о прибытии или отправлении того или иного транспортного средства, согласно выполняемому рейсу, диспетчер не может при всем желании. Надо то и дело «идти в народ», который так и норовит забежать на минутку в магазины, взявшие в кольцо остановку, и предупреждать: «Ваш автобус вот-вот тронется. Не пропустите». Нет в помещении воды. Зимой каморка не отапливается. Зарплата у диспетчеров чисто символическая, но они не ведут себя словно в известной поговорке: «Они делают вид, что нам платят, а мы делаем вид, что работаем». Они работают на совесть. И их очень волнует тот факт, что территория автостанционного объекта «Горянка» как была, так и осталась источником повышенной опасности.

Все правильно, можно так или иначе менять свое отношение к фактам, самих же фактов изменить нельзя. И вот вам факт налицо. Как только ропот возмущенных поутих, из «замороженного», как оказалось, на время, фундамента поднялся огромный супермаркет, который начисто заслонил собой целый ряд ранее построенных по единому образцу магазинов, затруднил подъезды к жилым домам, «напряг» федеральную трассу ввиду отсутствия собственной парковочной зоны, да так… Что впору саму трассу называть «источником повышенной опасности», впрочем, таковой именно в этом месте она всегда и являлась. В свете этого по идее остановку с кассой подальше бы от нее держать, а на ее месте еще один «магазинчик» построить… Эти резонные опасения уже звучат «во весь голос» в городе, остается лишь гадать, куда еще  и какой автостанционный объект по счету заведет «охота к перемене мест»?

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях
лицом к проблеме