День республики № 42 от 19.04.2022

Ох, не просто сохранить семейный очаг

25 апреля в 11:36
 просмотров

Не знаю, с чего и начать эту историю. Ее действующие лица – близкие люди: муж и жена. Хотя вряд ли их теперь можно назвать близкими, ибо полгода назад супружеский брак был официально расторгнут судом…

Кто-то наверняка раздраженно бросит: «О чем писать собрались! Такие события в стране и в мире развиваются, такие страсти кипят, а тут – жили-были, разошлись…» И тем не менее многим из нас стоит присмотреться к ситуации, о которой собираюсь рассказать, потому что она из разряда вечных…

Айшат вышла замуж за Аюба по большой любви. Оба из одного аула, только Айшат – единственная дочь в семье, а у Аюба большая семья: отец, мать, дедушка, единственная сестра и пятеро братьев, Нут – самый старший.

Двое из одного ларца, как говорится, а первый раз, как ни странно, встретились в институте на первом курсе. Однокашники сразу же отвели Айшат и Аюбу одно одинаковое на двоих положение и воспринимали их все годы учебы в совокупности, вместе, вдвоем. И потому ни для кого в группе не было удивительным, что в конце пятого курса они поженились…

– В большой семье, да еще в ауле, и работы будет много, – стращали перед свадьбой девушку подруги, но Айшат это не испугало. Домашней работы она никогда не чуралась, вот и в семье Аюба чуть свет в коровник, потом – на кухню. Словом, сегодня стирка, завтра – генеральная уборка, послезавтра – субботник на подворье… И так, с вариациями, почти каждый день…

Но в жизни нередко бывает так, что чем больше ты работаешь, тем больше тебя нагружают, да еще и свою ношу на тебя перекладывают. Так случилось и по отношению к Айшат. Светлана – сестра Аюба – больше доить коров и не пыталась, вилы в руки не брала, прибиралась в доме по большим праздникам, как единственная дочь в семье.

Вскоре в семье появился первенец. Назвали Мухамматом. Малыш рос избалованным бабкой и теткой, потому как был первый внук и первый племянник в семье, и потому изводил своими капризами постоянно и мать, но это не отменяло ее обязанностей по дому. В один из дней Айшат в привычное время собралась идти доить корову, но Мухаммат просто зашелся в плаче от кишечных колик, так часто донимающих малышей. Айшат, как только успокоила сына, сразу взялась за ведро, но тут к ней подошел младший деверь, Аслан.

– Я подою корову, невестка, а ты побудь с Мухой, – сказал он и отобрал у нее ведро.

Когда же через некоторое время Аслан вошел в дом, его встретил грубый окрик матери: «Почему ты доил корову? У нашей белоручки, что, руки отнялись?»

Всю ночь проплакала Айшат после этих слов… Жить, как жили раньше, Айшат уже не удавалось. Не найдет свекор по утрам выглаженной рубашки или золовка чистого носового платка, не приготовлен вовремя обед или ужин – гнев по поводу и без повода обрушивался на ее голову.

– Надо быть честной, – сказала Айшат при встрече, – меня ни разу не обидели ребята, более того, если вдруг заметят, что много стирки, то норовят сами свои вещи и постирать, и погладить. Дедушка Газиз добрых слов не жалел. А вот свекровь…

Шло время, и Айшат научилась давать резкий отпор свекрови и золовке в ответ на обидные слова, и делала это порой даже резче, чем надо бы…

В один из дней Айшат не выдержала, взяла Мухамматика и ушла к родителям. Но через месяц уступила просьбам и заверениям Аюба, что все изменится, что скоро они переедут в отдельную квартиру, и вернулась к мужу. Дом за время ее отсутствия словно завял – заскорузли полы, стали серыми окна… И она яростно принялась вновь чистить, стирать, готовить…

Еще через год в семье появилась девочка – Алина. Тут бы порадоваться всем…

– Но мое положение в семье стало еще хуже, – не может сдержать слез Айшат, – поймите, мне стыдно рассказывать о том, что если вечером я по той или иной причине не могла подоить коров, то наутро для моей дочери не оставляли молока. А девочка родилась слабенькой.

Говорят, любовь в бедах закаляется. Но в бедах она может и умереть… Потому что никто не знает, какими нравственными деформациями может обернуться эмоциональное давление, дискомфорт, а то и просто негатив окружающих к себе.

Однажды, когда Айшат привычно хлопотала по хозяйству, ее вдруг стали одолевать тревожные мысли. Дочурка с каждым днем слабела. И потому, когда внезапно пришло решение уйти из дома мужа, оно было продиктовано не обидой, нет, а разумной необходимостью. «Где бы я ни жила – у своих родителей или на съемной квартире, я смогу все свое время отдавать детям», – подумала она и вернулась вновь к родителям. Тем более что и с Аюбом стало происходить что-то странное. Его словно подменили, стал грубым, раздражительным.

«Если сидишь на бочке с порохом, то однажды она обязательно взорвется» – гласит народная пословица. Так оно и случилось. Айшат вновь ушла от мужа. Вот только дальше случилось нечто непредвиденное. Аюб буквально через день подал заявление на развод и спешно занялся отделкой квартиры, которую супруги приобрели в новостройке в Черкесске по договору долевого участия. Кстати, большую часть денег на покупку квартиры дали родители Айшат…

Услышав о том, что бывший муж занялся отделкой квартиры, чтобы привести туда новую жену, Айшат выломала дверь и поселилась в ней.

В этой квартире мы с Айшат и встретились. В комнатах пусто, потому что дети у родителей Айшат в Псыже находятся, немного прохладно, но есть обогреватель. Зато нет воды и куча недоделок, которые требуют немалых денег…

Встреча с Аюбом на пыльной лестничной площадке оставила ощущение неловкости.

– Что о ней говорить? Мы не сошлись характерами, потому что она еще тот «подарочек», и все тут. А вот мать я ни на кого и никогда не променяю, а что касается детей, я их очень люблю. И буду платить им алименты и помогать всю жизнь. Что же касается Айшат… Про то что ее родители помогли нам с деньгами на квартиру, чистейшей воды ложь. Врать не буду, и мои родители стояли в стороне от этого. Помогли два моих младших брата, которые уже больше десяти лет работают вахтовым методом на нефтяных месторождениях Западной Сибири. Так что пусть решает свои проблемы сама, но квартиру она не получит никогда…

Я отказываюсь понимать людей, у которых берут верх непонятные амбиции в тех или иных ситуациях, и им становится не до тонкости чувств и угрызений совести.

Но как только я озвучила свое мнение о ее муже, когда он ушел, Айшат вспылила: «Это все напускное, Аюб – добрый человек, просто он попал под влияние матери и сестры, и я верю, он охолонет со временем, и все встанет на свои места. А если нет – не видать ему квартиры как своих ушей…»

Вот уж воистину, чужая семья – потемки. Зачем тогда я пишу? В слабой надежде, что прочитают Аюб и Айшат статью и еще раз проверят свои отношения. Потому что можно разменять квартиру, можно поделить пополам домашнюю утварь, деньги. Но есть нечто, что разделу не подлежит. Я говорю о детях, которым нужны и мама, и папа. Без них ни один ребенок не будет счастлив в полной мере…

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях
Жизнь как она есть история из жизни