День республики № 178 от 23.11.2021

На пути к автономии

24 ноября в 11:39
4 просмотра

Двенадцатого января 2022 г. исполнится сто лет с момента издания декрета ВЦИК РСФСР об образовании Карачаево-Черкесской автономной области. На основании этого законодательного акта все народы, проживавшие на территории Верхней Кубани, впервые получили национальную государственность в рамках единого региона. Немало сказано и написано (в том числе и автором этих строк) об этом событии, значимость которого для нашей республики невозможно переоценить.

В этой же статье мы попытаемся, опираясь на документы и материалы, хранящиеся в республиканском архиве, рассказать о том, что предшествовало образованию КЧАО.

Окончание Гражданской войны осенью 1920 г. позволило Советской власти провести на Северном Кавказе ряд важнейших мероприятий по национально-государственному строительству в среде горских народов. Главным из них стало провозглашение в ноябре 1920 г. Горской АССР, в которую наряду с регионами бывшей Терской области вошел и Карачай, вышедший из состава Баталпашинского отдела. Горцы же, проживавшие в северо-восточной части отдела (абазины, адыги и ногайцы), по-прежнему находились в составе отдела и Кубано-Черноморской области.

Несмотря на определенные успехи, достигнутые национальными округами Горской АССР, в том числе и Карачаем, председатель окружного исполкома Умар Алиев со второй половины 1921 г. стал выдвигать идею о предоставлении региону более высокого статуса автономной области, что позволило бы ему напрямую контактировать с федеральным центром.

Одной из важнейших причин выхода Карачая из состава ГАССР было и неравномерное распределение финансовых средств из бюджета, продовольствия и промтоваров, при котором основная их часть оседала в центральных округах республики.

В немалой степени стремлению к новому статусу способствовало и выделение из Горской республики Кабардинского округа, в сентябре 1921 г. преобразованного в автономную область, за которым последовала и Балкария. В создавшейся ситуации Карачай превращался в анклав Горской АССР, что еще больше затрудняло его сообщение и контакты с республиканским центром.

Заручившись поддержкой руководства страны, У. Алиев стал активно претворять свою идею в жизнь. Учитывая, что в федеральном центре возобладала линия на организацию национальных автономий в территориальных границах прежних административных единиц (Кабарда и Балкария – Нальчикский округ), было очевидно, что статус автономной области Карачаю будет легче получить вместе с жителями Эльбурганского округа (абазинами, адыгами, ногайцами). К тому же, проживая в одном регионе, горские народы Верхней Кубани были связаны экономическими, культурными и, нередко, родственными связями. В этой ситуации создание объединенной автономии было естественным решением.

Идея У. Алиева о создании объединенной автономии была поддержана и лидерами горцев Зеленчуков (Магомет-Гирей Мансуров, Асланбек Калмыков, Даут Гутякулов). Следует отметить, что еще с начала 1921 г., когда было утверждено создание Горской АССР, горские народы Большого и Малого Зеленчуков неоднократно пытались добиться вхождения в состав вновь созданной автономной республики.

Уже в марте 1921 г. М.-Г. Мансуров и Д. Гутякулов побывали во Владикавказе и Кисловодске, где провели переговоры с руководством Горской АССР о вхождении зеленчукских горцев в ее состав. С отчетом о проведенной работе делегаты выступили перед жителями на съезде «трудящихся горцев», прошедшем 10 апреля 1921 г. в стане Эльбурган. Идея необходимости автономии была поддержана и на очередном съезде в мае 1921 г. в а. Тохтамышевском (ныне Икон-Халк). Работа над достижением этой цели не прекращалась горскими лидерами ни на минуту. Об этом свидетельствует протокол от 6 сентября 1921 г. схода жителей аула Атлескировского (ныне Жако). Собравшиеся (130 человек) постановили: «категорически уполномочиваем своих представителей Гутякулова, Мансурова и Калмыкова добиться утверждения в Москве Эльбурганской автономии в ее границах, со всеми бывшими частновладельческими горскими участками, выделенными из юртов аульных наделов, с обязательным вхождением города Баталпашинска, с его юртом и недрами, в территорию Эльбурганского округа, с непременным присоединением этого округа в Горскую Республику». Горская делегация отправлялась в федеральный центр в сентябре 1921 г. уже во второй раз. Однако руководство РСФСР вновь не сочло возможным предоставление автономии зеленчукцам в рамках Горской АССР.

В сложившейся ситуации предложение У. Алиева о создании объединенного национально-административного образования в статусе автономной области, как представляется, было для населения Баталпашинского отдела наилучшим выходом.

Придя к согласию, лидеры Карачая и горцев Зеленчуков развернули агитационную деятельность среди населения, дабы заручиться его поддержкой в борьбе за национальную автономию. По горским селениям вновь проходили сходы, где пропагандировалась идея объединенной области.

Так, 3 ноября 1921 г. подобное собрание состоялось в ауле Ураковском (ныне Эркин-Юрт). В преамбуле постановления данного схода говорилось: «Мы, ногайцы – граждане аула Ураковского Баталпашинского отдела, собрались, с разрешения местной власти, на общее собрание в числе 132 граждан, при участии нашего местного ревкома в лице председателя ревкома Муссы Кумукова, заместителя его Муссы Ксирова, члена ревкома Малика Джанибекова и секретаря Петра Гладкова, избрав в председатели собрания предревкома Муссу Кумукова. Имея в виду доклад члена своей московской делегации тов. Мансурова о положении в Горской АССР, в связи с ее новой территориальной ситуацией, с ведома и общего согласия всех граждан нашего аула, мы тщательно и всесторонне обсуждали вопрос о необходимости создания для зеленчукских горских народов новой формы административного управления, аппарат коего был бы приспособлен и направлен к наилучшему советскому строительству среди этих горцев, согласно их экономическому и духовному быту, особому укладу их исторической жизни по обрядам их религии (отделение церкви от государства и веры из школы) и принципам адатов и народных обычаев…».

Аналогичный документ был принят 5 ноября 1921 г. на сходе жителей а. Тазартуковского (ныне Бесленей) с участием Д. Гутякулова. Продолжая мысль своих соседей из а. Ураковского, они признавали «единственно приемлемой формой административного управления на местах, безусловно, создание собственной автономной области – наподобие Кабарды на Тереке». При этом центр, по мнению горцев, должен был быть «обязательно в Баталпашинске», область же подчиняться «во всех отношениях непосредственно соответствующим административным органам управления РСФСР в Москве».

Отметим, что первоначально жители зеленчукских аулов наверняка, осознавая многонациональность своего округа, предлагали название для вновь создаваемого субъекта Российской Федерации иное от закрепившегося. В постановлении жителей а. Атлескировского, сход которых состоялся 6 ноября 1921 г., отмечалось: «В состав новой области под именем Карачаевско-Эльбурганской горской автономии должны войти на равных правах карачаевцы, черкесы и ногайцы Большого и Малого Зеленчуков, равно и русское население чересполосных станиц».

Тернистый и сложный путь, пройденный нашими предками на пути обретения собственной государственности, на наш взгляд, должен служить нам напоминанием о необходимости беречь мир, согласие и взаимопонимание между народами, населяющими наш благодатный край.

Общий съезд представителей 22 абазинских, адыгских и ногайских аулов по вопросу создания объединенной автономии состоялся 7-8 ноября 1921 г. в стане Эльбурган. На нем делегаты (93 человека) единогласно поддержали эту идею, констатировав: «Горцы и чересполосное русское население почти за столетие совместного существования на одной территории вполне сжились – занятия, быт, уклад жизни, даже костюмы сделались тождественными. Между нами исстари ведется беспрерывное общение вообще, экономическое в особенности, поддерживаемое глубоким доверием друг к другу, единодушием и братской любовью, а иногда даже родственной связью – брачными связями». Выражая волю своих доверителей, съезд обращался к высшим органам власти РСФСР с просьбой «Карачаево-Черкесскую автономную область, с включением в нее неизбежных чересполосных русских станиц, согласно желанию последних, признать и утвердить». На съезде была избрана делегацию в составе Д. Гутякулова, А. Калмыкова, М.-Г. Мансурова и А. Мутушева, которая должна была представлять интересы зеленчукских горцев по вопросам автономии.

8 ноября 1921 г. в Кисловодске на заседании партийно-советского руководства Карачаевского округа с участием представителей Наркомата по делам национальностей РСФСР, а также Совнаркома Горской АССР с докладом о необходимости выхода Карачая из состава ГАССР и образовании единой автономной области с другими народами Верхней Кубани выступил У. Алиев. В результате жаркой и длительной дискуссии было принято решение о поддержке объединенной автономии.

Идея приобретения регионом более высокого политического статуса, с выходом на прямую связь с федеральным центром, нашла отклик и в среде населения Карачая, которое, в большинстве своем, поддержало ее на своих сходах.

Чрезвычайный съезд Карачая, состоявшийся 20 ноября 1921 г. в с. Учкулан и собравший 118 делегатов, должен был высказать свое отношение к выходу региона из Горской АССР и созданию объединенной автономной области Карачая и Черкесии. После обсуждения доклада У. Алиева делегаты единогласно приняли резолюцию, в которой постановили: «просить ВЦИК о выделении Карачая из состава ГАССР в автономную область, совместно с зеленчукскими черкесами и смежно с ними расположенными станицами…».

Делегатами Карачая в Москву по вопросу создания объединенной области были выбраны Умар Алиев, Айтек Батчаев, Ислам Хубиев (Карачайлы) и Курман-Али Курджиев.

После того как идея автономной области нашла поддержку у большинства горского населения, необходимо было добиться общей позиции всех народов Верхней Кубани. С этой целью на 26 ноября 1921 г. был назначен съезд представителей всех населенных пунктов региона, который должен был пройти в ст. Баталпашинской.

По всем населенным пунктам рассылался циркуляр за подписью заведующего отделом управления Баталпашинского исполкома А. Калмыкова, в котором сообщалось: «Согласно распоряжению комиссии, приехавшей из Москвы по делам образования Карачаевско-Черкесской автономной области, 26 ноября сего года, в 9 часов утра, в городе Баталпашинске открывается смешанный съезд Карачаево-Черкесских трудящихся народов с участием русских чересполосных станиц. На этот съезд предлагаем вам командировать своих представителей, снабдив их надлежащими документами, по следующей норме: населенный пункт, имеющий менее одной тысячи душ обоего пола, посылает двух делегатов, а имеющий более тысячи – посылает одного делегата на каждую тысячу. На съезд допускаются лица с правом совещательного голоса. Съезд будет проведен с непременным участием комиссии». В заключении циркуляра делегатам рекомендовалось «запастись продовольствием и фуражом приблизительно на 2-3 дня и прибыть в Баталпашинск без опозданий к сроку – желательно к вечеру 25 ноября». За справками и указаниями делегаты должны были обращаться к коменданту Черкесского округа Карамурзину.

Съезд, собравший сотни жителей Верхней Кубани, продолжался практически весь день 26 ноября 1921 г., и причиной тому, несомненно, была важность решения, которое предстояло принять участникам этого судьбоносного собрания.

Естественно, что столь сложный и острый вопрос не мог не вызвать жаркой дискуссии среди многонационального состава делегатов, каждый из которых отстаивал позиции своего народа. Представители казачьих станиц, расположенных между Карачаем и зеленчукскими горцами, по-разному отнеслись к идее создания области. Так, делегат ст. Баталпашинской выступил за вхождение станицы в состав автономии, а представитель ст. Кардоникской занял колеблющуюся позицию. Были среди казачьих делегатов и те, кто заявил о нежелании входить в состав создаваемой автономии. Учитывая то, что существовавший более полувека порядок подчинения горского населения казачьей администрации был сломлен совсем, это было неудивительно.

Тем не менее в результате продолжительной дискуссии съезду удалось большинством голосов принять решение о создании национальной автономии горцев Карачая и Черкесии, с включением в ее состав населения чересполосно расположенных станиц. В резолюции, принятой по итогам работы съезда, делегаты обратились к ВЦИК РСФСР с просьбой удовлетворить пожелание народов региона.

Для претворения в жизнь решений съездом была сформирована делегация, в состав которой вошли по три представителя от Карачая (Умар Алиев /председатель/, Айтек Батчаев, Шахым Алиев) и горцев Зеленчуков (Магомет-Гирей Мансуров, Асланбек Калмыков, Даут Гутякулов), а от русского населения – Яков Чайкин.

Избранная делегация сполна оправдала доверие своих земляков. Прибыв в столицу, она передала ходатайство об образовании автономии В. И. Ленину, который поддержал эту идею, дав соответствующее указание Наркомату по делам национальностей. Коллегия Наркомнаца провела два заседания (17 декабря 1921 г. и 9 января 1922 г.) с участием делегации, на которых У. Алиев обосновал необходимость создания автономии. В результате обсуждения было принято решение о выделении Карачая и Черкесии в отдельную область с прямым подчинением РСФСР.

А 12 января 1922 г., как известно, был издан декрет ВЦИК РСФСР «Об образовании объединенной Карачаево-Черкесской автономной области», положивший начало новому этапу в истории народов Верхней Кубани.

Ш. БАТЧАЕВ
кандидат исторических наук, начальник отдела Госархива КЧР.
Поделиться
в соцсетях
100-летие государственности Карачаево-Черкесии 100-летие образования КЧР Асланбек Калмыков Баталпашинский отдел Горская АССР Госархив КЧР Даут Гутякулов история Карачаево-Черкесская автономная область КЧАО КЧР Магомет-Гирей Мансуров Умар Алиев