На «фазенде» у Чомаевых

Вчера в 14:47
2 просмотра

      В переводе с португальского «фазенда» – крупное земледельческое или скотоводческое поместье в Бразилии. А еще это слово можно перевести как «ферма». Моя героиня Елизавета Чомаева и вся ее семья так называют маленький домик с приусадебным участком в хуторе Теплом, что на окраине станицы Преградной, который они построили, чтобы быть поближе к животноводческим помещениям, где они содержат скот, разведением которого занимаются около пятнадцати лет.

      В переводе с португальского «фазенда» – крупное земледельческое или скотоводческое поместье в Бразилии. А еще это слово можно перевести как «ферма». Моя героиня Елизавета Чомаева и вся ее семья так называют маленький домик с приусадебным участком в хуторе Теплом, что на окраине станицы Преградной, который они построили, чтобы быть поближе к животноводческим помещениям, где они содержат скот, разведением которого занимаются около пятнадцати лет.
Из официальной справки: Урупский район является высокогорным аграрным районом, на территории которого проживает около 23 тысяч жителей. Учитывая сложившиеся традиции, рельеф местности, природно-климатические условия, 80 процентов трудоспособного населения заняты в агропромышленном комплексе.
– Сегодня на территории района, – рассказывала специалист отдела муниципального земельного контроля, сельского хозяйства, экономики и охраны окружающей среды администрации Урупского района Фатима Тохтаулова, – функционируют несколько крупных юридических сельскохозяйственных организаций, таких как «Агролаба», 58 крестьянско-фермерских хозяйств, 26 из которых занимаются разведением скота. В число последних входит и хозяйство Чомаевых, которое до трагической гибели возглавлял Сеит-Баттал Харшимович, муж Елизаветы Магометовны. Хозяйство у них большое и, можно сказать, образцово-показательное.
Поженились Сеит-Баттал и Елизавета не в самые легкие для страны и республики годы – начало девяностых прошлого столетия. Но разве трудности могут испугать зеленчукского парня, родители которого всю сознательную жизнь трудились на родной земле и детей приучили к этому с ранних лет? В такой же семье росла и Елизавета, только рядышком, в Урупском районе.
На границе этих двух районов и решила молодая пара организовать свое собственное дело. В урочище Барануха присмотрели, а затем и приобрели старенькую кошару, в которую вложили столько труда, что не передать словами. Но таковы Чомаевы – глаза страшатся, а руки делают. Занялись разведением овец, потом приобрели на развод крупный рогатый скот, лошадей. Отважились даже на пчел.
Старшую дочь Марьям Сеит-Баттал посадил на лошадь уже в три года, сейчас у Марьям уже свой сынишка Карим подрастает, а лошадью она управляет, как опытный наездник. Не отставала от старшей сестры и Алина, которая сегодня, несмотря на юный возраст – 14 лет, является главной помощницей мамы.
После гибели мужа (Сеит-Баттал Харшимович погиб в автокатастрофе) у Елизаветы Магометовны поначалу руки опустились, думала ферму продать, но дети вместе с зятем, а также брат Казбек Джуккаев уговорили этого не делать, обещая всяческую поддержку и помощь. Так всей своей дружной семьей управляются они с большим хозяйством, в пору окота и отела вообще сутками пропадая на ферме.
На своей старенькой редакционной «Волге» мы попытались добраться до животноводческих помещений Чомаевых, но разлившаяся река не позволила это сделать. Поэтому, стоя на пригорке, мы с фотокорреспондентом Аленой Распутиной наблюдали, как «чомаевский» скот разбрелся по косогору, высматривая молодую зеленую травку – в день нашего приезда на Урупе стояла теплая и солнечная погода.
Поговорили мы с Елизаветой Магометовной и о проблемах, которые волнуют местных фермеров. Главная – реализация продукции.
– Закупочные цены на молоко и мясо низкие, – говорила моя героиня. – Было бы на территории района больше перерабатывающих предприятий – была бы конкуренция. И мы, фермеры, не были бы внакладе, и молодежь оставалась бы работать на селе, так как появились бы новые рабочие места.
– Елизавета Магометовна, хотите, чтобы ваше дело продолжил кто-то из родных? – поинтересовалась я.
– Когда муж был жив, он всегда говорил – кто захочет работать на земле, тот и продолжит мое дело.
– Может, это будет Карим?
– Время покажет, – ответила моя героиня.

Полина СЕМЕНЧЕНКО.
Фото Алены Распутиной.

Полина СЕМЕНЧЕНКО
Поделиться
в соцсетях