Дерево, которое посадили два друга

6 октября в 07:50
 просмотров

Этих немолодых, но красивых, элегантно одетых мужчин я вижу впервые, как и впервые узнаю о том, что более полувека их связывает крепкая, мужская, если не сказать братская, дружба.
С паузами и расстановками Семен Лесин и Рамазан Текеев стали делиться с нами воспоминаниями о своем прошлом, и мы очень быстро увлеклись этими интересными рассказами.
– Я родился в 1929 году в станице Удобной Краснодарского края, – рассказывает Семен Алексеевич (забегая вперед, скажу, у нашего остроумного собеседника оказалась очень цепкая память, он хорошо помнит события, даты, факты, встречи из многолетней давности), – школа в станице, в частности ее здание, оставляла желать лучшего, и дед решил: «Будешь ты учиться, внучок, в другой станице – Баталпашинской. Народ там гостеприимный, дружный.

Этих немолодых, но красивых, элегантно одетых мужчин я вижу впервые, как и впервые узнаю о том, что более полувека их связывает крепкая, мужская, если не сказать братская, дружба.
С паузами и расстановками Семен Лесин и Рамазан Текеев стали делиться с нами воспоминаниями о своем прошлом, и мы очень быстро увлеклись этими интересными рассказами.
– Я родился в 1929 году в станице Удобной Краснодарского края, – рассказывает Семен Алексеевич (забегая вперед, скажу, у нашего остроумного собеседника оказалась очень цепкая память, он хорошо помнит события, даты, факты, встречи из многолетней давности), – школа в станице, в частности ее здание, оставляла желать лучшего, и дед решил: «Будешь ты учиться, внучок, в другой станице – Баталпашинской. Народ там гостеприимный, дружный. Горцы щеголяют в черкесках с газырями, перетянутыми в талии тонкими с серебряными бляшками ремешками… Почти все они альпинисты, как сваны на Кавказе или жители Альп…» И мальчишка, то бишь я, загорелся…

В школе каждый учитель предрекал Семену блестящее будущее, но после окончания школы он подался на работу – восстанавливал железнодорожную станцию в Баталпашинке. Потом стал работать в торговле – это был 1954 год – и трудился в этой сфере 43 года… Опять забегаю вперед…
В те же  пятидесятые, начале шестидесятых в Москву едет Рамазан Текеев поступать в институт народного хозяйства имени Плеханова. Во-первых, он один из первых карачаевцев, вернувшихся из депортации и решившийся покорить один из самых престижных вузов столицы, во-вторых – конкурс неимоверно большой – 15 человек на место…
Рамазан поступил, отлично отучился, и сам ректор вуза С. Молчанов предложил ему учебу в аспирантуре с последующей защитой ученой степени кандидата технических наук. Но Текеев отказался и поехал работать в Волгоград старшим товароведом в ОРС (отдел рабочего снабжения). Ровно через год он занял должность заместителя начальника Военторга в Москве… Казалось бы, вот она, логическая завершенность, да еще какая: все сложилось удачно во всем, но… Рамазан Текеев принял решение вернуться в родную Карачаево-Черкесию.
Слушая рассказ Лесина и Текеева, невольно задумываешься: неужели им так не хватало этой атмосферы провинциального городка, каковым на тот момент был Черкесск, что они предпочли его белокаменной Москве и богатому Краснодарскому краю? Но все оказалось не так просто. К примеру, решающую роль в жизни Рамазана сыграл тогдашний глава КЧАО Владимир Хубиев, мудрейший человек, который четко понимал перспективы развития области и остро чувствовал потенциал кадрового роста каждого молодого специалиста. Разузнав о перспективном земляке Текееве, Хубиев стал уговаривать его вернуться на родину, обещая и хорошую работу, и жилье. Слово свое Хубиев сдержал, и по приезде Текеев отпраздновал новоселье в двухкомнатной квартире в Черкесске.
Первое, что сделал Текеев, добился открытия учебно-курсового комбината в подвале бывшего здания старой 9-й школы, затем последовало открытие кулинарно-технического училища в Черкесске.
Вот тут пути Лесина и Текеева и пересеклись. Об умении товароведа Лесина ладить с людьми, работать с большими торговыми коллективами ходили прямо-таки легенды. И тогда уже начальник производственно-технологического отдела облсбытуправления Текеев решил с ним познакомиться поближе.
Порядочность и обязательность стояли у обоих на первом месте, и потому не подружиться они никак не могли. Два профессионала, они как никто знали нормативную документацию, условия хранения и транспортировки товаров, будь то промышленных или продовольственных, могли определить соответствие их качества ГОСТам, причем «на глаз», но никогда не надеялись на всяческое «и так сойдет», а безоговорочно требовали от всех выполнения работы на сто процентов.
Слушая друзей, никак не могла удержаться от провокационного вопроса: «Мы застали 80-90-е годы, когда в магазинах было «шаром покати», купить приличную мебель или электронную технику – только с большой переплатой, а в очереди на приобретение автомашины стояли годами… И уж, конечно, в глазах общественности товароведы всех мастей были обладателями материальных благ и привилегий. Времена были под девизом: «Ты – мне, я – тебе». А что? Я тебе дефицитные продукты из-под полы, а ты мне – югославскую спальню»…
– Что и говорить, времена были разные, да и люди разные, так что не стоит всех «под одну гребенку»… Бывали и мы близки к тому, что называется достаточно обеспеченными людьми. Но везет, как известно, тем, кто сам везет, – говорит Текеев. – Когда мы учились, никому в голову не приходило, что можно получить хорошую оценку за бутылку коньяка или за энную сумму купить готовенький диплом. Всегда были уверены: есть вещи, которые ни за какие деньги не купишь, – честь, порядочность. И есть один постулат, который нужно ставить во главу своего существования: закон выживания один – творение добра. Так что, будьте уверены, все, чего мы достигли в жизни, заработано честным трудом. Что же касается общественного мнения, то лучше Альберта Швейцера и не скажешь: «Когда общество воздействует на личность, а не наоборот, начинается его деградация».
И сейчас в жизни друзей все  правильно, гармонично, хочется по дереву  постучать: Рамазан Хамитович работает генеральным директором ООО «Авто-Кавказ-Сервис», Семен Алексеевич все больше дома, потому  как возраст – уже под 90, сами понимаете,  да и прибаливать  в последнее время стал, тем не менее полон оптимизма и жизнелюбия. А как еще иначе, если Семен Алексеевич еще и носит звание труженика тыла, что приравнено к званию ветерана Великой Отечественной войны.
– Семья моего друга Семена – непоправимо интеллигентная, – вступает опять в разговор Рамазан Хамитович, – здесь от каждого члена семьи исходят добро и свет.
– Жена Вера Михайловна – подарок судьбы мне, – говорит Семен Алексеевич, а глаза поблескивают озорными огоньками…
И самое главное, от этой милой женщины исходит такой же свет, как от него самого. Удивительное дело, в их квартире в центре Черкесска, где мы находимся, легко дышится утренней свежестью, хотя на дворе неистово жаркий полдень. Вера Михайловна хлопочет на кухне – ее принцип: «Накорми человека, а потом уж расспрашивай», – постоянно отвлекаясь на телефонные звонки. Судя по отрывкам разговоров, звонит сын. Сын Игорь – директор территориального центра медицины катастроф КЧР.
– Что я, что Семен, мы своим детям не докучали вечным выяснением: где ты был, что ел и так далее. «Теплых» рабочих мест им не покупали, – говорит Рамазан Хамитович, – но очень рады, что наш перфекционизм – недовольство собой, чего бы ты ни достиг в жизни, – передался им по наследству.
Кстати, и Рамазан Хамитович со своей женой Любовью Узеировной поняли, как можно с фантазией, красиво и творчески подойти к построению семейной жизни. По-домашнему уютная, в свете эффектная, с необычайно благородной манерой разговора, Любовь  Узеировна покоряет своей улыбкой, доброжелательностью. Мудрая женщина знает, что основа нашей жизни – это любовь, это семья, что первооснова гармоничного развития – в семье. Хорошая семья – и дети вырастут хорошими. Сыновья Текеева, Кемал и Алий, кстати, также учились  в Москве, только в МГУ и МИСИ, и также имели  возможность трудоустроиться в столице, но предпочли вернуться в Черкесск. Они –  строители. Дочь Камилла заполняет родительский дом теплом, уютом, дочерней заботой.
– Конфликты бывают у отцов  и детей? – спрашиваю старых друзей, а они опять в унисон: «Да, только это конфликты хорошего с лучшим».
– А вот скажите, Рамазан Хамитович, Семен Алексеевич, что вы считаете главным достижением своей жизни?
– Естественно, детей и внуков. Один поэт сказал: «Не страшно потерять умение удивлять, но страшно потерять умение удивляться». Было время, и мы удивляли, теперь все больше удивляемся, – ответил Лесин. А Текеев добавил: «Говорят, что форель  и горбуша продлевают многокилометровый  свой род там, где сами появились на свет. Все, кому суждено продолжить мой славный род – род Текеевых, пока живут и работают на родной земле…»
– И вопрос напоследок. Будучи верными, надежными друзьями до конца ногтей, как говорят в народе, вы заводите себе новых друзей, к примеру, в последнее время?
– Если позволите, отвечу я, – поспешил Семен Алексеевич, – заводить друзей в моем возрасте – что дерево сажать, в тени которого не успеешь посидеть. Крона дерева, которое мы посадили в свое время с Рамазаном, и  благодатную тень дает, и угощает  плодами, и услаждает слух пением птиц, сидящих на его ветках… Так что ему ни замены, ни повторения быть не может…

НА СНИМКЕ: Семен ЛЕСИН с супругой и Рамазан ТЕКЕЕВ.
Фото Таулана ХАЧИРОВА.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях