Что для нас ипподром

23 декабря в 06:31
18 просмотров

Уважаемая редакция! В прошлом году на территории детско-юношеской конноспортивной школы КЧР был торжественно заложен первый камень, символизирующий начало строительства республиканского ипподрома. В этом году, как мне известно, тема получила свое развитие – ведется работа по проектированию и дальнейшему строительству ипподрома. И мы, специалисты по коневодству, с нетерпением ждем, когда в нашей республике появится этот долгожданный объект.
Долгожданный, потому что согласно постановлению бюро областного комитета партии и облисполкома № 111 от 14. 01. 1980 г. он должен был появиться в Карачаево-Черкесии еще более тридцати лет назад.

Уважаемая редакция! В прошлом году на территории детско-юношеской конноспортивной школы КЧР был торжественно заложен первый камень, символизирующий начало строительства республиканского ипподрома. В этом году, как мне известно, тема получила свое развитие – ведется работа по проектированию и дальнейшему строительству ипподрома. И мы, специалисты по коневодству, с нетерпением ждем, когда в нашей республике появится этот долгожданный объект.
Долгожданный, потому что согласно постановлению бюро областного комитета партии и облисполкома № 111 от 14. 01. 1980 г. он должен был появиться в Карачаево-Черкесии еще более тридцати лет назад.
Но строительство ипподрома на месте непостроенного аэропорта около а. Псыжа так и осталось в планах.
Дело в том, что после московской Олимпиады строительство подобных объектов было на время запрещено – не позволял бюджет страны. За нарушение этого запрета был наказан министр сельского хозяйства Калмыкии. Но калмыки оказались молодцами: и ипподром построили, и министра сохранили.
Со временем ипподромы были открыты в Краснодаре и Махачкале. А потом и во всех республиках Кавказа, кроме КЧР. Конечно же, сказывалось и двойное подчинение КЧАО – краю и центру.
Тем временем территория аэропорта была роздана под индивидуальное строительство. Предлагаемые комитетом по землеустройству другие участки по тем или иным причинам отвергались. Главное, как считали мы, инициаторы строительства, и специалисты, ипподром не может быть на задворках. Мнение «Лишь бы был круг и трибуна, пусть даже примитивная» для нас было неприемлемым. На наш взгляд, ипподром является одним из атрибутов государственности субъекта.
Наконец, в начале двухтысячных пришли к современному участку, который отвечает всем требованиям. Он находится в центре республики, между двумя городами, на туристической трассе, доступен для всех слоёв населения.
Японцы участок под ипподром отвоёвывают у моря, а французы на побережье для проведения рысистых испытаний (бегов) используют момент морского отлива.
Слава Всевышнему, нам не надо ждать с моря погоды. Глава Усть-Джегутинского района Наполеон Борлаков, вняв важности этого предприятия для населения республики, сразу же подписал акт отвода участка, с одним лишь пожеланием: счёт открыть в банке города Усть-Джегуты. С некоторым скептицизмом, мол, «нашли время», документ подписал и начальник управления сельского хозяйства района, один из лучших хозяйственников того времени Хусей Лайпанов. Поторговавшись, подписал и руководитель СПК «Кубанский» Исмаил Эркенов. Мы на него не были в обиде, он радел за коллектив.
По инициативе министра сельского хозяйства Азрет-Алия Текеева земля хозяйству была возмещена. Ведь речь шла о более чем 80 га благодатной поливной земли. Такое количество мы запросили из расчёта, чтобы наш ипподром несколько отличался от ипподромов соседей, чтобы привлекал спортсменов.
Предполагалось одну скаковую дорожку сделать зелёной, 1000-метровку сделать прямой, и непременно – стипль-чезскую трассу (англ. steeplechase – скачки с препятствиями). Это должно было привлечь не только соотечественников, но и зарубежных спортсменов.
Безусловно, мы полагались и на авторитет мастеров-жокеев: Ивана Попова (Физера), Османа Узденова, Сагита Каппушева, Хаджи-Мурзы Эдикова, Юрия Нежильского, Ануара Ажмакаева, Дагира Шидакова и других мастеров спорта, стиплеров Алхаза Каппушева, Хаджи-Махмута и Магомета Токовых, Хасана и Хусея Касаевых, Ахмата Эркенова и других. Их мнение дорогого стоит. Например, Хусей Касаев занесён в Книгу витязей Чехословакии.
А Магомет Токов на одном из ипподромов Великобритании на жеребце Тазар выиграл престижный приз с хлыстом не в руках, а в зубах, чтобы сладить с трудно управляемым «тягучим» животным. Это был фурор. Об этой уникальной победе писали газеты, за 200 лет существования ипподрома такое там видели впервые. И думаю, этот дерзкий вызов на родине чистокровного коннозаводства ещё не повторён.
Вообще, каждый из перечисленных мастеров-жокеев достоин отдельного рассказа.
Например, Алхаз Каппушев участвовал в Большом Пардубицком стипль-чезе – самых тяжелых скачках в Европе и вторых по трудности в мире в самое сложное время советско-чехословацких отношений. Чехи буквально со старта брали Алхаза в «коробочку» – пусть выиграет кто угодно, но только не советский.
С Пардубицкого ипподрома чехи перенесли свою неприязнь на Московский. В том году «Митинг» (международные соревнования социалистических стран) проходил в Москве. Алхазу Каппушеву нужна была одна победа, чтобы получить почётное звание «мастер спорта международного класса». Алхаз победил, но чеху-судье на старте удалось убедить судейскую коллегию, что советский спортсмен «вырвал» старт. В то время стартовых боксов не было. Зато для всех конников памятна победа Алхаза на Всесоюзном «Дерби» в Пятигорске (Московский ипподром был на ремонте) на жеребце Заказнике. Рекорд, установленный им, продержался более десятка лет.
Заказник достался Алхазу не по жребию. На вопрос директора Пятигорского ипподрома и авторитетнейшего человека по чистокровной породе лошадей А. Саламова о том, выиграет ли Заказник «Дерби», Иван Андреевич Фомин, тренер главного конного завода в СССР «Восход» в Краснодарском крае, ответил: «В жеребце сомнений нет, но у меня нет жокея, чтобы с ним справился». Авраам Захарович посоветовал: «Возьми Алхаза, он на соревнованиях в Нальчике». Так и сделали.
И самое главное, Алхаз Каппушев подарил стране двух талантливых жокеев: Магомета и Мурзабека, их знает вся страна. На мой взгляд, самым талантливым был средний брат Расул, но, к сожалению, он сверкнул, как солнечный лучик, и угас…
Я неслучайно так подробно остановился на наших мастерах. Это – еще одно доказательство нужности ипподрома, ведь земля наша богата талантами, в том числе и в конном спорте, но для их развития нужна соответствующая база!
Ипподром – это зона отдыха для людей, рабочие места, возможность для занятия всеми видами конного спорта. Это конный прокат и лечебно-профилактическая езда, в особенности при ДЦП. Это духовное воспитание молодёжи при общении с таким благородным созданием, как лошадь.
А главное предназначение ипподрома – это тренинг и испытание лошадей как важная часть селекционно-племенной работы в коневодстве. Без тренинга эта работа неполноценна.
На территории будущего ипподрома уже работают конноспортивная школа и прокат, проводятся занятия по иппотерапии. Спасибо за это председателю комитета по конкуру Федерации конного спорта КЧР Хасану Хубиеву.
Назначение директором строящегося ипподрома Халиса Мамаева – настоящего профессионала, имеющего опыт работы на конных заводах и на ипподроме, убеждает нас в серьёзности намерений руководства республики. И мы очень ждем, когда наконец в КЧР произойдет это важное и нужное событие – открытие ипподрома!

К.-Г. УРУСОВ,
ветеран труда, заслуженный работник сельского

хозяйства КЧР, специалист по коневодству.

Поделиться
в соцсетях