День республики № 6 от 24.01.2023

В жизни он был очень мягким и деликатным

Более сорока лет посвятил художник Нури Муртазов педагогической деятельности

25 января в 10:34
2 просмотра
Нури Муртазов был прекрасным наставником для своих учеников
Нури Муртазов был прекрасным наставником для своих учеников

Несколько лет наши семьи жили рядом, через забор. Взрослые часто беседовали на разные житейские темы, мы, дети, играли, ходили в музыкальную школу – словом, дружили, что называется, семьями. Потом наши соседи переехали, но общение продолжалось многие годы.

Это тепло я испытываю и сегодня, когда вспоминаю человека, о котором хочу написать, – художника Нури Маджидовича Муртазова.

Нестандартный подход

По сей день в Карачаевске с теплотой и печалью вспоминают этого деликатного, внимательного, скромного человека, которому по факту было чем гордиться. Член Союза художников России, почётный работник высшего профессионального образования РФ, доцент кафедры рисунка КЧГУ, он более сорока лет своей жизни посвятил педагогической деятельности, пользуясь не только уважением, но и любовью всех, кто его знал.

Родился Нури Маджидович в 1937 году в селе Красный Восток Малокарачаевского района. С детства хорошо рисовал, поэтому после школы легко поступил на художественно-графический факультет Краснодарского пединститута. Учился с увлечением, не пропуская ни лекции, ни практические занятия, ни пленэрные работы. Преподаватели высоко ценили студента Муртазова за прилежание и талант, который проявлялся во всех видах искусства – живописи, скульптуре, рисунке, графике…

По окончании института Нури Муртазов несколько лет проработал учителем рисования, черчения и труда в школе родного села. К работе подходил нетривиально. Он не учил детей рисовать кувшины и кубы, а проводил с ними экскурсии на природе, показывал её переходные состояния и настроения, причудливость её форм, игру света…

Мне приходилось впоследствии слышать от жителей Красного Востока, что многие из учеников Муртазова в дальнейшем всю жизнь трепетно относились к природе. Ещё бы, с таким наставником!

Работать с каждым студентом

В 1971 году Муртазова пригласили преподавателем на кафедру академического рисунка художественно-графического факультета пединститута в Карачаевске (ныне КЧГУ).

Со свойственным ему сосредоточенным, внимательным, чутким отношением и к предмету, и к студентам, Нури Маджидович очень скоро стал одним из самых любимых педагогов, и будущие художники буквально боролись за право посещать именно его занятия, на которых Муртазов негромко и обстоятельно рассказывал о правилах графического построения, о том, как надо выстраивать композицию, показывал техники и способы рисования, объяснял, как лучше выбрать этюдник, краски или кисть.

Практически в любое время года он вместе с друзьями, коллегами и студентами выезжал на пленэры, на этюды, причём сам располагался рядом с самым слабым учеником, которому давал советы, что-то объяснял, показывал. Впрочем, его внимания хватало на всех студентов. А после пленэров он старался сделать всё, чтобы их работы были выставлены на худграфе. Обширную картинную галерею факультета любили посещать студенты со всего вуза.

Последние годы Нури Маджидович преподавал в Институте культуры и искусств КЧГУ академический рисунок. Студенты рассказывали, что он приходил за полчаса до начала занятий, чтобы подготовить постановку для эскизов и этюдов. На занятиях он работал с каждым студентом, объяснял, исправлял, «ставил руку».

В нём было много отеческой доброты, требовательности, заботы. За это его ценили и любили.

Стиль художника

В Союз художников России Нури Маджидович был принят в 1993 году, хотя до этого много лет участвовал в разных региональных, республиканских, зональных и федеральных выставках и его труды неизменно привлекали внимание зрителя своей разножанровостью. На худграфе не раз проходили его персональные выставки, которые посещали в том числе и жители города.

Муртазов был уверенным мастером и портретной, и пейзажной, и бытовой живописи, причём ему были подвластны практически все техники. Но сам себя он считал графиком.

Лично мне больше всего в работах Муртазова нравится то, что он не боялся цвета, не заигрывал с ним, не примеривался – он сразу покорял его, колеровал, выбирал неожиданные, но очень уверенные тона.

Но особенно меня заинтересовало его стремление к геометрической эклектике, соединению абсолютно разных фигур и форм, как, например, в картине «Золотая осень». Округлые стога, изогнутые стволы деревьев, овальные валики густой овечьей шерсти, чётко прорисованные рога козла-вожака, образующие тотемный знак… Это не просто геометрия природы. Это бесстрашие и уверенность художника.

Состояние же природы в той же картине Муртазов передаёт посредством других художественных средств. Кроны не колышутся от ветра, овцы мирно пасутся, отлогие пастбища вдалеке ещё зелены, а значит, есть где пасти скот… Покоем и безмятежностью дышит картина, и их не нарушают яркие, интенсивные краски и серая насупленность горизонта. Ну да, впереди зима, но она не страшна – скот сытый, откормленный, а стога – выше деревьев.

Почитатель Ивана Крамского, Исаака Левитана, французского импрессиониста Клода Моне, абазинский художник Нури Муртазов не ушёл в пошлое подражательство или заимствование. Он остался собой, автором весьма выразительных картин – как пейзажных, так и портретных: «Синие дали», «Вечный свидетель», «Портрет дочери. Лара», «Начало весны», «Осенний сад» и многих других, каждая из которых – целое повествование.

Поэтому хочется надеяться, что в один прекрасный день абазинская общественность порадует жителей Карачаево-Черкесии выставкой работ Нури Маджидовича Муртазова.

Светлый образ Нури

Для меня Нури Муртазов всегда был доброжелательным, внимательным, тактичным, глубоко располагающим к себе человеком. «Как дома?», «Чем занимаешься?»…

Мне двадцать, планов и проектов на три жизни, все сумасбродные, а Нури Маджидович стоит, внимает, кивает… «Знаешь, Шахриза, человек должен искать – а иначе как найти себя?»

Теперь я понимаю, почему Муртазова так любили студенты и коллеги. Взыскательный и требовательный в работе, великолепно разбиравшийся в своём предмете, в жизни он был очень мягким и деликатным, с каждым разговаривал, как будто прикасался к ране.

Его внезапная кончина для интеллигенции Карачаевска, коллег и учеников стала огромным потрясением, большой печалью.

Но тем дольше и благодарней память людская, в которой на всю жизнь сохранится светлый образ Нури Маджидовича Муртазова.

Шахриза БОГАТЫРЕВА
Поделиться
в соцсетях
абазинская культура биография воспоминания живопись изобразительное искусство Институт культуры и искусств КЧГУ КЧГУ им. У.Д. Алиева люди Нури Муртазов память педагоги педагогическая деятельность педагогические работники Союз художников РФ судьба человека Творческие люди трудовая деятельность художник